Сухой закон

С 1 сентября в 7 российских регионах начался эксперимент по введению социальной нормы на потребление электричества. Уложитесь — будете платить дешевле. Нет — гораздо дороже. Повсеместно запустить систему планируют с 1 июля 2014 года. А уже вскоре начнется тестирование социальной нормы на потребление воды — с такой инициативой выступил Минрегион. Причем в пример россиянам поставили экономных израильтян, не льющих воду почем зря.

Брат киловатт

Сухой законРазговоры о социальных нормах на коммунальные услуги велись еще несколько лет назад. Однако эксперты отмахивались от идеи, как от вредной и неисполнимой. Но время шло, дыра в бюджетах всех уровней (особенно региональном) ширилась, и чиновники заговорили о соцнорме на полном серьезе. Так, весной Минрегион объявил о скором старте эксперимента с электричеством. Предполагается, что тарифы для домохозяйств будут устанавливать на региональном уровне, а при необходимости их скорректирует федеральный центр. Так, например, во Владимирской и Нижегородской областях социальная норма определена в 50 киловатт-часов на человека в месяц, в Забайкальском крае — в 65, в Красноярском — в 75, а в Орловской области — в 150 киловатт-часов. Но местные жители и депутаты областного Совета посчитали, что маловато будет, и предложили поднять норму до 200 киловатт-часов.

Считается, что норма должна быть такой, чтобы в нее могли уложиться 70 процентов жителей региона. Правда, практика показывает, что в процессе расчетов это правило чаще всего обходится стороной. К примеру, в Самарской области соцнорму предлагают определить в 150 киловатт-часов в месяц, хотя во многих районах Тольятти на одного человека приходится не менее 200. При этом, заверяют местные жители, используются только самые необходимые бытовые приборы.

Смысл всей этой затеи, конечно, не только отучить россиян транжирить электроэнергию, цена на которую уже скоро доберется до европейского уровня. Власти таким образом хотят избавить бизнес от перекрестного субсидирования, которое в 2013 году в Минэнерго оценили в 232 миллиарда рублей. Если внутри социальной нормы тарифы будут ниже на 5 процентов, а сверх нее — на 60—70 процентов выше, то собранные излишки, по мнению чиновников, позволят снизить нагрузку на предприятия как минимум вдвое.

Но стоит сразу оговориться, что население де-факто и так всегда платило по «экономически обоснованным тарифам» — через инфляцию. Ведь производителям товаров и услуг никто не запрещал закладывать повышенные для бизнеса тарифы на электроэнергию в стоимость конечной продукции. Наконец, нет гарантий того, что вырученные от введения соцнормы деньги останутся в экономике, причем не в карманах ДЕЗов, а реально в виде снижения тарифов для бизнеса.

 

«Если не будет произведено никаких действий по снижению издержек сетевых компаний, то они просто получат дополнительную выручку и никакие тарифы снижать не будут, — говорит директор по энергетике Группы НЛМК Александр Старченко. — Население просто станет платить больше — и все!»

 

С социальными нормами на воду история примерно такая же, только мотивы у чиновников другие.

Если в кране нет воды

 

По данным Минприроды, в прошлом году в нашей стране общий объем забора пресных вод для различных нужд составил 58,8 миллиарда кубометров. Из них только 9 миллиардов кубов было потрачено на бытовые нужды населения. То есть около 93 кубометров в год на человека, пользующегося центральным водоснабжением. Или около 250 литров в сутки. При этом почти столько же — 7,5 миллиарда кубометров — потерялось при транспортировке. Иначе говоря, вытекло через старые дырявые трубы.

 

То, что каждый восьмой литр пресной воды в России утекает сквозь пальцы, и стало главным аргументом в пользу введения социальной нормы еще и на воду. Мол, будьте экономнее и помогайте нам чинить трубы. Например, в 2006 году стоимость реконструкции всех водопроводов и канализации оценивалась в 430 миллиардов рублей. Одна только инфляция уже должна была увеличить эту сумму как минимум до 700 миллиардов. Особенно сильно страдает Черноморское побережье. В Новороссийске этим летом от пересыхания водохранилища и износа водопровода пострадало около 50 тысяч человек. В том смысле, что в их кранах кончилась вода. На реконструкцию системы водоснабжения местные власти выделили миллиард рублей. Вот эти деньги, только в масштабах всей страны, и решено взять из карманов населения, введя норму на потребление воды.

Пока власти еще только обсуждают, как именно ее рассчитывать. В Москве, например, если у вас не стоит счетчик, платить придется как минимум за 11 кубометров в месяц, или почти 320 литров в сутки на человека. На первый взгляд кажется, что это очень много. В конце концов, заставить себя выпить даже положенные два литра воды в сутки — уже подвиг. Ну а вылить 320 литров просто нереально. Однако проведем эксперимент.

Если подставить под кухонный кран бутыль объемом в 5 литров, то она заполнится под средним напором за минуту. Аналогичный объем в душе выльется уже за 18 секунд. Получается, что означенных 320 литров хватит менее чем на полтора часа мытья посуды или на 23 минуты душа в день. И это не считая стиральной машины и, простите, унитаза, который за один «сеанс» смывает в канализацию 8—10 литров воды.

К каким же нормам нас готовят власти? Например, согласно целевой программе «Чистая вода Москвы» предполагается к 2020 году снизить потребление воды в городе до 160 литров в сутки на человека. Это уже 9 минут душа в день. Также начали появляться данные о расточительстве россиян по сравнению с европейцами. Так, немцы, французы и финны в сутки потребляют по 120—130 литров. Из них во Франции, скажем, первые 67 литров оплачиваются по 0,83 евро за кубометр, следующие 112 литров — по 1,53 евро, а все, что свыше, — по 2,04 евро. По таким тарифам московские 11 кубометров стоили бы 800 рублей в месяц. Значит, мы сейчас имеем те же европейские тарифы на воду. Но в отличие от разных там французов не экономим. Это какой же должен быть тариф, чтобы отучить россиян лить воду?

Парадокс еще и в том, что на самом деле никакого расточительства в использовании воды в нашей стране не наблюдается. По словам председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галины Хованской, расчетные объемы потребления (те, что обозначены в платежке) в той же Москве завышены в три раза по сравнению с реальными. Мы провели небольшой опрос среди москвичей, установивших счетчики, и выяснили, что многое зависит от дома и управляющей компании. Где-то на человека уходит около 5—6 кубометров (160 литров), а где-то — те же самые 11 кубов в месяц.

Отчего же такой разброс? Все просто. Управляющие компании пытаются распределять потребление воды пропорционально между квартирами, поэтому часто владельцы счетчиков платят и за соседей-транжир, у которых никаких счетчиков нет. Это вписывается в строку «общедомовые нужды». Запутанность системы расчета услуг может просто нивелировать все плюсы от введения социальной нормы.

Хотя на самом деле плюсов никаких нет, поскольку уже сегодня мы реально расходуем примерно столько же воды, сколько и рачительные европейцы, и платим за нее не меньше. Эффект от введения нормы потребления воды может быть только один — возмущение жителей фактическим повышением стоимости коммунальных услуг. Причем значительным повышением — вода в отличие от электричества уже сейчас стоит достаточно дорого.

«В аргументации власти нарушена логика, — считает ведущий юрисконсульт фонда «Институт экономики города» Дмитрий Гордеев. — Если в социальную норму должны вписаться 70 процентов россиян, то каким образом оставшиеся 30 процентов транжир смогут дать достаточное количество денег для реконструкции водопроводов? Для этого придется вместе с соцнормой повышать и тарифы до экономически обоснованных, иначе усилия бесполезны. Около 50 процентов россиян за свои деньги получают фактически техническую воду, непригодную для питья».

Эксперты сходятся во мнении: пока в России присутствует высокая доля коррупции в системе ЖКХ, гарантировать, что дополнительные доходы коммунальных предприятий будут потрачены на «дело благое», практически невозможно. В реконструкции нуждается сама система ЖКХ. Ведь только по официальным данным в 2011 году по коррупционным схемам из отрасли утекло более 5 миллиардов рублей.

Артем Никитин, Итоги