Слово Торы: глава «Насо»

Недельная главаГоворя о женщине, подозреваемой в супружеской неверности и называемой «Сота» («совратившаяся»), Тора упоминает вещи, используемые при страшной процедуре «выведения на чистую воду» (выражение пошло отсюда: женщину поили водой, чтобы выяснить правду): упоминаются вода, земля (из земляного пола Храма) и глиняный сосуд.

Пишет р. Бехаи: «Почему это делается с помощью воды, которая с небес, и праха, который из земли? Сказали в трактате Сота (лист 17): «Из-за чего сказала Тора принести прах для Соты (женщины, подозреваемой в измене)? Удостоится (т. е. если окажется, что не изменяла), выйдет из неё сын, подобный Аврааму, праотцу нашему, о котором написано (Берешит, 18): «А я – прах и пепел»; если не удостоится – вернётся во прах».

Далее р. Бехаи цитирует отрывок из того же трактата о связи наказания с преступлением («она поила любовника отличным вином из красивых бокалов, поэтому Коhен (при проверке её) поит её горькой водой из глиняной склянки и т.д.»), и добавляет: «И если поразмыслишь хорошо о глиняном сосуде, найдёшь намёк, что она не удостоится восстать вместе с ним при оживлении мёртвых, ибо будет как глиняный сосуд разбитый, который не исправить: если блудила,пропадёт из мира этого и из мира будущего, ведь та, что блудит при муже, подобна служителю двух сил (двух божеств). Поэтому сказано о сосуде глиняном, а не стеклянном, ведь стеклянный можно исправить (нагреть осколки и использовать), и мёртвые в будущем оживут, что выводится, в частности, и из исправления битого стекла.

Тут – тайна сказанного мудрецами о заклятии Соты, приведённом в Торе: «И скажет женщина: амен, амен!», — «амен – от мужчины этого, амен – от мужчины другого (по простому смыслу в Талмуде сказано о заклятии, связанном как с последним любовником, так и с предыдущими), т. е. «амен» — от того мужчины, который её суженый душой и телом, и «амен» — от того любовника, с кем была, что отсечётся душа её от соединения с ними, и не будет ни с одним из них».

Откровение комментария – то, что физическое наказание Соты не спасает её от духовной кары (в отличие от остальных земных казней), и даже у её любовника может быть исправление и спасение, у неё же, поскольку как будто служит двух божествам, — нет. Ещё одно указание на главную, цементирующую функцию женщины в семье: именно из-за величия и важности её роли так страшен, так неисправим её грех против брака. 

Раввин Исроэль Зельман