Слово Торы: глава «Микец»

Недельная главаЙосеф, ещё не узнанный братьями, говорит им: «Если вы правдивы, брат ваш один будет заключён под стражу, а вы идите, принесите продовольствие в голодные дома ваши…» Далее сказано: «И говорил с ними (Йосеф), и взял у них Шимона, и заключил его перед их глазами».

Рабейну Бехаи подмечает следующую галахическую деталь: «Задержал Шимона, чтобы отделить его от Леви, с которым Шимон мог задумать против Йосефа что-нибудь подобное сделанному в Шхеме (город Шхем был разорён Шимоном и Леви – см. гл. «Вайишлах»), причём, Йосеф вынужден был взять у них заложника сам, по своему выбору: предложить ему его братья не могли.

Отсюда выучили наши мудрецы, благословенна их память, что если враги скажут: дайте нам одного еврея, и мы его убьём, а если нет, то убьём всех, пусть воюют (йилахаму — ילחמו) и погибнут все, но не передадут врагам одного из евреев; если же враги выбрали сами одного и сказали: дайте нам такого-то, то дают им, чтобы не погибли все».

После этого р. Бехаи цитирует известный отрывок из Книги пророка Шмуэля: маршал Йоав осадил город, где прятался восставший против царя Давида Шева бен Бихри, и чтобы спасти город старейшая жительница скинула с городской стены голову еврея-бунтовщика.

Вроде бы несложный галахический комментарий р. Бехаи скрывает тонкую деталь. В Йерусалимском Талмуде (трактат Трумот), где приводится упомянутый закон, имеется спор р. Шимона бен Локиша и р. Йоханана. По мнению первого, выдать еврея (даже определённого врагом) можно только если этот еврей осуждён на смерть (как Шева бен Бихри, восставший против царя-помазанника). И даже это мнение подвергается сомнению с нравственной стороны. Получается, что р. Бехаи мог смотреть на ситуацию с Йосефом тремя способами. Или он считал, что, несмотря на тон Йерусалимского Талмуда (и установление Маймонида, который тоже разрешил выдать, только если названный еврей осуждён на смерть), позволено выдать еврея, определённого врагом, даже если тот невиновен. Или р. Бехаи желает намекнуть, что братья, смирившиеся с арестом Шимона, понимали, что он, Шимон, несёт на себе главную вину (вплоть до самого страшного наказания) за осуждение Йосефа – ведь именно он предложил Йосефа казнить. Или в данном случае (и такое объяснение представляется наиболее «мягким» и удобным) речь вообще не шла о казни Шимона, а только о временном заключении, и для данных обстоятельств можно было положиться на мнение, разрешающее выдать ради спасения остальных даже невиновного человека.

Раввин Исроэль Зельман.