Слово Торы: глава «Мишпатим»

Недельная главаКомментируя первую фразу главы – «Вот законы, которые поместишь перед ними», р. Бехаи приводит из Талмуда традиционную трактовку: «поместишь перед ними», а не перед народами-идолопоклонниками. Это указывает, что нам запрещается судиться в нееврейских судах (аркаот — ערכאות), даже если в данном конкретном случае нееврейский закон совпадает с нашим.

Рабейну Бехаи пишет: «Известно, что оставляющий наши суды и судящийся в нееврейских совершает такое нарушение, которое стоит нескольких. Как мы знаем, убийство – из грехов тяжких, ибо сказано, что уничтожающий одного как будто уничтожает весь мир(подобно Каину, который одним убийством погубил половину своего поколения). И однако грех грабежа и грех осквернения Святости Имени Творца хуже убийства. Ведь убийце может проститься грех, если он раскается, как и случилось с Каином. А грабёж не исправим с помощью раскаяния: пока не будет возращено украденное, грех не будет прощён. И также (Талмуд, Йома, 86) грех осквернения Имени – окончательно искупает только смерть грешника.

И оба этих преступления – грабёж и осквернение Имени – происходят из-за участия в нееврейских судах. Ведь всякие деньги, которые получают по приговору их судов для нас – как грабёж (деньги можно изъять у другого еврея только по постановлению раввинского суда), а само участие в судах народов-идолопоклонников оказывает почтение и славу их божествам (чьими именами всю историю клялись во время процессов), что оскверняет Имя Творца, не дай Б-г».

Почему рабейну Бехаи сравнивает участие в судах именно с грехом убийства (казалось бы, самым неисправимым) и говорит, что раскаявшийся убийца получает прощение, ведь в Торе сказано, что «не простится, пока не будет пролита кровь убийцы»? Как очевидно, речь о случае, когда нет свидетелей преступления (и земной суд бессилен), а убийца глубоко раскаялся: в такой ситуации Творец может простить.

Грабитель же никогда не будет прощён, пока не вернёт (или не возместит) украденное, поэтому получается, что в смысле исправления содеянного грабеж хуже. То же касается явного неуважения к Создателю (проявляемого участием в идолопоклонских судах), раскаяние не завершает дело: пока грешник не умрёт, прощения нет. Разумеется (на всякий случай отметим это), тут речь только о процессе, в котором участвуют два еврея, именно в этой ситуации оппоненты обязаны решать дело только в еврейском суде.

Раввин Исроэль Зельман