Почему они уезжают?

До сих пор большинство израильтян – старожилов не скрывают своей антипатии к «русским» репатриантам. Дескать, эти люди репатриировались в Израиль главным образом по материальным соображениям. А когда страна стала переживать особенно тяжелые времена (изнурительная борьба с палестинским террором, с окопавшимся в Газе «Хамасом», не совсем удачная война с «Хизбаллой» и т. д.), «русские» бегут обратно в Россию.

Что ж, справедливости ради надо сказать, что для многих «русских» евреев определяющим стимулом репатриации на историческую родину явились не идейные, сионистские мотивы, а резко обострившаяся в годы так называемой горбачевской перестройки и ельцинских реформ экономическая, социальная, политическая обстановка и вследствие этого явное усиление антисемитских настроений. Активизация деятельности пресловутой «Памяти» и других антисемитских организаций не могли не вызвать среди евреев беспокойства и даже страха, порождающего панику. Но, не вникнув толком в суть событий, происходивших в бывшем СССР, израильские старожилы наклеили на Большую «русскую» алию (алию-90-х) ярлык «колбасная» и сочли ее начисто лишенной сионистского характера. Кстати, к ней приклеили не только ярлык некошерной алии «колбасников», но и «алкоголиков», «проституток», «мафиози» и даже «большевиков».

Может быть, с точки зрения этих израильтян и алия-70-х из Советского Союза была «колбасной»? Думается, если бы дело обстояло именно так, той алии попросту не было бы. За 15 лет (1971-1985) из страны «развитого социализма» уехали примерно 245 тысяч евреев. Из них около 85 тысяч эмигрировали в США, в страну «неограниченных возможностей». Остальные 160 тысяч, репатриировавшись на Землю обетованную, не могли не знать, что жизненный уровень в США гораздо выше, чем в Израиле. Следовательно, они сделали свой выбор, руководствуясь не только и не столько «колбасными» соображениями. Однако далеко не все из них нашли свое место в стране наших предков.

ЭмиграцияКак писала израильская русскоязычная журналистка и писательница (после трех лет отказа репатриировалась в Израиль из Литвы еще в 1971 г.) Анна Исакова в статье «Алия ты моя, алия…», опубликованной в газете «Новости Недели» (29. 01. 2004), «большая и самая видная часть этой хорошей сионистской алии просто тихонько съехала из Израиля». А что же ей оставалось делать, если она, по словам автора статьи, «в большинстве своем просто не вписалась в израильскую культурную жизнь?.. Да и в профессиональном плане эта алия смирилась с поставленным ей потолком, который оказался ниже, чем потолок, установленный советской властью для профессионального продвижения евреев. До появления массовой алии 90-х высокие руководящие должности для выходцев из алии 70-х были почти недостижимыми… Потолок ощущали и продолжают ощущать все – ученые, инженеры, врачи, люди искусства. Словом, алия 70-х так и не стала интегральной частью израильского общества…» И это, добавим от себя, несмотря на ее сионистский характер. Увы, уезжали и до сих пор уезжают, разочаровавшись в израильской действительности, даже те «семидесятники», которые годами упорно добивались выезда в Израиль. 

В последние 10- 15 лет все чаще раздаются тревожные голоса о том, что ежегодно десятки тысяч репатриантов покидают Израиль. Но при этом высказывается надежда, что до массового исхода из страны дело все-таки не дойдет. Почему-то упускается из виду то обстоятельство, что если бо̉льшая часть сионистской алии 70-х уже перебралась в другие страны, то чего в таком случае можно ожидать от алии – 90-х, более «колбасной» и менее сионистской? Необходимо, наконец, назвать вещи своими именами, чтобы осознать, почему Израиль перестает привлекать к себе репатриантов, движимых идейными, сионистскими мотивами, почему даже евреи из стран Восточной Европы предпочитают жить не на Земле обетованной, а в Германии, почему йерида (эмиграция из Израиля)  приняла настолько массовый характер, что количество покидающих Израиль перевесило количество прибывающих сюда?

Как известно, сущность алии составляет не столько «поднятие» евреев галута к материальному благополучию, сколько их «восхождение» к духовным, нравственным ценностям еврейского народа, заложенным прежде всего в Торе. Как же с этим обстоит дело? Мягко говоря, не лучшим образом. О каком »восхождении» к духовным, нравственным ценностям может идти речь, если в нашей еврейской стране по-прежнему преклоняются перед культом «золотого тельца»? И чем дальше, тем больше. 

К чему же это приводит? К дальнейшему усилению таких уродливых явлений в жизни нашего общества, как равнодушие и цинизм, ложь и демагогия, шантаж и подстрекательство, мошенничество и казнокрадство, жестокость и насилие. Не говоря уже о нехватке взаимного уважения и доверия, внимания и терпимости, тактичности и скромности. В результате этого происходит не подъем новых репатриантов к духовности и нравственности, а их падение и опустошение. А о каком материальном благополучии можно говорить, если каждый четвертый израильтянин живет ниже черты бедности, а каждый третий ребенок растет в

бедной семье? Среди новых репатриантов и тех, и других гораздо больше, чем среди старожилов. Не способствует ли такая обстановка в стране (когда даже те, кто репатриировался в Израиль по идейным соображениям, разочаровываются в израильской действительности!) появлению в репатриантской среде  настроя, побуждающего к поискам счастья за пределами исторической родины? На этот настрой репатриантов не могут, естественно, не влиять их возрастные и индивидуально-психологические особенности, их семейное положение, социальный, образовательный и профессиональный статус в стране исхода, уровень их материальных и духовных запросов, потребности в общении и т. д.

В зависимости от этих особенностей репатрианты, заинтересованные в эмиграции, руководствуются разного рода мотивами. Одни из них не хотят больше мириться с постоянно преследующими их материальными трудностями, проблемами жилья и трудоустройства. Другие – с низким уровнем духовной и нравственной культуры в стране, с пренебрежительным отношением к элементарным нормам этики, с очень низким качеством образования и воспитания подрастающих поколений. Третьи – с издержками израильской демократии, проявляющимися прежде всего в разгуле вседозволенности и безответственности, в вопиющем имущественном неравенстве и социальной несправедливости. Четвертые – с религиозным засильем, с нетерпимым отношением харедим  к праву человека выбирать и исповедовать любую религию и к утверждению в Израиле действительно демократического образа жизни. Пятые – с проявлениями расизма в израильском обществе, в частности, в государственных учреждениях и школах. Шестые – с проблемами безопасности государства (усилением палестинского террора и реальной угрозой новой войны).  Словом, с теми явлениями, которые мешают гражданам Израиля нормально жить и быть счастливыми.

Чтобы  стать действительно желанной родиной для всех евреев, Израиль должен превратиться в цивилизованное, демократическое государство. Государство, основанное на высоком уровне духовной и нравственной  культуры народа, и прежде всего  — его избранников в законодательные и исполнительные органы власти. Только тогда Израиль сможет, как магнит, притягивать к себе евреев даже из благополучных стран.

Пока Израиль не стал государством, где граждане стремятся проявлять не вседозволенность и явную беспечность, а разумную свободу и гражданскую ответственность, все больше и больше репатриантов (и не только репатриантов) будут покидать Землю обетованную. 

Исаак Юдовин