В войне с инфарктом все средства хороши

Всероссийский опрос, проведенный недавно фондом «Общественное мнение», оказался неутешительным: 53% респондентов не смогли назвать симптомы инфаркта, 67% не знают, как оказать первую помощь, 85% не в курсе, какие способы лечения есть сегодня.
Результаты опроса комментирует руководитель Центра эндоваскулярной хирургии и лучевой диагностики Новосибирского научно-исследовательского института патологии кровообращения имени академика Е. Н. Мешалкина Минздрава РФ, доктор медицинских наук, профессор Александр Осиев.

–  Александр Григорьевич, получается, что мы мало знаем об инфаркте, а смертность от него зашкаливает. Это как-то связано?
–  В России много ругают здравоохранение, и заслуженно порой, однако высокая смертность при инфаркте – не только его вина. Это исконная российская проблема: люди терпят до последнего, надеются, что само пройдет. А еще – не знают признаки инфаркта. Многие думают, что при инфаркте болит сердце. Но это не так. Обычно предвестником инфаркта бывает сильная боль за грудиной. Она может отдавать в руку, в спину, в живот и очень часто ощущается как комок в горле. Если принять нитроглицерин, боль должна отпустить. Но, если она не проходит, надо немедленно вызвать «скорую».
Существует статистика: до половины пациентов с острым инфарктом умирают на дому, не получив помощи. Даже в Москве люди попадают в стационар в среднем почти через 20 часов после начала приступа, потому что тянут с вызовом «скорой». А ведь если человека доставили в больницу, шансы выжить значительно возрастают.

–  Как можно помочь человеку до приезда «скорой»?
–  Инфаркт – самая частая причина остановки сердца. В этом случае нужно начать сердечно-легочную реанимацию, то есть обеспечить дыхание и массаж сердца. Эти меры наиболее эффективны в первую минуту. Так можно было бы спасти приблизительно 10% из тех, кто не дожил до приезда врачей.

–  Выяснилось, что 67% россиян не знают, что делать.
–  Их надо обучать. За рубежом курсы реанимации проводят и для полицейских, и для пожарных. Есть масса людей, обучившихся просто потому, что им это небезразлично. Такое отношение к проблеме спасло не одну человеческую жизнь.

инфаркт 1–  Какова вероятность, что пациента спасут в больнице?
–  Раньше в стационаре умирало больше половины больных. Первая революция в лечении произошла в 60-е годы, когда появился дефибриллятор. С его помощью можно было «запустить» остановившееся сердце. Смертность снизилась до 20% – больше чем в 2 раза. Вторым крупным событием стало введение тромболизиса. Впервые его выполнил наш кардиолог Евгений Иванович Чазов. Он ввел больному лекарство, растворяющее тромб в артерии, ведущей к сердцу, – и инфаркт не развился. Тромболизис способен снизить смертность еще практически в 2 раза. Третья революция произошла в конце 80-х. Врачи научились ставить в пораженный сосуд специальную конструкцию – стент, чтобы убрать бляшку из просвета. Сегодня в Европе смертность среди пациентов, которым вовремя проведено стентирование, составляет от 2,7 до 8%. Важно, что при этом функции сердца сохраняются, не возникает сердечной недостаточности. Человек не становится инвалидом.

– Стентирование доступно всем?
–  В целом в России дела обстоят по-разному. Я работал в Тюмени, и там мы внедрили эту технологию еще в конце 90-х. Больных, которым необходимо было стентирование, быстро привозили в один центр.
Есть Москва с множеством лечебных учреждений и федерального, и регионального уровня. Есть Сибирь, которая как отдельный регион сегодня участвует в европейской программе Stent for Life. Но есть регионы, где вообще нет ни одного ангиографа для контрастного рентгенологического исследования сосудов. А значит, даже нельзя вести речь о стентировании для больных с инфарктом. Сейчас ситуация меняется. Появилась государственная программа федеральных сосудистых центров. Она реально улучшает ситуацию. Сейчас необходимо сделать так, чтобы в каждом субъекте Федерации был хотя бы один центр по острому коронарному синдрому. Он должен работать 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, а также готовить специалистов для всего региона. Нужно определить оптимальную  транспортную схему довоза больных. Ведь, чтобы стентирование было эффективным, промежуток от того момента, когда пациент поступил в клинику, до момента, когда ему открыли артерию, не должен превышать полутора часов.

–  Сложность России в ее расстояниях. Как быть жителям сел, маленьких городков? В каждом не поставишь по сосудистому центру…
–  Где-то надо продумать схему быстрого довоза больных в близлежащий крупный город. Где-то включить в цепочку врачебных действий тромболизис. После того как тромб растворится и больной стабилизируется, его можно отвезти в крупную больницу и сделать операцию.

–  Это зависит от организации здравоохранения. А сами люди могут что-то сделать?
–  Нужно знать о симптомах инфаркта, помнить, что промедление опасно, овладеть навыками первой помощи. Надо знать, какие скоропомощные больницы работают с острым инфарктом. Если «скорая» застряла в пробке, можно довезти пациента до врачей самостоятельно. Я всегда говорю: в войне все средства хороши.

Источник - alla-astakhova.ru