Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  ЭТА УДИВИТЕЛЬНАЯ САРРА РОСС «

ЭТА УДИВИТЕЛЬНАЯ САРРА РОСС

ЭТА УДИВИТЕЛЬНАЯ САРРА РОСС

Объектив не может быть объективным

Зиновий КЛЕБАНОВ, Иерусалим

В те октябрьские дни в иерусалимской квартире Сарры Росс не умолкал телефон. Родные, друзья и даже незнакомые ранее люди со всех уголков мира поздравляли с 95-летием. Она не переставала удивляться тому, что ее знают, о ней читали, ее помнят. Звонившие от души желали благополучия и долголетия.
Готовясь к солидному юбилею, Сарра задумала написать книгу воспоминаний. Идею горячо поддержали родные, друзья из Китайского общества. Ей было о чем поведать, что показать. В канун юбилея прекрасно оформленная издательством "Компас" книга вышла в свет. "Пятьдесят лет с фотокамерой в Доме президента Израиля"- так назвала Сарра Росс книгу, посвятив ее светлой памяти мужа Эли. Обдумывая содержание книги, Сарра не могла не вспомнить детство, юность, жизнь и работу в далеком Китае, о котором остались самые теплые воспоминания. Автор книг о Иерусалиме Алекс Резников писал о Сарре: "Эта женщина с цепкой памятью".
Память помогла отчетливо восстановить события тех далеких лет прошлого века. 1915 год в старинном русском городе Иркутске, одном из красивейших городов Сибири, в еврейской семье Исая Абрамовича Навтановича, служившего в царской армии прасолом - человеком, выбиравшим и закупавшим лошадей для кавалерийских частей, родилась девочка. Родители назвали ее библейским именем Сарра. О городе своего рождения, о том, как жилось ее родителям в те годы, она узнала позже из их рассказов. Отец девочки, будучи умным, практичным человеком, понял, что Россию ждут большие беды - шла Первая мировая война, назревала революция. Поэтому, уволившись из армии в 1916 году, он с женой Шимой и годовалой дочкой в поисках спокойной жизни перебрался в китайскую провинцию Маньчжурию. Семья обосновалась на станции Куаньченцзы - конечной станции Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), построенной Россией. С этой же станции начиналась Южно-Маньчжурская железная дорога. Отец занялся там знакомым ему делом - закупкой и сбытом породистых и ломовых лошадей, рысаков для ипподромов. Мать занималась домашним хозяйством. Дела семьи быстро пошли в гору. Купили большой дом, держали прислугу. В свободное от дел время отец посещал местную синагогу. Обладая приятным голосом, пел там в хоре. Любил читать. В семье старались соблюдать традиции, но общались по-русски, поэтому, когда Сарра подросла и встал вопрос о выборе школы, колебаний у родителей не было. Выбрали русскую школу, находившуюся в соседнем городе Хайларе. Там преподавали опытные русские учителя бежавшие из России. Сарра успешно окончила четыре класса. В начале двадцатых годов в Маньчжурию перебралось немало русских, боявшихся преследования большевиков. Для оказания помощи им был создан комитет, активное участие в работе которого принимала мать Сарры - Шима. Комитет искал работу и жилье для прибывших. Шима двух из них приютила в своем доме. Одна, Ольга Дмитриевна Бушмакина, родом из дворянской семьи стала воспитателем Сарры. Девочка привязалась всей душой к этой ласковой сердечной женщине, познакомившей ее со многими произведениями русских классиков, прививавшей правила хорошего тона. Сарра справедливо считает, что красивым литературным русским языком, которым она владеет в совершенстве до сих пор, обязана Бушмакиной.

В поисках лучших условий жизни семья Навтановича позже переехала в Харбин, бывший в то время центром еврейской общины Северо-Восточного Китая. В Харбине Сарра продолжила учебу в коммерческом училище высшего уровня. Там она впервые познакомилась с еврейской историей.
Некоторое время пришлось ей учиться и при монастыре в городе Тяньцзыне. Там обучение велось на английском языке. Способная усидчивая Сарра быстро овладела английским, что очень пригодилось ей в дальнейшей жизни. Вернувшись в Харбин, Сарра продолжила учебу. На сей раз это была школа коммерческих наук. 18 лет от роду она окончила полный курс школы. Зимние месяцы Сарра со своей младшей сестрой Рахелью проводила в школе, а на лето сестры приезжали в теплый родительский дом на вкусные мамины пироги. Сестры очень любили своих родителей, старались помогать им по хозяйству. Папина любовь к животным передалась и Сарре. Часами без устали она могла ухаживать за лошадьми и была счастлива, когда отец в награду за труд позволял ездить верхом. Но не только помощь отцу и верховая езда занимали каникулярное время Сарры. Она дава ла уроки русского и английского языков китайским сверстникам.
В 1931 году японцы оккупировали всю Маньчжурию и создали на ее территории марионеточное государство Манчжоу-го, просуществовавшее до 1945 года. Сарру, хорошо знавшую на бытовом уровне японский и китайский языки, пригласили давать уроки русского языка детям высокопоставленных лиц марионеточного государства. Среди ее учеников оказался и сын министра - молодой офицер. Как-то веселая и озорная по характеру Сарра пришла в комнату, где проходили занятия. Не застав там своего ученика, увидела висевший на стене его военный мундир, облачилась в него и решила в таком виде встретить своего ученика. Войдя, тот понял шутку, вручил Сарре еще и саблю и в таком виде сфотографировал. Эта фотография сохранилась в ее альбоме и напоминает о забавном случае юности.
По окончании учебы Сарра занималась частными уроками, а позже рекламой. Она была хорошо сложена, миловидна, владела языками, знала литературу. Ее редкий шарм привлекал к ней людей. Открытая, общительная, дружелюбная, она в любой компании обращала на себя внимание. Во время одной из поездок в город Дайран, где на берегу моря любила отдыхать молодежь, она познакомилась со своим ровесником статным симпатичным Ильей Розенбергом, работавшим продавцом в одном из магазинов Дайрана. Молодой человек привлек внимание Сарры своей спортивной выправкой. Как позже узнала девушка, он был чемпионом Бейтариады по прыжкам с шестом. Молодые люди понравились друг другу. Семья Ильи приехала в Китай в начале века из Одессы, и Илья был уроженцем Китая. Спустя некоторое время Сарра познакомила Илью со своими родителями. Парень понравился. Они называли его Эли. Имя прижилось. Когда Эли сделал Сарре предложение, родители дали согласие на брак их дочери. В 1938 году состоялась свадьба, а в конце года супруги праздновали рождение сына Дани.
Жили дружно и счастливо. Оба работали. Сарра рекламным агентом популярной харбинской газеты, Эли не гнушался тяжелого физического труда. Во второй половине тридцатых годов обстановка в Харбине ухудшилась. Город наводнили русские белогвардейцы атамана Семенова. Местные власти не препятствовали им вторгаться в еврейские бизнесы, устраивать бесчинства. Напуганные бездействием марионеточных властей, еврейские семьи стали покидать Харбин. В 1939 году по этой же причине и семья Эли уехала из города, как и многие знакомые, в Шанхай. На пограничном пункте беженцы вынуждены были ждать разрешения пересечь границу много дней. Но Сарре повезло. Некто Иван Третьяков, прислуживавший властям, узнал в ней дочь Исая Нафтановича. Когда-то отец Сарры очень помог ему, Третьяков помнил добро, он помог быстро получить необходимые для выезда документы.
Покидая Харбин, супруги захватили большую банку меда. Им было известно, что харбинский мед пользуется в Шанхае большим спросом. И действительно, продав его, они смогли продержаться материально первое время. В те годы Шанхай был процветающим городом. В народе его называли "желтым Вавилоном" из-за большого скопления беженцев из разных стран. С приходом в Германии к власти Гитлера здесь нашли убежище тысячи евреев, которых не принимали другие страны. Но русская колония оставалась самой большой иностранной колонией в городе. Была и улица, называвшаяся Русской. Знакомясь с огромным городом, супруги не уставали удивляться: в домах не закрывались двери, окна на ночь оставались открытыми на любых этажах. На центральной улице рядом с полицией висела огромная доска объявлений, сообщавшая о найденных вещах. Тут же указывался адрес, куда нужно было обратиться за их получением. На этой же доске вывешивались найденные вещи, в том числе бумажники, часы, документы, и самым удивительным было то, что никто не присваивал чужие ценности. Они ждали своих хозяев. Так было воспитано местное население в то время.
Молодой семье повезло. Получить работу помогли родные Эли, давно жившие в Шанхае. Сарру по рекомендации приняли на работу агентом в известную фотостудию. Эли повезло меньше, приходилось перебиваться случайными заработками, но он не унывал. Сарра целыми днями искала клиентов для съемок. Работа ей нравилась. Она помогала узнать город, его разноязыких жителей. Так ей посчастливилось познакомиться с прибывшим из Парижа знаменитым артистом и певцом Александром Вертинским, ставшим постоянным клиентом фотостудии, позже - с "Королем джаза Дальнего Востока" Олегом Лундстремом. Но были и курьезные случаи, о которых с присущим ей юмором вспоминает Сарра Росс. Однажды в поисках клиентуры, просматривая свежую газету, она остановила свой взгляд на фотографии: статные мужчины в костюмах, расшитых золотыми галунами, красовались на фоне шанхайского "Гранд-отеля". Ге- нералы, - решила Сарра. Вот будет здорово, если они станут клиентами фотостудии! И она тут же отправилась в "Гранд-отель". Каково же было ее изумление, когда, зайдя в лифт, она столкнулась с одним из тех "генералов", оказавшимся простым лифтером.
Наступил 1945-й, год Победы над фашистской Германией, год капитуляции Японии. Шанхай ликовал. В "желтом Вавилоне" появилось много "белых шапочек", как называли местные жители американских моряков, шумно отмечавших победу. В городе в спешном порядке открывались новые рестораны, магазины, увеселительные заведения. И тут у Эли родилась идея, которая понравилась и Сарре. "Хватит тебе работать на дядю. Давай начнем свое дело!" Приобрели дорогую немецкую фотокамеру - знаменитую "Лейку", нужное оборудование для фотолаборатории.
Начать работу решили в танцевальном зале, открытом только для американцев. С 12 дня и до глубокой ночи там гремела музыка. От клиентов не было отбоя. Каждому, купившему билет, полагалась китайская танцовщица. Конечно же, американским морякам очень хотелось запечатлеть себя в обществе прелестных китаянок, скорей всего по этой причине китаец - хозяин танцевального зала сразу согласился с предложением Эли открыть фотостудию прямо здесь, в подсобном помещении зала. В самом зале красовалось объявление на английском языке, приглашавшее гостей фотографироваться. Гарантировалось получение фотографий через 30 минут. Желающих фотографироваться с прелестными китаянками нашлось немало. Пришлось приглашать в помощники китайского фотографа для работы в фотолаборатории. И как обещалось в объявлении, через полчаса Сарра торжественно разносила по столикам сверкающие глянцем великолепные фотографии. В условленный день Эли принес хозяину причитающуюся сумму и очень удивился, когда улыбающийся китаец сказал: "Оставь себе эти деньги, я заработал за это время в 10 раз больше".
Узнав о фотографах, говорящих по-английски, капитан одного из кораблей 7-го американского флота пригласил их на базу кораблей в порт Циндао. Супругам было предоставлено небольшое дачное помещение, где они жили и где печатали фотографии. Целое лето они проработали в этом курортном городе.
Вернувшихся довольных Эли и Сарру ждали в Шанхае неприятные новости: город в массовом порядке покидали тысячи русских. Уехал со своим оркестром Олег Лундстрем, покидали город даже бывшие белогвардейцы. Они надеялись, что выигравший войну Советский Союз будет великодушен. По радио раздавались призывы о возвращении на родину. Находились, однако, и скептики, не верившие советским властям, но и они покидали Шанхай, уезжая в США, Аргентину, Австралию. Саррины знакомые поддались агитации. Они и Сарру уговаривали вернуться в Россию. Она даже отправилась в советское консульство, несмотря на протесты Эли. Там она столкнулась с непривычным для себя грубым обращением служащей консульства. "Если здесь они со мной так грубо разговаривают, что же будет там? Наверно, прав Эли". Она спрятала в сумочку фотографию отца в форме солдата русской армии, которую собиралась показать как доказательство лояльности к России, и поспешила покинуть помещение. Решением не возвращаться в Россию она не только обрадовала мужа, но и спасла всю семью от печальной участи тех, кто поверил посулам и уехал. Многие из них были репрессированы, остальные влачили жалкое существование и каялись, что поддались лживой агитации.
Однако в Шанхае семье Сарры оставалось жить недолго. Радостное известие о создании в Палестине еврейского государства оставшимися в Шанхае было встречено ликованием. "Вот куда мы должны ехать", - эти взволнованные слова Эли изменили все планы. Охваченные общим порывом, не раздумывая, стали паковать вещи, и первым пароходом, направлявшимся в Хайфу, вместе с младшей сестрой Рахелью и 9-летним Дани отправились в далекий путь. Расставание с Шанхаем не было легким. Она и Эли полюбили этот огромный разноликий город, дружественных китайцев, населявших его. В Шанхае они приобрели верных друзей. Поднявшись на борт итальянского парохода, заплаканная Сарра услышала с берега свое имя. Ее взволнованно звала китаянка - няня Дани. "Что-то случилось?" - спросила Сарра, спустившись с трапа. "Мадам, вы забыли на тумбочке золотое кольцо. Я рада, что нашла вас, возьмите его". И по сей день Сарра с большой теплотой говорит о шанхайцах, о Китае, где не было пролито ни одной капли еврейской крови.
Грусть вскоре сменилась эйфорией. Они плыли в свою страну, на святую землю! Все пассажиры, находившиеся на корабле, а это в основном были молодые люди, пели, шутили в предвкушении встречи с новой Родиной. Охваченные энтузиазмом, они охотно помогали команде корабля и порой было непонятно, кто пассажир, кто матрос... В пути сыграли свадьбу сестры Сарры Рахели. Ее избранником стал Исай Сарно из Циндао. Свадьба прошла с соблюдением еврейских традиций с хупой и молитвой раввина. Капитан корабля уступил молодым свою каюту. А Эли и Сарра, конечно, не могли упустить такой случай, чтобы не запечатлеть на фото события исторического рейса. Печатали фотографии тут же на корабле в наспех оборудованной фотолаборатории. Добродушный капитан, которому очень нравились веселые пассажиры, выделил под фотолабораторию целую каюту. Интересными снимками супруги радовали ехавших с ними пассажиров и команду корабля.
Пройдя за два месяца два океана, Гибралтарский пролив, Средиземное море, корабль бросил якорь в Хайфском порту. Каманда корабля тепло проводила пассажиров, пожелав счастья в новой стране. На берегу эйфория у многих сменилась каким-то тягостным чувством растерянности. После сверкающего огнями цветущего Шанхая Хайфа с ее обшарпанными домами, грязью на плохо освещенных улицах производила удручающее впечатление. Конечно, приехавшие понимали: государство только что образовалось, шла война с арабскими соседями на выживание, это принималось во внимание, но, увы, не поднимало настроения. А еще огорчало то, что не было связи с Китаем и Сарра не могла сообщить родителям, оставшимся в Китае, о благополучном прибытии.
Семью Сарры, как и других прибывших на корабле, поселили в палаточном городке "Агробанк" под Хадерой. Но пробыли они там недолго. Давно живший в Тель- Авиве дядя Эли вскоре приютил молодую семью у себя. Потом, чтобы не обременять дядю, удалось снять комнату в подвальном помещении, но в самом центре Тель-Авива. В тот же день новичков навестила соседка - миловидная Верочка, разговаривавшая по-русски. Она предложила, чтобы сын Сарры Дани ночевал у нее, так как подвальное помещение может пагубно отразиться на здоровье мальчика. Было очень приятно получить знаки внимания от незнакомого человека. В ту трудную пору привыкания к новым условиям Сарру и Эли поддерживали многие, делились всем необходимым, подбадривали. В этом было что-то особенное, что окрыляло, вселяло уверенность в завтрашнем дне.
Верочка помогла Сарре найти работу на фабрике молочных продуктов, где работал ее муж. И хотя работа была связана с тяжелым физическим трудом, Сарра сразу согласилась. Нужно было кормить семью. Эли первое время перебивался временными работами, загружал лед в специальные контейнеры, ведь холодильники в то время были большой редкостью. Физические нагрузки он переносил легко, крепкого спортивного Эли они не пугали. Как мог, старался поддержать Сарру. На предприятии хрупкую, не привыкшую к физическому труду Сарру пожалели и вместо мытья полов поручили разливать и разносить по рабочим местам чай, а потом нужно было вымыть посуду и расставить по полкам. И все равно Сарра даже такие нагрузки переносила тяжело. Приходя домой, валилась с ног. Через много лет в книге воспоминаний она так описывает тогдашнее свое состояние: "Посуду я мыла, казалось, слезами, а не водой..." Старший сын Верочки подружился с Дани, помогал осваивать иврит. Сарра и Эли постоянно чувствовали внимание соседей, и это помогало жить в новых нелегких условиях.
Когда Сарра стала привыкать к своей работе, как-то в выходной достала "Лейку" и пошла фотографировать детей в ближайшем детском саду. Веселые ребятишки с любопытством смотрели на тетю с фотоаппаратом и с удовольствием позировали, доставляя Сарре огромное удовольствие, которого она давно не испытывала.
Жаркий влажный климат Тель-Авива Сарра переносила плохо, и все настойчивее просила мужа переехать в другой город. На семейном совете избрали Иерусалим. Снять комнату опять пришлось в подвальном помещении. На лучшие условия не было средств. Снятая комната находилась на территории Русского подворья, где вскоре Эли нашел работу. Сарра же первое время приводила в порядок запущенное помещение, и как сказал потом Эли, превратила его в красивое жилье. Там же нашлось место и для фотолаборатории. На изготовленной ими вывеске значилось: "ФОТОГРАФ ИЗ ШАНХАЯ", но жителям Иерусалима в то нелегкое время было не до фотографий. Клиентов не было. Сарра попробовала ходить на съемки в детские садики, но и это не принесло заработка.
Идея пришла Эли. Он предложил тогдашнему мэру Иерусалима Агрону, выходцу из Китая, создать на центральной улице столицы фотостенд, рассказывающий о жизни города. Агрон поддержал идею, и вскоре на улице Яффо, 38, появился стенд с фотографиями Эли. У стенда постоянно толпился народ, ведь снимки, помещенные на нем, наглядно рассказывали о самом новом, важном, что каждодневно происходило в столице. Многие фотографии потом перепечатывались в газетах. На мастерски исполненных снимках стояла фамилия авторов - Росс. Такой псевдоним избрали Сарра и Эли. Стенд просуществовал много лет и пользовался большой популярностью среди жителей столицы и ее гостей. Высокое качество фотографий, их художественная достоверность и выразительность способствовали заказам, поступавшим супругам Росс от частных лиц и предприятий. Тогда же Эли пригласили на штатную работу фотографом в "Бейт-Рофе".
Однажды, когда он был на военных сборах, к Сарре прибежала заведующая "Бейт-Рофе", нужно было срочно фотографировать делегацию американских медиков, которые приглашены на прием к президенту государства. Сарра успокоила заведующую, сказав, что сможет заменить мужа, так как много лет занимается фотографией. При таких совершенно неожиданных обстоятельствах Сарра Росс оказалась в доме президента и произвела первую съемку. Во время работы к Сарре подошел Йоси Кармель, помощник президента Ицхака Бен-Цви. Оказалось, что у него и Сарры есть общие знакомые, жившие в Китае. Так завязалось знакомство, которое помогло Эли и Сарре стать постоянными фоторепортерами важнейших событий, встреч, проходивших в доме президента страны. Помог и курд из охраны. Он поговорил с Кармелем, и тот разрешил посылать супругам Росс расписание приемов, на которые они теперь получили постоянный пропуск.
50 лет вначале Эли, а после его кончины Сарра приходили во дворец, чтобы запечатлеть все важнейшие события, приемы посланцев мира, происходившие в доме президента и имевшие большое государственное и историческое значение. За 50 лет шесть выдающихся личностей, благодаря которым развивалось и процветало Государство Израиль, сменяли друг друга на этом важном посту президента государства, и не один из них не усомнился в мастерстве, благородстве работы Эли и Сарры, осознававших высокую профессиональную ответственность, возложенную на них, - представлять всему миру фотографии, мастерски и правдиво запечатлевшие мгновения истории. У профессионалов-фотографов есть понятие "выставочные кадры", что означает - снимок можно выставлять на международном конкурсе. В архивах четы Росс большинство таких снимков: барон Ротшильд и Марлен Дитрих, Элеонора Рузвельт и Артур Рубинштейн, Игорь Стравинский и папа Павел VIII, глава русской православной церкви Алексей II, Тигран Петросян и Леонид Бернстайн, Марк Шагал и Элизабет Тейлор, Константин Симонов и Александр Бовин, выдающиеся деятели еврейского государства и многие другие выдающиеся личности, посещавшие Израиль и встречавшиеся с его президентом. Есть и немало исторических снимков, относящихся к жизни столицы и страны. Рассказывать о них пришлось бы месяцами, но есть снимок, обошедший все газеты мира, - это момент падения иерусалимской стены, разделявшей город на две части и уничтоженной во время освобождения Старого города в 1967 году. Эли успел запечатлеть для истории этот момент.

В 1997 году в связи с возрастом и травмой ноги, не позволявшей Сарре работать с той же интенсивностью, она стала серьезно подумывать о завершении работы в Доме президента. Ей нелегко далось это решение, ведь Дом президента за долгие годы ее работы стал ее вторым домом. Но требовательная к себе Сарра, пересилила все сомнения. В канун 50-летия Израиля она позвонила секретарю президента и попросила организовать встречу с Эзером Вейцманом - тогдашним главой государства. Встреча была назначена. В тот день Сарра особенно волновалась. Она не только должна сказать о завершении своей работы, но и передать уважаемому президенту подарок. В своем архиве Сарра нашла негатив, запечатлевший Вейцмана у портрета его именитого дяди - первого президента страны Хаима Вейцмана. С присущим ей мастерством она приготовила редкую фотографию. Эзер Вейцман по-домашнему тепло встретил Сарру и был растроган переданным подарком. Сарра никогда не приходила в Дом президента без фотоаппарата, и на сей раз была с "Лейкой". Она не удержалась и попросила разрешения сфотографировать президента с подарком в руках. Неожиданно в комнату вошла жена Вейцмана. Он показал ей подарок. И тут Сарра осмелилась попросить жену Вейцмана сфотографировать ее с президентом, если он, конечно, не возражает. На сей раз сама Сарра и президент позировали перед камерой.
При всей важности работы четы Росс в Доме президента они оставались частными лицами, не получавшими никакой зарплаты и строившими свое благополучие, работая в своей фотографии. По скромности супруги не обращались никуда и ни к кому с какими-либо просьбами и до 1982 года оставались жить в подвальном помещении, хотя справедливости ради они заслуживали знаков внимания и благодарности от государства, как талантливые многолетние летописцы истории еврейского государства. Но Сарра не ропщет. Свою судьбу в Израиле считает счастливой, несмотря на все пережитые трудности и потери. Могли ли представить себе николаевский солдат Исай Нафтанович и его жена Шила, что их дочери предстоит такая интересная жизнь, встречи и знакомства с великими известными людьми мира, что она станет летописцем истории своего еврейского государства!
По мере накопления уникальных снимков у Эли крепло желание организовать выставку своих работ в одном из престижных залов столицы. Тяжелая болезнь и смерть в1986 году помешали воплотить мечту. Сарра осуществила ее. С помощью друзей из общества дружбы Израиля и Китая и президента общества Тедди Кауфмана выставка состоялась в 2005 году в столичном зале "Жерар Бахар". Ее посетили тысячи иерусалимцев и гостей столицы, дипломаты разных стран, в том числе Китайской Народной Республики. Сарре удалось издать альбом фоторабот, ее и мужа. Прекрасный альбом уже давно стал библиографической редкостью. Годы уносили здоровье. Но Сарра не прекращала работать. Желание рассказать о своей нелегкой, но счастливой жизни в Китае и Израиле, который она полюбила всей душой, о памятных встречах в Доме президента с выдающимися деятелями разных стран: политиками, писателями, артистами, музыкантами, художниками на протяжении 50 лет, было настолько сильным, что, превозмогая боль день за днем она воплощала ее в реальность. Прекрасная память, вмещающая все события жизни до мелочей, делала кропотливую работу над архивами, записями разных лет, книгами плодотворной. И это несмотря на то, что отказали ноги, и она прикована к коляске.
Так рождалась уникальная книга, снабженная редкими прекрасно выполненными фотографиями, книга под названием "50 лет с фотокамерой в Доме президента Израиля", вышедшая в 2009 году на русском и английском языках. Сарра в шутку говорит, что "книга - это подарок себе к 95-летию". На самом же деле это великолепный подарок всем, кто интересуется историей Государства Израиль. Книга эта - ценный дар в культурное наследие.
В день ее рождения в уютной квартире, напоминающей музей, собранный из картин, скульптурных фигурок, привезенных и подаренных супругам, всегда собираются родные - семья сына Дани, уважаемого педагога с большим стажем, внуки, правнуки, которыми справедливо гордится бабушка Сарра, верные друзья, искренне любящие эту умную, тонкую, скопившую столько мудрости женщину. Сарра в шутку считает, что ее возраст принадлежит к четвертой молодости, но присущие ей шарм и обаяние, сформировавшиеся еще в молодые годы в Китае, светлый ум, дружелюбие по-прежнему привлекают к ней людей разных возрастов, разных национальностей. Особое место занимают многочисленные друзья из Китая. И сейчас она продолжает сотрудничать с Ассоциацией выходцев из Китая, являясь постоянным фотокорреспондентом бюллетеня, издаваемого Ассоциацией.
Вот такая она удивительная, наша Сарра Росс!



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.