Израиль: скромное высокомерие…

Когда-то Сократ говорил: «Я знаю то, что ничего не знаю». Долгое время не мог я толком понять, какой смысл этот мудрый грек вкладывал в свое «не знаю». Помогли разобраться в этом итальянские философы Джованни Реале и Дарио Антисери, авторы фундаментального труда «Западная философия от истоков до наших дней» (ТОО ТК «Петрополис», Санкт-Петербург, 1994). По их словам, «утверждение Сократа — знаю, что ничего не знаю — нужно поставить в связь не столько с человеческим знанием, сколько со знанием Божественным. Именно в сравнении себя с Богом всеведущим очевидной становится вся хрупкость и ничтожность человеческого познания, в том числе его, Сократа, мудрости».

Однако Сократ был бы, вне всяких сомнений, скромным человеком и в том случае, если бы не признавал Божественное знание. Превыше всего он ставил нравственные черты человека и, следовательно, скромность как одну из них. Он никогда не подчеркивал и не преувеличивал своих заслуг, достижений и личных качеств. Он был скромен как в обыденной жизни, так и в философских беседах, вел себя просто и естественно в общении с разными людьми, в манерах, в речи.  Скромность его всегда сочеталась с самоуважением, с чувством собственного достоинства, но не имела ничего общего с высокомерием, самонадеянностью, тщеславием, зазнайством. Недаром он высмеивал тех, кто кичился своими знаниями, выдавал себя за всезнаек. В этом особенно преуспевали политики и служители различных культов: их знания, по мнению Сократа, как правило, отличались непостоянством и отсутствием критичности. 

Увы, то же самое можно, по сути, сказать о нынешних политиках, в частности, израильских. Их не тревожит проблема скромности. За редким исключением они заявляют о себе как о людях, знающих все и вся в мире, в любой области управления государством и обществом. Надо ли удивляться тому, что наши народные избранники жаждут большего, чем быть рядовыми депутатами Кнессета?! Им не дают покоя вожделенные кресла премьер-министра и министров, или — «на худой конец» — зам. министров. Так, Наоми Блюменталь («Ликуд»), заместитель министра национальной инфраструктуры в первом правительстве Шарона, встретившись в январе 2001 года с русскоязычными журналистами, заявила: «Я вполне могла бы быть министром абсорбции». А Меир Шитрит («Ликуд») пошел еще дальше. В одном из своих интервью, будучи министром при министерстве финансов (такая странная должность функционировала во втором правительстве Шарона) он сказал: «Я думаю, что мог бы быть отличным премьер-министром. Не хочу хвастать, но после того, как я поработаю премьер-министром каденцию или две, это будет совершенно другая страна. Здесь произойдет переворот…»

С легкостью необыкновенной готовы наши политики возглавить любое министерство. Думается, что у них при этом даже не возникает вопрос: «А может быть, другой претендент на такое-то министерство больше подходит по своим данным для руководства им и, следовательно, может принести куда больше пользы народу?» Вот и имеем мы на сегодняшний день такое положение в стране, которое иначе как непредсказуемым и тревожным не назовешь.

Само собой разумеется, политические деятели  (и не только политические) должны реализовать себя, свои способности и возможности. Чрезмерная скромность, как и ее недооценка, вредит и конкретным людям, и обществу в целом. Можно только сожалеть, если действительно способные люди не решаются проявить себя, опасаясь, что их обвинят в отсутствии элементарной скромности. Но израильское общество пока что больше страдает от явного избытка сверх меры амбициозных политиков (и не только политиков). Дело в том, что процветающая в Израиле порочная практика их назначения на  государственные должности по признаку партийной, а не профессиональной принадлежности способствует усилению у этих назначенцев самодовольства и самонадеянности, высокомерия и зазнайства. Как правило, уровень притязаний и самооценок  превышает их реальные возможности. Особенно в тех случаях, когда в прошлом они уже «обогащали» свой управленческий опыт пребыванием на различных  министерских, зам. министерских и т. п. постах (своего рода Фигаро в политике!), не имея ничего общего с их профессиональным образованием. Отсюда и соответствующие результаты.

Возьмем, к примеру, Лимор Ливнат – израильского политического и государственного деятеля. Училась на факультете еврейской литературы в университете Тель-Авива, но учебу не закончила. С  1992 года – бессменный депутат Кнессета от партии «Ликуд» и руководитель разных министерств. Некоторые достижения на посту министра связи в первом правительстве Нетаниягу могли вскружить ей голову и внушить, что у нее есть все данные, чтобы, не имея педагогического образования, преуспеть и на посту министра просвещения. Не таит ли это в себе то заблуждение, о котором еще в ХIХ веке предупреждал замечательный русский педагог К. Д. Ушинский (1824 – 1870): «Искусство воспитания имеет особенность, что почти всем оно кажется делом знакомым и понятным, а иным – даже легким, и тем понятнее и легче кажется оно, чем менее человек с ним знаком, теоретически или практически». В действительности же воспитание – необычайно тонкое, ювелирное дело. Пожалуй, самое сложное и вместе с тем значимое. Особенно в наше время, когда со всей очевидностью наблюдается деградация духовной жизни большей части населения земли, разрыв между захватывающим дух научно-техническим прогрессом и духовной нищетой, скудостью идейных, моральных, эстетических принципов и норм. Не мешало бы об этом знать нашим политикам, жаждущим возглавлять министерство просвещения. Пора бы им осознать весьма простую истину: чтобы быть хорошим министром просвещения, необходимо иметь как можно больше глубоких знаний о детях и их воспитании. Речь идет о знаниях не только в области педагогики как науки, но и философии, этики, эстетики, социологии, психологии (особенно возрастной и педагогической), анатомии и физиологии человека, генетики, гигиены. Чтобы то и дело не озадачивать радиослушателей, телезрителей и читателей примитивными рассуждениями о реформе школьного образования. Кстати, в нынешнем правительстве Нетаниягу Лимор Ливнат является министром культуры и спорта.     

Продолжая разговор об образовании,  заметим: каждый новый министр просвещения спешит заявить, что при нем в израильской школе непременно свершится революция. Но не успевает он толком взяться за дело, как объявляются новые (досрочные!) выборы в Кнессет. На протяжении 23 лет (с тех пор, как живу в Израиле) министерство просвещения возглавляли: Звулун Хаммер (лидер партии «МАФДАЛ») в правительстве Ицхака Шамира (1990 – 1992), Шуламит Алони и Амнон Рубинштейн (от партии «МЕРЕЦ») в правительстве Ицхака Рабина (1992 – 1995), опять Амнон Рубинштейн в правительстве Шимона Переса (1995 – 1996), вновь Звулун Хаммер и Ицхак Леви (партия «МАФДАЛ») в правительстве Биньямина Нетаниягу (1996 – 1999), Йоси Сарид (партия «МЕРЕЦ» и Эхуд Барак (лидер блока «Один Израиль») в правительстве Эхуда Барака (1999 – 2001), Лимор Ливнат (от партии»Ликуд») в первом правительстве Ариэля Шарона (2001 – 2002), вновь Лимор Ливнат («Ликуд») и Меир Шитрит (от партии «Кадима») во втором правительстве Шарона (2003 – 2006), Юлия Тамир (от партии»Авода») в правительстве Эхуда Ольмерта (2006 – 2009), Гидеон Саар  («Ликуд») во втором правительстве Биньямина Нетаниягу (2009 – 2012), Шай Пирон (от партии «Йеш Атид») в третьем, нынешнем правительстве Биньямина Нетаниягу. Всего 11 министров. В среднем на каждого приходится примерно два года. Дважды становились министрами Звулун Хаммер и Лимор Ливнат. Лишь Шуламит Алони и Йоси Сарид целеустремленно готовились в свое время к учительской деятельности. Остальные — партийные функционеры и известные журналисты. Такой подбор амбициозных министров и их частая сменяемость только вредит делу. Не им ли мы обязаны тем, что израильское образование (не только школьное) переживает в последние десятилетия глубокий кризис?         

Думается, что следовало бы нашим политикам, в первую очередь тем, кто претендует на лидерство, исходить из того факта, что в еврейской традиции высокомерие считается худшим из человеческих качеств, а скромность – величайшим. В Торе говорится, что Моше был самым скромным из всех людей, а это, как утверждают  наши мудрецы, самая подлинная форма харизмы. Вот почему важно не просто знать, что говорится в Торе о скромности, а сделать эти знания убеждениями, внутренним достоянием личности. В недельной главе Торы «Шофтим» сказано, что чем скромнее человек, тем более хороший лидер из него получается, потому что скромный человек не заботится о собственном почете, власти и возвеличивании. Он служит тем, чьим лидером является. По закону Торы не народ слуга царя, а царь слуга народа. Первый царь Израиля Шауль не хотел занимать эту должность, и именно поэтому он для нее подходил. Ведь если лидер любит власть, он вряд ли способен служить народу.

Примерно таких же взглядов в отношении политиков придерживался Сократ. Целью правителя должно быть, по Сократу, не удовлетворение ненасытной жажды власти, личных прихотей и капризов, а служение своему народу, стремление принести ему как можно больше пользы. Те же правители, которые используют власть в своекорыстных интересах, заслуживают, по мнению Сократа, сурового наказания. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы люди, готовящие себя к политической деятельности и властвованию, научились воздержанности во влечениях и обрели знания, необходимые для пользы государства и его граждан. Странным считал Сократ то распространенное мнение, будто искусство государственного управления, величайшее из занятий, дается человеку само собою. Тогда как в прочих маловажных занятиях люди достигают успеха лишь после соответствующей учебы и подготовки. Он видел счастье не в богатстве, роскоши и неге, а в добродетельной жизни, достигаемой путем умеренности во всем и разумного управления потребностями, страстями и чувствами. Особенно это важно для тех, кто избрал политическую деятельность своим основным занятием.    

На «нашей доисторической» по сей день любят говорить: «Каков поп, таков и приход». Представляется, что эта народная мудрость весьма поучительна не только для религиозных, но и для светских пастырей. Однако не следует торопиться с выводом, что все наши государственные деятели не могут служить для граждан Израиля положительным примером. Среди них есть и люди порядочные, ответственные, заинтересованные в духовно-нравственном оздоровлении израильского общества. Но, увы, не они в настоящее время правят бал в нашей стране. Не является ли это одной из причин, приведших к тому, что такие личностные качества, как внимательность, тактичность, скромность воспринимаются в нынешнем Израиле (и не только в Израиле), как  пережиток прошлого или, иначе говоря, как отклонение от нормы?

Что ж, очевидно, назрела необходимость  признаться в том, что наше общество испытывает основательный дефицит скромности, причем не только в высших эшелонах власти, но и на всех остальных его уровнях. От этого дефицита оно уже страдает далеко за своими пределами. Во многих странах, особенно цивилизованных, мы, израильтяне, обрели репутацию людей шумных, заносчивых, бесцеремонных, — словом, невоспитанных. В свое время на это обратила внимание та же Лимор Ливнат. По ее словам, сказанным ею на встрече с русскоязычными журналистами в еще в 2002 году в качестве министра просвещения, от израильтян шарахаются во всем мире, не желая иметь дело с невоспитанными, бесцеремонными людьми. Не «работает» ли такое поведение граждан Израиля на формирование общественного мнения в международном масштабе явно не в пользу еврейского государства и, следовательно, на то, что оно проигрывает информационную войну? Хотя среди израильтян встречается немало скромных людей. Но по сравнению с теми, кто начисто лишен скромности, они гораздо меньше бросаются в глаза, и поэтому возникает иллюзия, что их почти нет.

В конечном счете сложившаяся ситуация не должна нас устраивать прежде всего потому, что мы считаем себя народом богоизбранным, и в силу этого  призваны являть собою положительный пример во всех отношениях, а значит, и в отношении скромности. Даже в том случае, если наша богоизбранность носит мифологический характер. При этом важно исходить из того обстоятельства, что скромность должна быть присуща не только отдельным людям, но и целым народам. Наверняка наш народ завоевал бы у других народов намного больший, чем на сегодняшний день, авторитет, если бы он предстал перед ними  как народ мудрой скромности.

Исаак  Юдовин