Зачем ХАМАС начал?

несокрушимая скалаМожно сколько угодно говорить о том, что ракетные обстрелы были и до «размежевания». Это так же соответствует действительности, как и то, что до соглашений Осло тоже были теракты. Вот только если раньше арабский фанатик бросался на еврея с ножом, после пресловутых соглашений террористы стали использовать автоматическое оружие и взрывчатку. База в Иудее, Самарии и Газе после «Осло» позволила им вести войну на совершенно ином уровне.

Отступление из Газы создало террористам плацдарм, где ХАМАС может накапливать контрабандные ракеты и строить мастерские для производства своих собственных. В Иудее и Самарии этого нет только потому, что там постоянно находится Армия обороны Израиля. Не желая вернуть себе Газу, Израиль вынужден терпеть постоянно возрастающую угрозу и регулярно чистить сектор, неся потери среди солдат и мирных жителей Юга, не говоря уже о финансовой составляющей вопроса. Согласно статистике издания NEWSRU, среднегодовое количество ракет из Газы после «размежевания» выросло в 6 раз.

Нынешняя эскалация инициирована ХАМАСом. В последние недели израильские службы безопасности нанесли серьёзный ущерб инфраструктуре организации в Иудее и Самарии, арестовав десятки активистов ХАМАСа — как идеологов, так и боевиков — и овладев в ходе поисков похищенных еврейских подростков большим количеством документов и материалов. По мере изучения и обработки всей захваченной информации ущерб будет расти. В большой мере именно как ответ на это унижение ХАМАС начал нынешнюю конфронтацию.

Война с Израилем — и как можно более жестокая — нужна ХАМАСу для того, чтобы отвлечь население сектора от экономических и социальных проблем обнищавшей под руководством террористов Газы. Война сплотит жителей и заставит хотя бы на время забыть о коллапсе экономики. Ну а после, вероятно, Катар подбросит финансов для восстановления пострадавшего от «сионистской агрессии» оплота «Братьев-мусульман».

Цель израильского правительства проста — прекратить обстрелы израильских городов. По-настоящему этого можно добиться, лишь вернув сектору Газа статус Иудеи и Самарии, то есть заново введя войска и отстроив разрушенные в 2005 году поселения. Но на это не способны сегодня ни нынешнее правительство, ни народ Израиля в целом.

Без постоянного присутствия Армии обороны Израиля в секторе любая, даже самая основательная операция будет лишь временным решением. При этом наземная кампания обязательно повлечет жертвы среди солдат и местного населения, что приведет, соответственно, к недовольству внутри израильского общества и одновременно к мощному международному давлению.

Поэтому правительство старается до последнего оттянуть необходимость сухопутного наступления. Поначалу, когда в кабинете была надежда, что ХАМАС удовлетворится несколькими днями ограниченных по дальности обстрелов, ответные действия носили почти исключительно бутафорский характер. Бомбардировки пустырей были призваны продемонстрировать израильтянам решимость властей, но не распалять террористов.

Тем не менее по мере нарастания интенсивности и дальности ракетных обстрелов ответные налеты израильских ВВС стали осмысленнее. От разрушения домов террористов (меры также скорее показательной, чем эффективной) перешли к охоте за полевыми командирами.

Теперь ситуация может перерасти в реальную войну в любую минуту. Точечными ликвидациями, бомбежками с воздуха по складам с ракетами и пусковым установкам реально повредить ХАМАСу, но вынудить его сдаться вряд ли удастся.

Мобилизация 40 тысяч резервистов тоже может быть лишь способом психологического давления на ХАМАС, но даже одно попадание ракеты с большим количеством жертв вынудит Израиль на широкомасштабное вторжение в сектор.

К сожалению, чтобы добиться результатов, израильской армии потребовалось бы задержаться в секторе не на один месяц. Но и к этому сегодняшний кабинет не готов, как, впрочем, и народ. А главное — оставить сектор после ухода армии будет не на кого. Разгром ХАМАСа наверняка приведет к власти ещё более радикальный «Исламский Джихад» или салафитских сторонников нового Халифата в Ираке и Сирии.

Военная операция в Газе обходится Израилю дорого. Это и расходы, связанные с парализованной на юге жизнью, и ущерб от обстрелов, и стоимость призыва резервистов, и, наконец, цена умных противоракет, сбивающих в полете результаты деятельности умельцев слесарных мастерских Газы.

На днях Юридический форум в защиту Израиля призвал правительство вычесть деньги на покрытие расходов, причиненных обстрелами юга страны, из денежной суммы, постоянно передаваемой Палестинской администрации.

Ведь по сути дела Израиль оплачивает зарплаты «работникам автономии» в секторе, большинство из которых состоят в боевых подразделениях ХАМАСа. Но вряд ли призыв юристов будет услышан. В 2009 году Юридический форум уже подавал иск в Верховный суд против перевода денег в сектор Газа, утверждая, что эта финансовая помощь противоречит израильскому закону о финансировании террора. Однако судьи не приняли доводы Форума и сочли легитимной постоянную финансовую поддержку автономии.

Точно так же Израиль продолжает снабжать сектор Газа электричеством и водой. Вероятно, эти рычаги тоже могли бы вынудить ХАМАС к большему смирению.

Наконец, под предлогом отдаления ракетных установок от стратегических объектов страны Израиль мог бы аннексировать (или по крайней мере занять) северную часть сектора, где были расположены поселения Алей Синай, Дугит и Нисанит и где нет арабских населённых пунктов.

Для главарей ХАМАСа земля, в отличии от жизней рядовых боевиков и мирных жителей, которых совсем не жаль, как раз представляет ценность. Поэтому угроза потери конкретных областей за обстрелы могла бы стать эффективным сдерживающим фактором. Но трудно предположить, что правительство в его нынешнем составе пойдет на подобные меры.

А значит, эскалация продолжится в ближайшие дни и либо сойдет на нет без драматических потрясений для террористов и с большим финансовым ущербом для Израиля, либо взорвется наземной операцией, с жертвами среди наших солдат, но тоже с исключительно временными результатами.

Впрочем, возможно, у нынешней эскалации будет по крайней мере один положительный результат: идея создания между Средиземным морем и Иорданом дополнительного арабского государства потеряет ещё некоторое количество сторонников, отправляя эту концепцию подальше, — туда же, куда ушла надежда некоторых идеологов подарить Асаду Голаны.

Статья приводится в сокращенном варианте.

Александр Непомнящий, 9tv.co.il