Слово Торы: глава «Ваигаш»

В начале главы, уговаривая египетского властителя (под чьей маской скрыт Йосеф) не брать Биньямина в рабы, Йеуда говорит: «Брат его умер, и остался он один…» (т.е. Йеудаговорит замаскированному Йосефу, что Йосеф умер; Раши комментирует: это было ложью, которую Йеуда произнёс от страха: ведь если сказать властителю, что Йосеф жив, тот может потребовать привести Йосефа, как потребовал привести Биньямина).

Раби Меир-Симха («Мешех Хохма») объясняет слова Йеуды по-другому: по его мнению во фразе о смерти Йосефа не было никакой неправды.

Раби Меир-Симха пишет: «По их мнению (по мнению братьев), исходя из их представлений о связи между Йосефом и Яаковом (т.е. их большой любви), если бы Йосеф был жив, то точно известил бы отца о своём местонахождении. И это называется «несомненное» («бари» [ברי], талмудическое понятие, означающее совершенную уверенность человека в том, что он говорит в суде), как то приводит Раши на 22-ом листе талмудического трактата Ктубот. Там сказано: «Учили мудрецы: если два свидетеля говорят, что муж умер, а другие два говорят, что жив, женщина не имеет права выходить замуж. Если же вышла замуж (после прихода первых двух), а потом пришли те, кто утверждают, что муж жив, не заставляем разводиться — в случае, если говорит: «Несомненно для меня (бари ли ברי לי)» (что муж умер), и объясняет Раши: «Женщина говорит: сердце моё не переживает, потому что для меня несомненно: если бы был жив, то пришёл бы».

Заметим, что некоторые мудрецы не были согласны с этим объяснением Раши и с тем судебным решением, которое из-за этого получается. Например, р. Нисим (Ран) считал, что приведённого у Раши заявления женщины недостаточно, чтобы не заставлять через суд развестись с новым мужем (в ситуации противоречия в показаниях свидетелей): по мнению р. Нисима только когда жена утверждает, что сама видела смерть предыдущего мужа, ей разрешается остаться с новым супругом. Из вышеприведённого комментария видим, что р. Меир-Симха придерживался точки зрения Раши: Йеуда уверенно сказал о том, что Йосеф умер, и он не сомневался в этом как раз потому, что если бы Йосеф был жив, то обязательно бы дал о себе знать отцу…  

раввин Исраиль Зельман