Россияне — самые лояльные работники в мире

Лояльность россиян своему работодателю — самая высокая в мире, утверждают специалисты международного рекрутингового агентства Kelly Services, опросившие в 31 стране 230 000 респондентов (включая 10 339 из России). Под лояльностью понимается совокупность нескольких параметров. Одним из ключевых факторов, влияющих на уровень лояльности персонала, по мнению исследователей, является чувство, что работодатель ценит их вклад в развитие организации. Удовлетворенность россиян по этому критерию сравнима со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, где большая часть респондентов считает, что руководство их «ценит» или «очень ценит» их труд. Таким образом, в России самый высокий процент сотрудников считают себя востребованными и оцененными на работе (62%), чуть меньше — в Таиланде (58%) и Индонезии (57%), а самый низкий уровень«оцененности» — в Италии, Португалии и Франции. К тому же большинство россиян переживают за успехи своей компании и стараются работать как можно лучше.

Меняться готовы

вовлеченность работников по странамУровень вовлеченности россиян за год вырос — с 28 до 37%, что выше среднемирового показателя (31%). В странах Европы самый высокий уровень вовлеченности в Дании (45%) и Норвегии (42%), а самый низкий — в Италии(3%), Венгрии (10%) и Португалии (19%). Несмотря на то что уровень лояльности во всем мире не менялся с 2012 г., данная цифра (31%) демонстрирует значительное падение по сравнению с 2010 г., когда количество сотрудников, полностью преданных своему работодателю, составляло 43%, замечают исследователи. 

«Повышение лояльности работников, с одной стороны, обусловлено тем, что они стали больше дорожить работой, с другой стороны, компании сегодня стараются удерживать сотрудников и быть максимально привлекательными для них. Ведь тот, кто не следит за настроениями работников, может остаться без талантливых сотрудников и адекватную замену найти будет трудно, — считает Екатерина Горохова, генеральный директор российского офиса Kelly Services. — Для того чтобы удержать таланты сегодня, работодателю необходимо не просто быть лучшим с точки зрения зарплатных ставок и репутации, но и учитывать интересы работников своей профессиональной категории. И многие российские работодатели показали, что они готовы меняться».

С запада на восток

С коллегами из Kelly не спешат соглашаться эксперты «Экопси консалтинга». Компания в прошлом году провела глобальное исследование, в котором приняли участие более 34 000 из 386 компаний — были охвачены все регионы России, а также Украина и Казахстан. Часть данных была собрана в рамках проекта«Премия HR-бренд», другая часть получена из анализа коммерческих проектов «Экопси». Под вовлеченностью исследователи понимали позитивное восприятие сотрудниками своей компании, удовлетворенность работой и готовность проявлять инициативу. «Мы обнаружили, что средний индекс вовлеченности (разница между позитивными и негативными ответами) возрастает при движении с запада на восток, — отмечает Павел Безручко, гендиректор компании “Экопси консалтинг”. — Если на Украине средний индекс вовлеченности составлял 65% (до событий на майдане и всего, что за ними последовало), то в России — уже 72%, а в Казахстане — 77%. Мы решили перепроверить эту закономерность и нашли исследование по Восточной Европе, в котором задавались вопросы, сопоставимые с нашими (данные HR Center). Средняя вовлеченность в Восточной Европе оказалась 55%. Итак, по крайней мере на отрезке от Восточной Европы до Казахстана индекс вовлеченности растет с запада на восток».

Дистанция власти

Статистически эти данные надежны и достоверны — и тем не менее сразу признать, что вовлеченность на востоке выше, чем на западе, мы не смогли, говорит Безручко: «Если бы речь шла только об индексе удовлетворенности, это было бы еще правдоподобно, но вовлеченность — готовность проявлять инициативу? В это было трудно поверить. Тогда мы обратились к качественным исследованиям — и они показали обратную картинку. Когда опытный фасилитатор в ходе фокус-группы спрашивал сотрудников казахских и российских компаний об их вовлеченности, обнаруживалось, что условиями труда многие из них крайне недовольны, их зарплата не покрывает прожиточный минимум, а проявлять инициативу они считают абсолютно бессмысленным, поскольку не верят, что в силах хоть что-то изменить. Но в ходе анонимного опроса в этих же компаниях сотрудники отвечали, что они всем довольны, инициативу в компании проявлять легко, организационные барьеры легко преодолеваются». По словам Безручко, объяснить данный феномен они смогли, оттолкнувшись от кросс-культурных исследований Герта Хофстеде, где он ввел понятие дистанции власти. Большая дистанция власти предполагает безоговорочное почитание руководителя и страх перед ним (ключевой вопрос, заданный жителям разных стран, звучал так: «Как часто сотрудники боятся выразить несогласие с начальником?»). Согласно исследованиям Хофстеде, в России — 93 балла; для сравнения: в Швеции — 31 балл, в США — 40, в Польше — 68, в Малайзии — 104, в Японии — 53 (по Казахстану и Украине данных нет). Мы видим, что дистанция власти тоже имеет отчетливый западно-восточный тренд. Кстати, именно большая дистанция власти являлась главной проблемой для японских компаний в борьбе за качество: сотрудники, привыкшие к почитанию руководства, не сообщали о проблемах, и потому понадобилось создать знаменитую систему качества «Тойота», предполагающую вовлечение рядовых работников в улучшение процессов. В итоге сегодня дистанция власти в японских компаниях выше, чем в западных странах, но ниже, чем в России и Малайзии, говорит эксперт.

Русский с китайцем

Заместитель гендиректора «Базэла» по региональным вопросам Виктория Петрова более склоняется к мнению исследователей из Kelly Services. Опираясь на свой 10-летний опыт работы в американской компании, опыт работы в «Русале», имеющем отделения на разных континентах, она утверждает, что лояльность россиян гораздо выше, чем на Западе, и сопоставима, скажем, с лояльностью китайцев. Петрова замечает, что при низкой безработице в России относительно невысока текучесть кадров — люди дорожат своей работой и не хотят менять работодателя, тогда как в США и Западной Европе работники более заботятся о собственном комфорте, они мобильны — многие готовы сменить работодателя, если получат лучшее предложение.

Михаил Малыхин, Vedomosti.ru