Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Японские заметки: после цунами... Продолжение «

Японские заметки: после цунами... Продолжение

В понедельник я проснулся в городе Сендай. Местный профессор богословия предложил показать мне город, славившийся некогда своим сопротивлением династии Мейдзи во второй половине 19 в. Мы заехали на гору, где посетили восстановленный после американской бомбёжки мавзолей Дате Масамуне, местного феодала 17 в., известного тем, что послал делегацию в Ватикан с целью установления торговых отношений с католическими странами. К тому времени как делегация, после пересечения Тихого океана и Мексики, спустя семь лет, добралась до Рима, выяснилось, что династия Токугава изгнала из страны всех католиков. Вопрос оказался таким образом решённым, и делегация отправилась домой. По дороге несколько человек остались в Испании, где недалеко от Севильи основали деревню, до сих пор именующуюся Japón. На той же горе стоит мрачноватый памятник победе над Россией в войне 1904 г., а рядом с ним лежит некогда венчавший его потрёпанный бронзовый орёл, снесённый во время землетрясения.

Затем мы заехали в гости к настоятелю буддийского храма, построенного всего двадцать лет тому назад течением Содо-дзен. Г-н Нишияма свободно говорит по-английски, ибо его ученики разбросаны по всему миру. Он много лет преподавал буддизм в местном университете, а сейчас полностью посвящает себя религиозной деятельности. Он объяснил мне фундаментальное для буддизма значение отрешённости, а я, в свою очередь - хасидское понятие "битуль", причём мы согласились, что самое трудное - это отрешиться от своего "я" . Он показал мне основные помещения, позвенел в колокол и даже постучал в ритуальный барабан. А потом - удивил меня вопросом о "китайской угрозе". Об этом немало пишется в американской и японской прессе, и священнослужитель, явно утратив свою отрешённость, проявил по этому поводу немалое беспокойство. Резкий переход на политику напомнил мне некоторых раввинов, чьё обсуждение мирских вопросов политики никак не свидетельствует об отточенных годами изучения Талмуда аналитических способностях.

Ночь я провёл в традиционной японской гостинице «риокан» в городке Изака-онсен, недалеко от города Фукусима. Онсен - это горячий источник, которыми изобилует стоящая на вулканической породе Япония. Как положено в таких случаях, облачившись в халат "якута", я отправился в горячую ванну под открытым небом, после чего вкусил в вегетарианском варианте сдобренный горячим саке традиционный японский ужин. Удовольствие из редких, и, приезжая в Японию, не надо себе в нём отказывать.

Вторник оказался исключительно насыщенным и интересным. Мисако, жена моего коллеги из Токийского университета и организатор моего путешествия, разработала вместе с местным агентом недвижимости г-ном Гото целый маршрут. Сначала мы заехали в лагерь беженцев из района атомной станции. Встретили нас плотные, слегка грубоватые пожилые женщины, проработавшие всю жизнь в рыболовстве и сельском хозяйстве. Родом из прибрежного городка Намие, сейчас они живут в передвижных домиках, получают государственное пособие в 1200 долларов и буквально сохнут от безделья. Найти работу в городе Фукусима они не могут, их дети и внуки, а у кого и мужья разъехались по стране в поисках работы, и им не остаётся ничего кроме посиделок, бесед с социальными работниками и физкультуры. Денег на покупку рыболовного оборудования или земли у них нет, на переподготовку в их возрасте не попасть, и настроение у них невесёлое. Вся прошлая жизнь ("у нас всё было - настоящий рай") пропала, а новая ничего хорошего не сулит. Ведь ещё до цунами в водах около электростанции изобиловали рыбы-мутанты. "Начальникам компании "Тепко" (владельцам атомных электростанций) здесь бы пожить!" При этом мне сказали, что частота самоубийств после цунами не повысилась, но несколько человек покончили с жизнью после разрешённой раз в год поездки в пустующий родной дом. Тут я понял, что, хотя я в своё время отдал весь свой гонорар от японского издания на помощь беженцам, дело тут не в отсутствии средств.

После посещения лагеря г-н Гото привёз нас в свою компанию на чай. Сам г-н Гото вернулся в Фукуcиму только после цунами, но его сотрудник рассказал, что цены на недвижимость особенно не изменились, т.к. многие переезжают сюда из более заражённых радиоактивными веществами мест, некоторые - для ухода за пожилыми родителями. В городе также наблюдается наплыв строительных компаний, которым надо размещать в нём своих сотрудников. Всё это компенсирует отъезд некоторого числа местных жителей в более безопасные районы страны. К тому же все муниципальные работники обязаны по закону жить в пределах города. Ещё в машине г-на Гото я заметил счётчик Гейгера, без замеров которого никто, конечно, ничего покупать здесь не будет. Во время моего пребывания в Фукуcиме, от которого до атомной станции более 60 км, уровень радиоактивности был вполне безопасным.

Следующая остановка была в местном филиале старейшей в стране женской организации "Томонокаи", основанной более века тому назад Мотоко Хани, первой в Японии женщиной-репортёром. В ней одно время состояло 20 000 членов, но сейчас из-за того, что всё больше женщин работают вне дома, число участниц постоянно сокращается. Журнал этой организации "Фудзин но томо" (Друг женщины) - одно из старейших в стране периодических изданий. На третий день после цунами активистки взяли шефство над городком Чинчичу, и прибыли туда сначала с продовольствием, затем с собранными по всей стране ячейками "Томонокаи" предметами первой необходимости, а сейчас в основном предоставляют населению психологическую помощь, обмениваются с местным населением кулинарными рецептами, налаживают производство изделий местного народного творчества. Поскольку жизнь в городке приходит в норму, сегодня они в основном работают с женщинами старше 65 лет.

В первые поездки в поражёные районы у некоторых активисток были защитные костюмы, у некоторых - нет. Дело в том, что правительство долго не оповещало население об уровне радиоактивного заражения. Недоверие к правительству и компании "Тепко", которая эксплуатирует атомную электростанцию, постоянно растёт. Это стало совершенно очевидно во время посещения педиатрической клиники, построенной на пожертвования сотен матерей малолетних детей. Они не доверяют государственным врачам и предпочитают обращаться к подобранным ими самими врачам, которые принимают бесплатно, проводят обследование и оказывают детям посильную помощь. Клиника выглядит нарядно, в ней много детских книг, подаренных местным книготорговцем, игрушки и настольные игры. В клинике регулярно проходят чтения сказок, детские праздники, так что дети приходят сюда без страха и даже с удовольствием.

Сотрудники клиники протестуют против намерения правительства повысить допустимые пределы облучения, причём занимается этим почему-то министерство образования. Как мне объяснили, уровень радиации растёт по всему миру вот уже более 60 лет, и нельзя определить общее количество радиоактивного заражения каждого человека. Для этого надо сохранить молочный зуб ребёнка и по нему сравнивать потом с зубом того же человека во взрослом возрасте (радиоактивный изотоп стронция заменяет в зубах кальций). В Японии вообще редко говорят о кумулятивных данных, которые как раз и являются решающими для контроля за здоровьем человека. Более того, замеряется лишь уровень внешнего облучения, но совсем не учитывается заражение от приёма пищи с повышенной радиацией.

Недавно в ряде городов Японии выступали специалисты из Украины и Белоруссии, делясь своим опытом работы после катастрофы в Чернобыле. В частности, они считают, что зачистка территории от радиоактивных веществ приносит больше вреда, чем пользы (кроме, конечно, пользы для владельцев занимающихся зачисткой компаний), ибо таким образом заражение просто распространяется вширь.

Префектура Фукусима вполне обеспечивает себя энергией от гидроэлектростанций. Атомные станции были построены здесь исключительно для снабжения Токио. Для этого сначала сменили местное начальство и нейтрализовали протесты населения обилием строительных контрактов.

После того, как почти целый день мы провели под тенью бедствия стихийного, к концу дня мы приехали в музей Освенцима, посвящённый бедствию, которое произошло уже по прямой вине человека. Музей, расположенный в сельской местности, открыли специально для нас. В нём рассказывается об истории геноцида, а в поставленных в стороне двух товарных вагонах выставлены копии рисунков, сделанными детьми во время войны. Они взяты из польской книги "Wojna w оczach dietcka". Книгу эту обнаружил во время своей поездки в Польшу один японский предприниматель. Увидев её, он вспомнил, как сам в детстве играл в войну и упоённо "убивал" китайцев. Поэтому он вложил собственные средства в издание этой книги по-японски.

В музее рассказывается и о тех, кто спасал людей от неминуемой смерти. Впервые я узнал здесь о священнике Максимилиане Кольбе, который заменил собою отобранного нацистами для казни семейного заложника. Мне показали книгу "Rescuers" с предисловием Cynthia Ozick. На видном месте в музее находится дотоле неизвестная мне фотография солдат 60-й армии Первого украинского фронта, открывающих ворота Освенцима, за которыми видны охваченные радостным нетерпением узники. Сотрудники музея участвуют в борьбе против развития в стране атомной промышленности, организуют разного рода общественные мероприятия, ибо видят в трагедии Освенцима последствия человеческого безразличия. Поскольку уровень радиации в музее несколько выше обычного, они стараются не принимать школьные группы. На прощание я обещал послать в музей фильм Менахема Даума о спасении евреев в Польше "Hiding and Seeking"

В самом конце дня я пригласил г-жу Мисако и г-на Гото на ужин в ресторан, где подают собу, гречневую вермишель, и разные маринованные овощи, под которые прекрасно пошло горячее саке, утешившее нас после довольно тяжёлого дня. К вечеру я уже был в университетской гостинице в Токио.

На фото - лагерь беженцев.

Яков Рабкин

Яков М. Рабкин – профессор истории Монреальского университета, автор более 200 статей и нескольких книг, одна из которых переведена на русский язык(«Еврей против еврея. Иудейское сопротивление сионизму» М., Текст, 2009).



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.