Куда движется Израиль…?

Расчеты ВВПНа улице яркое солнце, тепло и ароматно от неизвестных мне цветов. Сижу на веранде дома одного моего доброго приятеля философа в Герцлии, по радио передают 9-ю симфонию Бетховена, а вокруг меня бродят с дюжину кошек, которых здесь кормят по утрам. Каждый день я хожу гулять по берегу моря, а потом – в полном одиночестве -  купаюсь. В Герцлии «русских» немного, а прочие израильтяне пока в воду не залезают.

Накануне вечером в Тель-Авиве состоялась презентация моей книги о иудейском сопротивлении сионизму (на русский она тоже переведена — см. статью со ссылкой на книгу «О скромном обаянии сионизма«). В Израиле вышел её перевод на иврит, четырнадцатый по счёту, из-за которого я собственно и полетел в Землю обетованную.  В книжном магазине  «Толаат а-сефарим», в одном из старых районов города, недалеко от ставшей знаковой для светской интеллигенции улицы Шенкин, собралась очень разнообразная публика. Несколько часов с интересом обсуждали разные аспекты темы моей книги, в том числе весьма спорные моменты истории сионизма. После моего краткого введения, выступили проф. Агасси из Тель-Авивского университета и раввин Шмуэль Паппенхайм, хасид из группы «Тольдот Ахарон», много лет проработавший в харедимной прессе. Они говорили об отношении харедим к сионистскому государству, а потом состоялась общая дискуссия, причём несмотря на острую актуальность темы — в весьма доброжелательной и приятной обстановке. Говорили и о том, что в последние десятилетия ортодоксальный мир сильно изменился, стал более самодовольным и в немалой степени отвернулся от фундаментальных моральных принципов смирения и любви к ближнему.

Тема книги приобрела в Израиле особую актуальность в свете мощной демонстрации харедим через два дня после моего приезда в страну. Они протестовали против призыва в армию учеников ешив, но на самом деле против слияния с израильским обществом, от которого эта демонстрация отгородила их ещё больше. В преддверье Пурима новый закон о призыве в армию сравнивали с приказами Амана уничтожить евреев «от мала до велика».  На демонстрации я ходить не люблю, поэтому смотрел всё это по телевидению, что только усилило впечатление от снятых с вертолёта сотен тысяч одетых в чёрное харедим и даже евреев в вязаных кипах из национал-иудаистов («дати-леуми»). Показали даже нескольких одетых в джинсы мужчин с непокрытой головой, несущих транспарант: «Мы против призыва в армию». 

В воскресенье я дал два интервью: журналисту в бархатной чёрной кипе из харедимного еженедельника «Бе-кехила», а сразу за ним – молодой женщине из тель-авивского «Time Out», обращённого к светскому читателю в поисках развлечений в «вечно бодрствующим городе». Беседа с обоими заняла у меня около пяти часов, так что журналистам было интересно, и мне удалось с каждым из них установить доверительные отношения. На следующий день была очередь ещё одного харедимного издания – «Шаа това», корреспондент которого заметил, что у 99% людей придерживающиеся моей точки зрения, длинные бороды, а я – безбородый. Он даже написал об этом в своей статье.

Во время своего пребывания в Израиле я также дал интервью на израильском телевидении на французском языке. Поскольку эту программу смотрят в основном евреи из Франции, Бельгии, Швейцарии и Канады, я упомянул и свою только что вышедшую по-французски книгу, которая должна вскоре выйти по-русски под названием «Что такое Государство Израиль».

Интервью газетам и журналам я давал на иврите. На этом же языке я провёл беседу на ТВ «Аруц 7», радиостанции, которую слушают в основном последователи национал-иудаизма, в том числе поселенцы на занятых в 1967 г. территориях. Говорили о значении идей иудейского антисионизма именно для сионистов религиозных, которые, в отличие от далёких от еврейской традиции израильтян, отмахнуться от мнения столпов ортодоксального иудейства не могут и не хотят.

В Израиле мне было хорошо и интересно. Было с кем откровенно и со знанием дела поговорить о насущных проблемах страны и о её основополагающей идеологии – сионизме. За пределами Израиля многие относятся к сионистскому государству как святой реликвии, да и знаний подчас не хватает, так что там серьёзного обсуждения ждать не приходится (пример этому — дискуссия, на которую меня пригласили спустя несколько недель в Нью-Йорк). Примерно так же в своё время коммунисты в западных странах возмущались всякой критике СССР. Тоталитарное мышление, увы, географическими рамками не ограничено. К счастью, в Израиле такое мышление не преобладает, кроме как разве что в русскоязычных СМИ, которые, в отличие от англо-, франко- и ивритоязычных, на мою книгу внимания не обратили. Но об особенностях освещения израильской действительности на русском языке в путевых заметках не рассказать: это требует особой статьи.

Яков Рабкин

Яков Рабкин — профессор истории Монреальского университета (Канада), автор сотен статей и нескольких книг по истории науки и истории евреев.