Последняя афёра «Соньки-Золотой ручки»

Начиная настоящее повествование, хочу вспомнить существующее в среде писателей мнение о том, что «одинаково трудно удовлетворить читателей, когда пишешь о предметах либо малоинтересных, либо представляющих слишком большой интерес». Возможно, что это так.

Однако, если тема очень интересна, а материала о ней очень мало и почти ничего нет достоверного?

Именно к такой теме относится то, о чём мы собираемся поведать читателю.

Сонька золотая ручкаИзвестные события, связанные с именем героини преступного мира «Соньки Золотой ручки», продолжают волновать многих до наших дней. О ней пишутся статьи, книги, снимаются новые фильмы. Автор последнего 14-серийного фильма о ней Виктор Мережко предупреждает зрителей, что фильм не претендует на достоверность событий. Фильм, видимо, ещё не завершен, и его автор собирается рассказать о последних годах жизни «Соньки Золотой ручки». Если это так, то автор настоящих строк считает актуальным поделиться с читателями имеющимися в его распоряжении сведениями, которые можно считать вполне достоверными, поскольку они основываются на воспоминаниях очевидца, — моей бабушки Анны Исаевны Блювштейн. Её дед (мой прапрадед) являлся двоюродным братом известного одесского картёжника Михеля Блювштейна, который, как мы знаем, был одним из официальных мужей нашей героини.

В недалёком прошлом такое родство не имело особой чести, в силу чего то, о чём я собираюсь поведать читателю не стало достоянием нашей истории, что, впрочем, сейчас и определяет интерес.

По нашим современным представлениям дед бабушки был очень преуспевающим бизнесменом. Он занимался торговлей драгоценностями. То был особый товар. Он сбывал его только за рубежом. Поставляли ему этот товар люди «Соньки Золотой ручки».

Однажды, вернувшись из такой поездки домой, он узнал, что его конкуренты, зная, что через его руки проходят большие деньги, похитили его единственного 8-летнего сына Исая (моего прадеда) с целью получения выкупа. Однако  дело до расчётов не дошло. Отец не выдержал такой новости, скоропостижно скончался, а его жена покончила жизнь самоубийством. Всё состояние семьи Блювштейнов перешло государству. Похитителям ничего не оставалось сделать, как отправить мальчика в далёкую сибирскую деревню близь Вятки, где он воспитывался в православной крестьянской семье. Он был крещён и впоследствии отдан в кантонисты. 25 лет его жизни были связаны с армией. Он участвовал в Крымской войне. Отличился под Севастополем, где получил звание прапорщика и командовал ротой. Уйдя в отставку, прадед женился на сибирячке, русской девушке, которая умерла, оставив ему четырёх малолетних детей. в том числе мою будущую бабушку.

Второй раз он женился на представительнице известного еврейского рода, давшего миру выдающихся людей. Это была Софья Мандельштам. Его высокообразованная новая жена очень заинтересовалась биографией мужа, и благодаря ей прадед узнал о своей родословной всё, в том числе и о близком родстве с «Сонькой Золотой ручкой». Софья вела обширную переписку с многими известными писателями. Л. Н. Толстой считал её наиболее интересным своим корреспондентом.

Бабушка хорошо помнила, что к ним в Саратов приезжал А. П. Чехов, который тогда собирался поехать на остров Сахалин, где он рассчитывал встретиться с отбывавшей там срок «Сонькой Золотой ручкой». Он знал о том, что Блювштейны были близкими её родственниками и хорошо знали её дочерей, проживающих в Москве. Но Блювштейны уже не общались с ними. Артистки Московского театра Варьете Софья и Антонина всячески скрывали своё родство с матерью и сторонились всех её родственников.

Однако  мы хорошо знаем, что после поездки в Саратов в 1890 г. Чехов встречался с одной из дочерей, поведавшей ему о недавней поездке к матери на Сахалин. Она очень просила  писателя не разглашать, с кем он встречался до поездки на Сахалин.

Как нам известно, А. П. Чехов совершил это путешествие и в Александровском посту острова Сахалин навестил «Соньку Золотую ручку».

В своей книге «Остров Сахалин» он оставил нам впечатление очевидца:

«Эта маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старческим лицом. На руках у неё кандалы, на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и тёплой одеждой и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол и, кажется, нюхает воздух как мышь в мышеловке, и выражение у неё тоже мышиное. Глядя на неё, не верится, что она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков.»

Посетивший позднее «Соньку Золотую ручку» известный журналист Влас Дорошевич застал её уже на поселении. Во время беседы с ним она заметила, что давно не имеет вестей от дочерей и очень просила его найти их в Москве и дать ей знать об этом.

Надо полагать, что Дорошевич выполнил просьбу. Последующие события это подтверждают.

Находясь на поселении, наша героиня очень надеялась покинуть места заключения, но как это сделать, она пока не знала. Неоднократные попытки побега ни к чему не привели. Да и здоровье у неё уже не то.

Дорошевич отмечал, что «она ещё как–то владеет правой рукой, но чтоб поднять левую, должна взять её правой рукой под локоть. Начавшиеся боли в плече сохнувшей руки не дают ей покоя ни днём ни ночью» .

Теперь, на поселении, ей разрешено выезжать временно на материк, в Хабаровск. Но она понимает, что даже если её освободят, ей не разрешат жить в Москве у дочерей. А сейчас она очень нуждается в их помощи.

Всё чаще она вспоминает судьбу полюбившейся ей в детстве легендарной мошенницы француженки Жанны Де Ламот, которой удалось похитить у королевы Франции Марии Антуанетты очень дорогое бриллиантовое ожерелье, скрыться в Лондоне, а затем, устроив свою фиктивную смерть и могилу, изменив имя, благополучно дожить в другой стране  – России (в Крыму).

Может ли она осуществить нечто подобное? А почему бы и нет!

Изменить ей имя не так уж трудно. Она может креститься и получить его. Как получить фиктивные документы на выезд, её тоже учить не надо. Сейчас за взятку можно сделать всё, что угодно. В книге «Москва и москвичи» В. А. Гиляровский пишет: «В стране существовала система, в которой взятка считалась полноправной, и за неё можно было сделать абсолютно всё».

На скамье подсудимых во время громкого суда над Сонькой в Москве оказались не только нижние чины, но и высшие лица правоохранительных органов —  вплоть до самого градоначальника генерал-майора Рейнгота и его помощника, полковника Холодного. И это всё происходило в центре, по сути во втором «столичном» городе страны, и, конечно, она  отлично сознавала, что сможет сделать на периферии, в Хабаровске!.. Деньги у неё найдутся, она недаром провела время на поселении: только у одного богатого поселенца Юровского похитила 56.000 рублей…

Ну а для того, чтоб осуществить своё фиктивное захоронение , ей непременно надо остаться в Александровском посту, так как здесь у неё налажены большие связи. Её посылали вначале на поселение на материк в Ишим, близь Иркутска, но она опять вернулась на Сахалин.

Все официально известные события, связанные с именем «Соньки», показывают, что они стали происходить по вышеупомянутому сценарию.

В 1899г. она крестится и получает имя Мария. В том же году совершает поездку в Хабаровск.

В конце 1902г. стал назревать кризис России с Японией. Сахалин может оказаться непосредственно в его зоне, и вполне возможно, что последует эвакуация поселенцев на материк. Надо было спешить. И вот от имени тюремных органов появляется сообщение о том, что в Александровском посту внезапно (от простуды! ) скончалась «Сонька Золотая ручка», которая похоронена на местном кладбище.

Ну а о том, что происходило дальше, нам следует обратиться к воспоминаниям моей бабушки Анны, связанным  с её личной жизнью.

 В конце 1902г. родился мой отец. Через год она совершает с ним путешествие к отцу в Вятку, чтоб показать ему внука. Она потом вспоминала, что, будучи у отца, узнала о том, что их знаменитая родственница уже давно проживает в Москве у дочерей. Бабушка была в курсе того, где была до революции похоронена наша героиня. Думаю, одно это обстоятельство позволяет нам подтвердить бытующую в народе версию, где похоронена «Сонька Золотая ручка».

Многочисленные посетители Московского Ваганьковского кладбища знают о том, что, если пройти на так называемую Щуровскую дорожку первого участка и сделать ещё несколько шагов, то окажутся у могилы, на которой стоит полуразрушенный памятник из белого мрамора, в прошлом представлявший фигуру молодой женщины, стоящей под тремя пальмами, выкованными из металла. На памятнике нет никаких опознавательных надписей. Но все знают, что здесь похоронена знаменитая «Сонька Золотая ручка». В многочисленных записках посетителей её просят помочь разбогатеть, избежать ареста и суда, досрочно освободиться. Экскурсоводы, правда, говорят, что здесь была похоронена то ли умершая от туберкулёза итальянская танцовщица, то ли русская жена итальянского посла. Но все утверждают, что этот памятник был заказан в Италии на деньги международных воров и всех почитателей «Соньки Золотой ручки».

Уже давно нет тех, кто должен был бы опекать эту могилу. Но на ней всегда лежат свежие цветы. Их приносят сюда местные почитатели нашей героини.

Автором этих строк была впервые предпринята попытка визуально реконструировать ныне разрушенный памятник. По нашей версии автор памятника, миланский скульптор Астолли, изобразил нашу героиню с высоко поднято (ныне отсутствующей) правой рукой, в которой она держит ювелирное изделие. Приподнятая голова фигуры (в настоящее время тоже отсутствующая) свидетельствует о пристальном внимании, с которым «Сонька» рассматривает эти драгоценности. Отсутствующая сейчас левая рука, очевидно, придерживала ниспадающее вниз покрывало.

Завершая эту статью, автор полагает, что данная публикация станет основанием для официального признания изложенной версии в качестве исторического факта. 

Михаил Шпанин (Канада)