Слово Торы: глава «Вайелех»

Недельная глава«Сто двадцатилетний я сегодня, не могу больше выходить и входить (лацет ве-лаво — לצאת ולבוא), и Б-г сказал мне: не перейдёшь Иордан этот». Смысл этих слов учителя нашего Моше нелегко понять: что означает фраза о невозможности «выходить и входить»?

Рабейну Бехаи сначала даёт простое объяснение, а потом цитирует великих толкователей прошлого. «Не могу выходить и входить» говорится о войне – не могу больше делать так, как делал доныне в войнах с эморийскими царями Сихоном и Огом.

Рамбан объяснил, что таким образом Моше хотел утешить народ, опечаленный его близкой кончиной (т. е. просто ради успокоения людей Моше сказал, что «совсем ослабел»), хотя конечно сила его сейчас была такой же, как сорок лет назад, как свидетельствует Писание о моменте его смерти: «Не потускнел глаз его, и не текла слизь из него». И тут Моше желал усилить их сердца и возвестить им, что Йеошуа, служитель его («мешарто»[משרתו] – титул из гл. «Ки тиса», показывающий, что Йеошуа не только учился, но и служил, помогал во всём учителю) займёт место Моше и заведёт их в Землю.

И мудрецы (в Мидраше) прокомментировали, что «не могу больше выходить и входить» касается слов Торы и учит, что «заткнулись перед ним источники Мудрости (маянот Хохма — מעינות חכמה)». И это было чудом, совершённым, чтобы не переживал, и чтобы не увеличилась печаль его о смерти. И ещё по другой причине – чтобы взял Йеошуа власть и царство при жизни Моше».

Два утешения упомянуты в комментарии. Первое для народа – учеников Моше. Чтобы они не слишком переживали о кончине Моше нужно было сказать (хотя это и не соответствовало действительности), что Моше совсем состарился, что он уже всё равно физически не в состоянии руководить. Второе утешение – для самого Моше. Чтобы успокоить его – покидающего мир, где можно совершать заповеди, исправлять себя и реальность, надо было совершить чудо, лишив Моше доступа к «источнику Мудрости». Ведь тогда пересилит желание умереть, т. е. перенестись туда, где познание, приближение к пониманию Б-жественной Истины продолжится. Величайший из законоучителей не будет сильно переживать о расставании с миром, где можно совершать заповеди, не имея доступа к Мудрости Торы.

Раввин Исроэль Зельман