Слово Торы: глава «Бешалах»

Недельная главаМоше должен был после великого чуда Рассечения вернуть море в обычное состояние: «И простёр Моше руку свою на море, и вернулось море наутро к могуществу своему (ле-эйтано — לאיתנו)».

Рабейну Бехаи комментирует: «Способом простым слово объясняется как «мощь», «сила», так сказано (Бамидбар, 24): «Мощно (эйтан — איתן) сидение твоё», т. е. море вернулось к своей первоначальной силе.

В Мидраше же выражение «к могуществу своему» разъясняется как «к условию своему (ли-тнао — לתנאו)», и так намекает Писание (говоря о сотворении суши) в начале Торы (Брешит, 1): «И покажется суша», т. е. покажется суша внутри воды. Сказано в Мидраше: «Условие поставил Творец воде, чтобы разорвалась перед сынами Израиля. Сказал р. Элиэзер: «Не только с морем условился Творец, но и со всем, что создал, как сказано (Йешаяу, 45): «Руки Мои распростёрли небеса, и всему воинству их приказал Я», — как только распростёрлись небеса, морю приказал Я, чтобы разорвалось перед сынами Израиля, солнцу и луне – чтобы остановились ради Йеошуа (см. 10 гл. Книги Йеошуа)… воронам – чтобы кормили пророка Элияу (см. 17 гл. Первой Книги Царей), огню – чтобы не вредил Ханании, Мишаэлю и Азарии (см. 3 гл. Книги Даниэля)… приказал рыбе, чтоб изрыгнула Йону (Книга Йоны, гл. 2)».

Из Мидраша ясно, что все чудеса, совершённые Творцом во всех поколениях с помощью пророков, уже были помещены в естество созданных вещей… Т. е. не было никаких изменений в природе вещей с Шести Дней Творения, и только в глазах очевидцев чудесное явление представлялось новым и неизведанным…»

Из первого («простого») объяснения видно, что именно прекращение чуда называется возвращением к первоначальной мощи, т. е., казалось бы, естественное состояние стихии воды всё-таки было нарушено. А приведённым Мидрашом р. Бехаи показывает, что рассечение моря было нормальным, изначально запрограммированным явлением.

Объяснение этой кажущейся странности в том, что и по Мидрашу сообщение об условии, с первых дней Творения поставленного воде, даётся не в начале, а в конце чуда: ведь мы узнаём об этом условии именно при возвращении всего в нормальное русло. Получается, что и по первому, и по второму объяснению чудо – пусть необходимый, пусть заложенный в природу, но всё-таки вынужденный эпизод жизни явления, как бы временно ослабляющий его – поскольку выводящий из нормального состояния… 

Раввин Исроэль Зельман