Слово Торы: глава «Аазину»

Недельная главаСреди сложнейших коротких строк главы – такое определение Творца: «Твердыня («цур» [צור], т.е. букв.: «Скала») – целостно Деяние Его, ибо все Пути Его – Суд».

Рабейну Бехаи объясняет, что тут «Моше, обращаясь к свидетелям Союза (т. е. к небу и земле),говорит, что Господин, о Котором речь, не таков, как все прочие – ведь Он, несмотря на Силу («Твердыня») – целостен (тамим — תמים) с творениями Своими, т.е. не пользуется Мощью в общении с ними, а ведёт себя просто, скромно (ещё один вариант перевода слова «тамим»). Как сказали мудрецы (Мегила, 31): «Везде, где ты находишь Могущество Творца, ты находишь и Скромность Его».

И сказано: «целостно Деяние Его», ведь оно – не как все остальные силы, чьи действия несовершенны, ибо требуют принятия сил от чего-то более высокого. От Него же, благословен Он, все только принимают силу, и поэтому сила его целостна.

И я слышал от своего учителя р. Шломо (имеется в виду выдающийся сефардский законодатель р. Шломо ибн Адерет – Рашба), что в тексте благословения новой луны (Биркат hа-Левана — ברכת הלבנה) не следует говорить: «Делающий Истину, поскольку деяние её истинно», ведь деяние того, кто нуждается в более высокой силе, нельзя назвать истинным. А следует говорить: «Делающий Истину, ибо Деяние Его истинно», относя вторую часть фразы к Создателю, а не к луне, как в первом варианте, подобно тому, как сказано тут – «целостно Деяние Его».

В комментариях р. Бехаи к Торе не часто встречаются галахические указания. В данном случае приводится важная деталь – поправка к тексту благословения новой луны, которая, заметим, принята и закреплена законодателями последующих эпох: в нашем молитвеннике текст именно такой, слова «истинное деяние» относятся именно к Создателю. Однако кроме этого, в двух абзацах говорится – сначала (в первом) о «простоте и скромности», которые являются чертами Самого Великого Господина; и потом (в следующем абзаце) – о «целостности Его Деяний», не зависящих ни от кого другого. Причём, слово «тамим» переводится двумя разными способами без указания на это: сначала как «простой, скромный», потом – как «целостный». Очевидно, что р. Бехаи показывает, что оба перевода неразрывно связаны: обладатель истинного совершенства, целостности, никогда их специально не демонстрирует. 

Раввин Исроэль Зельман