Слово Торы: главы «Матот-Масэй»

Недельная главаОбъясняя законы обетов[1] и клятв р. Бехаи приводит галахическую разницу между обетом (недер) и клятвой (швуа): первое, поскольку запрещает человеку предмет, распространяется даже на заповеди (например, если человек запрещает себе Тфилин), а второе, поскольку человек клянётся чего-то не делать, не касается заповедей (ведь каждый уже «заклят со времён горы Синай» исполнять заповеди и не может обещать обратное).

Далее, ближе к концу комментария р. Бехаи приводит Мидраш, где не только говорится о страшном запрете клятвопреступления («всякий, осквернивший клятву, отрицает Б-га, и нет ему прощения в этом мире»), но и приводится, что даже правдиво клясться не следует. «Сказал Святой, благословен Он, Израилю: не думайте, что разрешено клясться Именем Моим правдиво! Вы не вправе клясться Моим Именем, пока не будут в вас все качества следующие (Дварим, 10): «Б-га Вс-сильного своего бойся, Ему служи, к Нему прикрепись, и Именем Его клянись» (т.е. пока человек не достигнет уровня «прилепленности», постоянной прикреплённости к Б-гу – в делах, мыслях, чувствах – даже правдиво клясться Именем Б-га запрещено).

В следующем отрывке приводится этимология понятий. В начале главы сказано: «Когда даст человек обет Б-гу». Объясняет р. Бехаи, что «обет (недер - נדר)» — от слова жилище (дира - דירה)», и сказано «для Б-га», поскольку Он – Жилище всего мира, Место мироздания. И семь качеств (связанных с семью днями творения) происходят от того высокого, изначального уровня Творения, которые назван «жилище мира». И слово «клятва (швуа - שבועה)» — от слова «семь (шева - שבע)» (тут ещё одно объяснение того, почему обет сильнее клятвы, выше её, и распространяется даже на заповеди). Нарушающий обет отталкивается, отказывается от того Жилища мира, и нарушающий клятву исключается из семи качеств…»

Мистический комментарий помогает понять простой смысл: нарушителям обетов и клятв «нет прощения в этом мире», поскольку по сути оба понятия восходят к первым двум уровням Творения, получается, что нарушитель идёт против творения, выпадает из него, и поэтому ответственность за преступление выводится за рамки этого мира…

[1] Слово «недер (נדר)», строго говоря, не переводится как «обет»: в классической талмудической трактовке человек, который берёт недер, запрещает себе что-либо, приравнивая запрещаемую вещь к чему-то уже запрещённому. Например, говорит: эта еда для меня – как жертвоприношение. Жертвы во времена Храма запрещено использовать для личных нужд, значит, и еда, которую человек «схватил» (итпис - התפיס) своим недером, становится запрещённой. 

Раввин Исроэль Зельман