Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Вода народам... «

Вода народам...

Вода народам – «как пить дать» в каждый момент их жизни. Святая Земля изначала веков не была предназначена этой цели. Была она частично пустыней, частично малярийным болотом с участками местности между ними, пригодными скорее для кочевания стад, чем для оседлого поселения человека. Людям приходилось совершать трудные переходы из одного района страны в другой вслед за изменением состояния пастбищ и питьевых источников. Количество воды, которую можно было найти на местности или переносить с собой, ограничивало длину переходов. Путник в пустыне едва ли мог выжить, добравшись с пустым водоносным сосудом - горшком или мехом - до обезвоженного колодца. Веками колодцы определяли движение стад, людей и культур, что порождало и своеобразные законы гостеприимства. Нам, удалённым от той эпохи на пятьсот поколений развития человечества, трудно понять жизнеспасающий гуманизм такой простой формулы: «сядь, пей воду, ешь хлеб и оставайся до утра с нами». Главные события истории дошли до нас как встречи возле колодцев. Праотец Яков способен был «слышать воду». Где слышал, там рыл колодцы. Найти и отрыть колодец означало дать людям не только воду, но и «узел» дорог в пустыне. Узлы дорог становились очагами культуры и ядрами поселений, то есть - оседлой жизни. Бэр-Шева – город семи колодцев.

В те библейские времена кочевники целенаправленно засыпали камнями колодцы Якова. Это была их война с самой идеей оседлой жизни, их попытка «обрыва» шагов народов вперёд в историю. Однако сорок веков спустя магистральные дороги в Израиле легли на тропы древнего водоноса.

Много веков питьевая вода сводила и морское движение к каботажу между портами: вода загнивала даже в дубовых бочках и «тормозила» морскую торговлю. Лишь в восемнадцатом веке появились на кораблях первые опреснители. Они работали по принципу выпаривания кипящей воды и конденсации пара в дорогую, но низкого качества воду: «закончив кидать, он напился воды, - воды опреснённой, нечистой». За последние сто-двести лет были опробованы многие методы получения чистой воды. Не менее сорока разных принципов водоочистки и «осветления» - частичного удаления соли – находят применение по сей день. Все они «лучше, чем ничего», - воды не дают ни дешёвой, ни чистой. И первое, что делали моряки, швартуясь в портах земли, - заменяли питьевую воду на свежую.

Главным питьевым резервуаром в истории Израиля был Кинерет – библейское Гениссаретское (или, позднее, Тивериадское) невероятной красоты озеро. «Кинерет!» - частое женское имя в стране с начала ее возрождения в 1948 году. Бен Гурион, её первый премьер-министр, хорошо понимал необходимость как избавления от малярийных болот в стране, так и создания дополнительных источников пресной воды – и израильская компания «Макорот» («Источники») немало сделала для их отыскания, охраны, очистки - и распределения воды по стране. Но распределение не есть производство, и выпить Кинерет - не есть путь жизни, - а уровень озера пошёл книзу.

Первый израильский реальный проект промышленной опреснительной установки принадлежит профессору Александру Зархину, маленького роста, но больших идей человеку. Его опреснительная программа ошарашивала своей «издевательской» парадоксальностью для перегретой пустыни: она предлагала вымораживать воду Красного моря в самой южной и жаркой точке страны – в Эйлате, обращая ее последовательно в пар, лед и талую пресную воду. Для молодой страны такая индустрия была тяжела, возможно, даже и неподъёмна в то время. И люди тех лет нашли в себе силы лишь на «урезанный» вариант установки. При этом руководство её созданием и эксплуатацией (в соответствии с «замечательной» соц. традицией!) было возложено не на Зархина, а на не-специалиста из Гистадрута, и выбранное автором место строительства было передвинуто с жаркого юга страны в умеренный климат кибуца. Назначенный администратор также не смог проникнуть в существенные детали проекта и допустил ещё целый ряд упрощающих от него отклонений (всё это известно мне от самого Александра Зархина). В итоге «испошленный» вариант установки не вывел её на ожидаемые параметры. И хотя прототип проекта и подтвердил правильность его исходной идеи, но оказался неэкномичным и скорее похоронил проект, чем приблизил его к осуществлению в полном масштабе. Вероятно, Израилю стоит вновь рассмотреть проект Зархина, обещавший воду дождевой чистоты при невысокой энергоёмкости производства – и, возможно, осуществить его в наши дни.

Сидней Лойв, американский химик, шёл совершенно другой дорогой – и даже к совсем иной цели. Он изучал явление осмоса. Осмос известен нам с детских лет: стоит опустить открытые глаза в море, и «жжение» в них укажет на соль явления. Физико-химия объяснит, что интенсивность движения молекул внутри глаза и в воде моря - различны. Молекулы с большей энергией сильнее ударяют в глазное яблоко, что мы и ощущаем как жжение. Поверхность нашего глаза, к счастью, непроницаема для воды, его стекловидное тело сохраняет свою концентрацию даже и после шести часов купания в море. Однако в природе есть материалы, пропускающие жидкость, - их называют полупропускающими мембранами. Они «сосут» водяной раствор сквозь оболочки корней растений. Интенсивность подсоса зависит от энергии молекулярных движений и называется осмотическим перепадом давлений или попросту осмосом. Существуют и избирательно пропускающие мембраны. Так, оболочка любой живой клетки способна пропускать питательные вещества внутрь клетки, а продукты распада - наружу. Без избирательного осмоса клеточных оболочек и двустороннего обмена веществ клетки с ее окружением не была бы возможна жизнь.

На грани живой материи с полимером лежит еще один тип оболочек - мембраны с обратным (или принудительным) осмосом. Если такая оболочка разделяет две жидкости, одна из них перетекает в другую. Но если такую мембрану подвергнуть перепаду давлений обратного направления, она изменит направление пропускания. Оказалось, что, при определённом подборе давлений и свойств материала, мембрана способна пропускать относительно мелкие молекулы жидкости (воды в нашем случае) и задерживать более крупные молекулы соли. Химики назвали это явление обратным (или принудительным) осмосом, поскольку движение жидкости через мембраны «вынуждается» искусственно создаваемым перепадом давлений по обе её стороны.

Сидней Лойв провел серию опытов по принудительной прогонке воды сквозь мембраны с целью отделения молекулярной воды от соли. Это в принципе удалось. Но для промышленного использования потребовало рулонного материала, способного выдерживать большой перепад давлений, причем в обе стороны, поскольку необходима периодическая промывка рулона обратным потоком промывающего раствора. Материал мембраны должен обладать высокой химической стойкостью при промывке, строго заданной проницаемостью и отвечать на многие дополнительные требования производства. По ходу научно-технической разработки и промышленного внедрения идеи Лойв переехал в Израиль, - страна «олимов» (новых репатриантов – прим. ред.) пополнилась на семью. На горизонте забрезжил завод, перерабатывающий воду моря на питьевую методом обратного осмоса.
Группа инвесторов заключила договор с государством, по которому создаваемый комбинат через двадцать пять лет со дня подписания договора переходит в собственность государства. И вклад в сто миллионов долларов начал свою работу.

Вскоре удалось создать ленту осмотического материала на базе пластика. Тогда возникла необходимость плотно смотать из неё рулоны диаметром в двести миллиметров и аккуратно одеть их на пористую трубу. Если эту трубу поместить теперь в корпус, выдерживающий давление в семьдесят бар, - семьсот метров водяного столба! – получим единичный осмотический пакет. Осталось освоить производство пакетов и объединить в батареи. На входе в каждую батарею - насос. На выходе пакеты подключены к трубопроводу готовой воды. Батареи объединяются в блоки, блоки в корпуса, корпусов на заводе два, - и вот теперь в туманной дали начинает просматриваться потребитель.

Ох, до него не рукой подать. Чтобы осмотические пакеты качественно работали, подаваемое сырье – морская вода – должно быть очищено от неживых и живых механических примесей. Для этого точку её забора приходится вынести на три километра в открытое море, туда, где вода свободней от прибрежного ила и прибойных включений. Там точка забора должна быть опущена метров на сто в невозмутитую для волн глубину, оставаясь приподнятой метров на десять над дном моря, чтобы не всасывать придонных осадков. И все же для лучшей защиты пакетов придётся слать воду на предварительную фильтрацию. Точка всоса воды разрастается в блок механической очистки всей входящей в завод воды. Но воды моря не ходят в блоки своею волей, - их нужно гнать насосом. Прибрежный всасывающий насос не поставишь: три километра трубы придётся «проталкивать» перепадом давлений бара в два-три. Придётся строить насосную станцию на входе в трубу, то есть погружённую в глубину на сто метров. ёе задача – прокачивать воду моря через водозаборные трубы и первичные фильтры.
К блоку первичной очистки ведут три трубы длиной по три километра каждая с грубым сетчатым фильтром (чтобы не засасывать водоросли и рыбу). Диаметр труб немного необычный: 1.8 метра. Есть в мире один завод - в Швеции - он производит такие трубы отрезками по пятьдесят метров каждый. Делим три тысячи на пятьдесят – нужны шестьдесять отрезков на каждую всасывающую трубу. Тонн двадцать весит каждый отрезок..... Что ж, современные краны погрузят их на палубы контейнеровозов. Но судно зачем-то идёт на Кипр, - не знает капитан, что ли, что завод-то создаётся в Израиле, в Ашкелоне? Знает. Но… береговая линия Израиля так застроена, что не найти участка для сборки плетей длиною хотя бы в десять отрезков (в полкилометра)… А что же на Кипре? Нашёлся свободный участок берега. Однако же ни одно судно в мире такой длины плеть не сможет принять на борт, - длина самых крупных танкеров не более трёхсот метров. Поэтому рядом с участком сборки пришлось отрыть специальный порт. После сборки плетей оба их торца герметизируют фланцами и скатывают в акваторию порта. Ну, вот, теперь наши трубы плавают. Остается собрать их плети, как бревна в плот, и двумя мощными морскими буксирами в сопровождении катеров охранения вести километровый караван в Ашкелон в дни относительно спокойного моря. Суток двое длится такая ответственнейшая проводка, создавая временную опасность в районе моря, о которой оповещаются флоты всего мира. На участке монтажа два плавучих крана разбирают плоты по плетям, отбуксировывают на участки укладки и приподнимают торцы плетей над волнами так метров на пять. Монтажники размонтируют походные фланцы и пересоединяют их на фланцы рабочие. По завершении точной сборки шести плетей каждой линии нагнетания нужно так расчетливо затопить все три трехкилометровых прогона, чтобы точно опустить на фундамент, где замыкающий фланец плети обязан совпасть с нагнетательным фланцем погружённого в море насоса.

Ну, теперь всё. Осталось включить насосы и гнать километры морской воды на первичные фильтры. За ними ждёт воду вторая ступень - многоступенчатые центробежные насосы высокого давления, скоростные и компактные, готовые к технологической прокачке пакетов обратного осмоса. Уфф…

Да только включить ничего нельзя - нет на это пока энергии. Её расход на привод главных технологических насосов настолько велик, что электросеть Израиля не в состоянии обеспечить устойчивую работу завода. Придётся монтировать собственную энергосистему. Это означает, что энергоноситель - уголь - придётся закупать в Мексике и доставлять через океан рудовозами. Потребуются приёмные пирсы, грейферы, транспортёры перемещения угля с судов на угольный «дворик» (площадью с современный стадион олимпийского класса), система подачи угля с дворика на паровой котёл с попутной его подсушкой и размолом в тончайшую пыль, система подачи пыли в циклоны её сжигания, включающая пылевые вентиляторы, воздуходувки, дымососы и дымовые трубы, сам паровой котёл, системы шлакоудаления из него и экологической очистки дымовых газов от пепла на пути в дымовые трубы, систему подачи пара на паровые турбины привода электрогенераторов станции, трансформаторы полученной электроэнергии, - всё это «простенькое» хозяйство придётся ее продублировать, чтобы его обслуживание и ремонты не останавливали работу завода все 365 дней в году. На деле электростанция комбината вырабатывает даже избыток энергии и продаёт его в государственную энергосистему. Людей на заводе почти не видно, всё это работает как-то само.

Ну, теперь, кажется, главное сделано. Ленточку можно резать, врубать рубильник. И вот - моторы ставятся под нагрузку, насосы давят морскую воду сквозь осмотические пакеты, материал их задерживает молекулы соли и пропускает молекулярную воду в центральные отводящие трубы.

Работа комбината «течёт» по проекту. Каждый год каждый блок (на заводе их два) поставляет по тридцать миллиардов литров молекулярно чистой воды. Её молекулярная чистота означает, что удалены не только микробы, ни и те примеси, от которых фильтрация не освобождает грунтовые воды, - удалены яды бескультурья - канализации и разбрасывания отходов. Молекулярная очистка даёт стопроцентно чистую воду. Для придания ей привычного для нас вкуса и улучшения осмотических качеств (то есть во избежание самообогащения ее солями нашего организма) молекулярно чистую воду кондиционируют добавкой в неё солей кальция, магния и других веществ, повышающих ее физиологичность над дождевой водой. Всё. Лучшая в мире вода готова, производство поставлено на поток. Первыми её получили Газа, палестинская автономия, Иордания. Остаток пошёл в Ашкелон и Негев. Плановый срок службы осмотических пакетов – семь лет, из них пять прошло, и за это время завод перестал быть крупнейшим в мире. Где же теперь крупнейший завод, за какими морями?

А в Нахаль Сорек, в Ашдоде, в Пальмахим и Хадере, по всему средиземноморскому побережью Израиля, чтобы обеспечить ему в 2013 году около 600 миллиардов литров питьевой воды в год. К 2014 году пять израильских комбинатов будут производить 750 миллиардов литров воды в год, что снимет зависимость водного хозяйства Израиля от природы. Это освободит Кинерет от уже непосильной для него роли генерального поставщика воды на весь растущий Израиль, позволит озеру вернуть свой природный уровень и даже, возможно, сбрасывать часть воды в Мёртвое море, замедляя пересыхание как самого моря, так и расположенных над ним стран Ближнего Востока.

Мёртвое море ежегодно безвозвратно теряет около кубического километра воды. Люди видят снижение уровня моря, но не связывают его со снижением испарения, питающего росой и туманом Афро-Азиатский разлом и его нагорье. Пересыхание моря прекратит его испарения и не только оставит полупустыни Востока без ночного тумана, но и обрушит на них жар солнца, поглощаемый дневным испарением кубического километра воды. Лишившись его, полупустыни «пересохнут» в пустыни.

Если бы судьбы арабских стран волновали ООН в такой же мере, как насаждение антисионизма на тех же и других землях, стало бы осуществимым спасение Мёртвого моря самотёчным каналом из Средиземного моря в Мёртвое. Канал не только восстановил бы водное и тепловое равновесие на Востоке, но стал бы каналом рабочей дружбы спасаемых стран района. Но тепловые балансы и рабочие содружества между странами – не то, чего ищет ООН в политике и природе. Как и в библейские времена, засыпка колодцев Якова видится нашим соседям по миру делом посущественней иссыхания окружающих земель и народов и расползания пустынь по планете.

И потому понятно, что израильское цивилизационное достижение, искореняющее конфликты и войны за воду на всей планете мир встретил нудной программой погрома по стандартам средневековья, - правда, на третьего тысячелетия техническом уровне. Завязкою стала травля Израиля масс-медиа полумира, затем вышла в море флотилия наёмных миро-притворцев под флагом свободы террору Газы. Продолжением стало банальное бичевание еврейской самозащиты как агрессии против народов ПА и Газы. Питаемых, напомним, израильским водоводом и прочими средствами эксплуатации еврейского государства. Ситуация иждивенчества подогревается ООН и террором. Для укрепления из содружества ООН заявила даже, что «израильская блокада Хамаса превращается в блокаду ООН». Такой оборот мировой политики и верно, - вытесняет Израиль из числа «миролюбивых» стран мира в преследуемую ими страну. Результатом становятся новые международные дипломатические и экономические трудности и призывы к торговому, научному, культурному, спортивному и другим известным человечеству видам бойкота. Делегитимация малой страны коллективом мировых ненавистников противоречит базисным данным всей мировой истории. Абсурд погромного настроения заглушает действенность и объективность науки.

Как же эта страна живёт, как умудряется развиваться, как сохраняет еще ясность мысли в злобе бездумного окружения? На какие опирается истины?

Опирается на законы вселенной, что и для Земли, и выше. На ответственность за природу и перед ней. На разум и мораль своей Книги, вот уже сорок веков ненавистной сходящим с её пути. На силы граждан своей страны, - к примеру, создателей комбината.

Всё вместе это не так уж и мало. Стоит Израиль. Стоит и строит, и защищает себя, и мир, и врагов своих, внешних и внутренних, от пересыхания их стран и рассудка. И как бы они на погром Израиля ни созывали громил планеты и за террор ни воздымали руку, слаба их рука – и прогнута весом правды.

И как ни клевещут они на Израиль, но именно он несёт ток морали, воды и мира – народам Мира.

«… и увидят и устыдятся ненавидящие народ твой», Исайя 27.14

Яков Нелькин



Технониколь роклайт плотность каменная вата технониколь master роклайт.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.