Израиль: что важней — спорт или кино?

Началась зимняя Олимпиада, и по этому случаю, мы можем присовокупить к нашим многочисленным наградам еще одну: приз на Каннском фестивале. И если вам показалось, что я что-то с чем-то перепутала, то все вопросы – к Министерству культуры и спорта. Два в одном – и, естественно из одного бюджета.

Бюджетные ассигнования на спорт по данным за 2011 год у нас составляют 0.03% от государственного бюджета, что является самым низкими ассигнованиями на спорт среди развитых стран. Даже страны, которые находятся в тяжелом экономическом кризисе и вынуждены были существенно сократить свои бюджеты, ассигнуют на спорт в разы больше чем мы. Если к тому же учесть что львиная доля наших ассигнований предназначенных для спорта идут на футбол-баскетбол, то становится понятным, почему у нас даже Нобелевских лауреатов больше чем олимпийских чемпионов.

Зато наиважнейшее из всех видов спорта (простите, искусств) у нас пользуется большими привилегиями. Если в 2011 году на спорт было ассигновано 21 миллион долларов, то государственные дотации только на одну категорию , а именно «художественные фильмы» составляют 10 миллионов, плюс непрямые субсидии в виде отчисления процента из доходов телевидения, что составляет примерно 15 миллионов долларов в год. Добавьте к этому вложения международных фондов , которые составили в прошлом году 15 миллионов долларов.

Что касается документального кино, то к субсидиям Министерства культуры и спорта следует добавить также поддержку со стороны иностранных неправительственных организаций. Только один из фондов поддержки документального мобилизовал в 2013 году 20 миллионов долларов, а согласно принятому в 2001 году закону все телеканалы обязаны вносить 1,5% налога от доходов в кассу национального кинофонда. Так что по сравнению со спортом наше кино гораздо в лучшем положении чем спорт, не говоря уже об общих ассигнованиях на культуру во всех ее отраслях, включая театр, фестивали, музыку, выставки и т.д.

Что можно сказать о стране, в которой одно министерство отвечает и за спорт и за культуру? А что можно сказать о стране, в которой существует 15 кинематографических факультетов – спрашивает известная американская критикесса и член жюри Иерусалимского кинофестиваля? 15 кинофакультетов — и только одно учебное заведение, которое готовит специалистов по спорту!

Разумеется, прогуливаться с камерой гораздо легче, чем бегать по дорожке стадиона, не говоря уже о том что для этого и стадион строить не нужно. Для того чтобы завоевать победу в спортивном состязании нужно много и тяжело работать, нужно обладать упорством и силой характера. Тут критерии объективны, конъюнктура не могут повлиять на результат.

В отличие от кино, для того чтобы выращивать спортсменов нужна инфраструктура, атмосфера поддержки, мотивация. Даже тем спортсменам, которых мы получили «даром» — то есть тех, кого вырастил СССР и кто приехал к нам, мы не сумели создать необходимые условия, не дали им возможности воспитать следующее поколение. (Правда, некоторые сумели переквалифицироваться в политиков, пойдя курс переподготовки на должности личного тренера будущего министра финансов)…

Но может быть, налогоплательщики хотят кино, а не спорт? Похоже, что нет. Израильский зритель отечественную кинопродукцию игнорирует – даже, и в особенности — ту, которая премируется на международных кинофестивалях. Израильская кинопродукция очень специфична и однообразна как в плане стиля, так и в плане контента. В большинстве фильмов речь идет либо о Катастрофе либо об оккупации. Это темы, на которые имеется спрос за границей.

Некоторые режиссеры снимают поочередно то фильмы о Катастрофе, то фильмы об оккупации. А некоторым, особо талантливым, удается даже совместить обе темы в одном фильме: «Мне с большим трудом удалось убедить израильский Фонд Кино в том, что оккупацию можно сравнивать с Холокостом», признается Сегаль режиссер фильма «Одем». Фонд министерства культуры и спорта выделил на этот фильм 1.3 миллиона шекелей. Правда, Яир Лапид, в ту пору еще журналист, поднял в прессе скандал по поводу этого фильма, который привел к тому, что сумма выделяемых средств была сокращена до 850 тысяч – остальные заморозили . Так что с тех пор мухи отдельно – котлеты отдельно.

На документальное кино у нас выделяется так много денег, что иногда перепадает нашим палестинским соседям. Когда фильм «Пять разбитых камер» получил премию Эмми как израильский фильм, его палестинский режиссер совершенно справедливо возмутился: «Но это не израильский фильм, — заявил он, -это моя идея, я его продюссировал, все его кадры носят личный характер, это взято из жизни моей семьи, я годами снимал его, и только в последний год я попросил Гая (израильский режиссер и по совместительству про-палестинский активист) помочь мне».

Фонды министерства культуры и спорта принадлежат налогоплательщикам, которым все меньше нравится тот факт, что его деньги уходят на кинопродукцию, большую часть которых никто не смотрит кроме тех, кто их делает, в то время как спорту достаются копейки. После фиаско на Лондонской Олимпиаде (ни одной медали!) министр культуры Лимор Ливнат назначила комиссию, которая должна была якобы расследовать причины провала. Кто-нибудь слышал о выводах этой комиссии?

Не нужно никакой комиссии, чтобы увидеть: денег нет. Даже те крохи, которые выделяются на спорт и те крохи которые остаются после футбола-баскетбола, распределяются в основном посредством муниципалитетов, которые расходуют эти спортивные дотации по своему усмотрению и без всякого контроля.

Во всех нормальных странах спорт является социальной лестницей, — только не у нас. Талантливые дети из географической и социальной периферии просто не имеют шанс заниматься теми видами спорта которые требуют денежных вложений.

Нелли Гутина, polosa.co.il