Слово Торы: глава «Баалотха»

Недельная глава«И было, когда ехал Ковчег, то говорил Моше: Восстань, Б-г, и рассеются враги Твои, и побегут ненавистники Твои от Лица Твоего! И при останове его скажет: Верни, Б-г, множества тысяч Израиля!»

Знаменитый отрывок, выделенный перевёрнутыми буквами «нун» (и частично произносимый перед каждым чтением Торы в синагогах), комментирует р. Бехаи: «Хотя было достойно соединить предыдущий и последующий отрывки (об отъезде народа от Синая и последовавшем из-за этого отъезда народном недовольстве путешествием по пустыне), повествование прерывается этими двумя предложениями.

Смысл этого перерыва, как представляется, таков. Как, известно, элементов нашего «нижнего» мира три: море, пустыня, поселение (ям мидбар йишув — ים מדבר ישוב). И по пути в Святую Землю народ Израиля был проведён по всем трём частям – ради разъяснения и подтверждения творения мира («хидуш hа-олам» — [חידוש העולם], букв.: «новости мира», т.е. ради подтверждения того, что мир создан, «нов», а не был всегда) с помощью чудес и знамений. Это были чудеса на море (при его «рассечении»), в пустыне (при Даровании Торы) и при захвате земель семь народов (т.е. в поселениях).

Ведь когда идущие по пустыням видят огромные, могучие горы, истинной в их глазах становится предвечность мира («кадмут hа-олам» [קדמות העולם], т.е. сама природа приводит к убеждению, что мир был всегда). Именно по этой причине обязала Тора прервать рассказ о путешествиях по пустыне отрывком о Ковчеге, который чудесным образом рассеивал врагов, очищал путь народа. Понимание этой чудесной силы Торы призвано отменить представления убыточной веры (эмуна hа-нифседет — אמונה הנפסדת) в вечность мира.

Из-за этого же установлено в Талмуде (в последней гл. трактата Брахот) специальное благословение «Сделавшего Первозданное» для видящих горы и пустыни – показать, что несмотря на кажущуюся путешественнику вечность и непоколебимость мира, всё создано из ничего (йеш ме-аин — יש מאין) во время Творения».

Отмечаем, что, оказывается, в величественную, незыблемую картину мира встроено испытание для её наблюдателя: мир сотворён так, чтобы мы думали, что он не сотворён, а вечен.

Раввин Исроэль Зельман