Слово Торы: глава «Тецаве»

Недельная главаРабейну Бехаи, говоря об одеждах первосвященника, пересказывает с комментариями отрывок трактата Арахин (лист 16): «Сказали мудрецы: так же, как жертвы дают искупление, так и одежды священника дают искупление, и поэтому стоят в Торе рядом два отрывка – о жертвах и о восьми одеждах.

Хошен (нагрудник) даёт искупление за [грехи] судей, как сказано (Шмот, 28): «И сделаешь нагрудник суда». Эфод (фартук) даёт искупление за идолопоклонство, как сказано (Ошея, 3): «И нету фартука и идолов». Меил (плащ) даёт искупление за злословие, как сказано (на этой одежде снизу были колокольчики): «И послышится звук его («коло» — [קולו], т. е. букв.: «голос его»)»: пусть придёт вещь, имеющая голос, и даст искупление действию голоса… Ктонет Ташбец (рубаха плетёная) даёт искупление за грех кровопролития, как сказано (о продаже Йосефа): «И окунули рубаху в кровь», и у этой одежды есть сходство с той рубахой Йосефа – она тоже прилегала к телу, и тоже была украшенной. Мицнефет (шапка) даёт искупление за [поступки] высокомерных: пусть придёт вещь, которая на высоте, и даст искупление действию, связанному с высотой (возвышением себя). Авнет (пояс) даёт искупление за помышления сердца, и длина пояса была – 32 локтя (числовое значение слова «лев», т. е. «сердце). Циц (золотая пластинка на лоб с надписью «Святыня для Б-га») даёт искупление за «наглость лба», как сказано (Йирмия, 10): «И лоб [как у] блудницы был у тебя». В начале главы не упомянуты две одежды: Циц и Михнасаим (брюки). Первая не упомянута, поскольку это не одежда, а инструмент (кли — כלי), вторая – поскольку тут упомянуто всё, что Моше должен был одевать на Аарона, а брюки коhены одевали сами. Михнасаим давали искупление за грех разврата».

Классическая проблема: как можно сравнивать жертвы, дающие искупление человеку, который раскаялся (ведь приносит жертву), с одеждами, которые, как видно, дают искуплению любому, даже злоумышленному и не исправленному греху?

Конечно, Талмуд не имеет в виду, что убийцу или развратника не надо казнить, или что не обязательно исправлять качества высокомерия или наглости, когда существует Храм и одежды священника «дают искупление». Воздействие одежд, о котором идёт речь, снимает разрушительное воздействие греха на мир, чья гармония повреждается из-за преступлений – как уголовных, так и нравственных: это во времена Храма устранялось одеждами коhенов. Самому же грешнику, конечно, всё равно было необходимо раскаяние и/или наказание – для очищения его собственной души.

Раввин Исроэль Зельман