Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Интервью с Марком Далетом «

Интервью с Марком Далетом

Марк Далет: «Я долго думаю, но быстро пишу»
Интервью с Марком Далетом
Михаил Майков

Роман Марка Далета «Орбинавты» если не самая громкая, то уж точно самая неожиданная новинка книжного сезона. Главный сюрприз — в самом факте его выхода в «Новом литературном обозрении» и в том энтузиазме, с каким это «высоколобое» издательство принялось за его раскрутку. Корреспондент «Лехаима» поделился своими впечатлениями от романа с его автором.

Михаил Майков: Ты гражданин Израиля, переводчик на иврит и с иврита. По умолчанию ожидается, что если человек с твоим бэкграундом пишет роман про Испанию конца XV века, то основное событие там — это изгнание евреев. Как оказалось, что в твоем романе эта проблематика на периферии, а в центре совсем другие люди и темы?

Марк Далет: Ну, переводами я уже с 2004 года не занимаюсь. Но главное не в этом. Мой бэкграунд не предполагает непременной фокусировки исключительно на еврейских темах. Да, я переводил на иврит Достоевского, Трифонова, Пастернака — но это же не были тексты о евреях. Иврит на сегодняшний день — это язык развитой литературы, на нем можно писать о чем угодно.

Позднее на русский я переводил литературу по трансперсональной психологии, по буддизму. В частности, я перевел с английского огромную книгу «Ум Будды», наполовину написанную одним современным тибетским ламой, а на вторую половину состоящую из текстов великого подвижника XIV века Лонгченпы. И когда я работал над ней, то думал: «А вот если человек с такими идеями оказался бы в обществе, где людей жгут на кострах за их взгляды, то что бы он делал?» Видимо, спустя несколько лет эти размышления вернулись ко мне в виде сюжета «Орбинавтов».

Ключевая мысль романа — необходимость взращивать в себе сострадание ко всем живым существам, не только к себе подобным. За этим стоит идея глубинного единства всего живого. То есть речь идет не о простой жалости, а именно о постоянном памятовании о таком единстве. И я решил, что имею право придумать нескольких героев, которые на фоне европейского Средневековья испытывают такие чувства.

ММ: А почему ты вообще выбрал Испанию?

МД: Мне кажется, что испанские события той эпохи сыграли очень важную роль в дальнейшей истории человечества и уж точно в истории Западного полушария. Особенно 1492 год. Во-первых, это окончание реконкисты, окончание присутствия мусульман в Западной Европе, которое продолжалось почти 800 лет.

Фактически мусульмане и христиане негласно поделили между собой весь тогдашний мир. Заметь: сильные державы ислама не поддержали гибнущий эмират Гранады, а христиане больше не затевали Крестовых походов, если не считать неудачной попытки Карла V. Во-вторых, открытие сначала Антильских островов, а потом и целого огромного материка. То есть крохотная Кастилия в этом году превратилась в великую морскую державу и вскоре стала самой сильной страной Европы. И в-третьих, это беспрецедентные изгнания этнических и религиозных меньшинств — в 1492 году евреев, а спустя несколько лет и всех мавров, отказавшихся принять христианство.

Плюс начало проникновения в Испанию идей Возрождения и одновременно — предоставление испанской инквизиции чрезвычайных полномочий.

«Орбинавты» — не роман на еврейскую тему. Но поскольку я выбрал именно этот момент истории, то не мог уклониться от того факта, что рассказываю о стране, где жили три крупных народа, определявших ее облик и характер. Ведь кастильские короли до Изабеллы Католической гордо называли себя королями трех религий, имея в виду христианство, ислам и иудаизм, это был официальный титул. И я не могу не упоминать обо всем этом.

Но я не историк, а литератор и стараюсь, чтобы все факты помогали решению каких-то литературных задач. Изгнание евреев из Испании позволяет моему герою Алонсо показать свои лучшие качества. Он оказывается щедрым, помощливым, преданным другом, несмотря на то, что это может быть опасно: человек, помогавший евреям, тем более бывший мусульманин, в той ситуации сам подвергал себя опасности.

ММ: Ты, как ты сам говоришь, не историк, тем более не специалист по средневековой Испании. Не страшно ли тебе было браться за этот роман, и как ты решал эту проблему?

МД: Профессиональный историк не рождается со своими знаниями, он получает их в результате изучения источников. Что мешает мне читать те же источники? Тем более у меня не было задачи изучить всю историю Испании. Мне нужно было в общих чертах представлять более ранний период и подробно — описываемую эпоху. Среди авторов исторических романов есть немало писателей без диплома историка. Вспомним хотя бы Пушкина и Толстого.

ММ: Вечный вопрос: насколько вообще исторический романист должен стремиться к точности в деталях?

МД: Должен, конечно. И что касается материальной культуры, то я старался изучить ее как можно полнее. Во-первых, это невероятно интересно. А во-вторых, не хочется, чтобы меня ловили на ошибках. Я владею испанским, английским и ивритом, читаю по-французски, по-немецки и по-итальянски, немного по-арабски. Например, имена гранадских эмиров я брал из арабских источников, испанские их сильно искажают. А письмо королеве Изабелле хирурга, который был с Колумбом во второй экспедиции, я нашел на старокастильском. Он довольно сложный, но, зная современный испанский, со словарем разобраться можно.

ММ: То есть ты знаешь, ели ли современники твоих героев вилками и ножами, вытирались ли салфетками?

МД: Вилками они не ели, это порицала церковь. Хотя изобретены вилки уже были, правда, с двумя зубцами. В XVII веке вилки уже полностью вошли в обиход, но не в XV-м. Ножами пользовались для разделки, а брали пищу обычно руками или ложками. Вытирались эти люди, как правило, скатертями.

ММ Для тебя этот текст в первую очередь роман или нечто большее, какой-то религиозный, мистический жест?

МД: Мне хотелось, чтобы в романе было несколько пластов, интересных для разных людей. Кого-то может привлечь занимательный сюжет, других заинтересуют опыты героя с осознанными сновидениями и разговоры о сходстве яви и сна.

ММ: Сколько ты работал над «Орбинавтами»?

МД: Задумали мы роман вместе с моей хорошей знакомой и совсем в другом формате. Идея была написать книгу о женщине, нашей современнице, россиянке, способной путешествовать между мирами — само слово «орбинавты» я придумал несколько позже. А второй герой, мужчина, должен был быть исследователем старинных текстов и знать про это явление, но не обладать такими способностями. Мы набросали некий очень смутный сюжет, и в нем в какой-то момент возникла вставная новелла — как нечто похожее произошло в другую эпоху, в эпоху Колумба. И я стал работать над этой новеллой, а знакомая должна была писать современные главы. Но у нее свой бизнес, начался кризис, ей стало не до этого. Между тем задуманная мною новелла разрасталась, и вскоре я понял, что это будет отдельный роман. С этого момента до окончания книги прошло меньше полугода.

Сейчас я пишу второй роман, начал его четыре месяца назад, половина уже написана. Я долго думаю и разрабатываю структуру книги, а затем быстро пишу.

ММ: О чем второй роман?

МД: Это продолжение «Орбинавтов». Но там есть совершенно новые сюжетные линии и другие эпохи.

P.S. Интервью с Марком Далетом дало ответы на все вопросы, кроме одного: почему «НЛО» заинтересовалось его романом, каким образом историческая фантастика «Орбинавтов» вписывается в «инновационную» стратегию издательства? Этот вопрос мы задали главному редактору «НЛО» Ирине Прохоровой. По ее словам, «при отборе фикшн издательство не ориентируется исключительно на модернистское письмо в его современном изводе, речь должна идти скорее о спектре поисков в актуальной словесности, нежели о какой-то одной линии». В романе Далета Прохорова отметила попытку сочетания фантастики, исторического романа и интеллектуальной прозы, а также злободневные аллюзии, очевидные в описании конца эпохи хрупкого сосуществования разных культур: «Главная драма этой книги — ситуация интеллектуала, который видит крушение своего мира и которому при этом совершенно некуда бежать. С моей точки зрения, нерв романа именно в этом».



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.