Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Диалог с Андреем Дмитриевичем Сахаровым «

Диалог с Андреем Дмитриевичем Сахаровым

Диалог с Андреем Дмитриевичем Сахаровым


Двадцать первого мая исполнилось девяносто лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. Нельзя пройти мимо этого атланта при обобщенном взгляде на эпоху, ушедшую и на времена нынешние. В эти дни его чествования в Москве поднимается могучий смрадный вихрь из словес лицемерия. Время задуматься над величием Сахарова и его трагедией вплоть до нынешней постмодернистской гримасы его чествования.
Если придется назвать героев моей юности, то несомненно укажу на Солженицына и Сахарова. С каждым из них связывают бесконечно дорогие воспоминания первых шагов к свободе и первых попыток мыслить и добираться до сути. Так я обклеивал с одноклассником центральные улицы Москвы самодельными листовками, протестуя против выдворения Солженицына, и я удостоился в тринадцатилетнем возрасте первого в жизни ареста. С Андреем Дмитриевичем же связывали живые встречи в период моего участия в неофициальном еврейском движении.
Те, кто видел его в те времена, не забудут. Помню его появление на научном семинаре для отказников на квартире Виктора Брайловского, неподалеку от метро «Юго-Западная». Его поведенческий код отличался аристократической скромностью. Он умел сесть сбоку и убедительно отклонить любые проявления почестей. А когда говорил, сотрясались стены. Даже если говорил он вовсе тихо.
Не забуду его возле здания суда, за несколько часов до вынесения приговора Щаранскому. Окруженные милиционерами и гебистами, мы стояли напряженные и потухшие, предвкушая суровость приговора и в опасении собственного задержания с минуты на минуту. И тут появился Андрей Дмитриевич. Он шел уверенно к самому входу. Его остановили сотрудники милиции, и тут началось. Он громил их словами укора, а те стояли опозоренные и пристыженные. Никто не решался отстранить его или заставить замолчать. Именно так: сотрудники милиции стояли и слушали его, приниженные и посрамленные. А мы смотрели и не верили глазам.
Сахаров активно помогал нам в борьбе за право на выезд в Израиль и за право изучать запрещенный тогда язык иврит. Будем помнить это всегда с благодарностью.
Мало кто знает, что делал тогда этот человек для простых преследуемых и обездоленных. К нему приезжали со всего СССР. Там были пятидесятники и староверы, свободомыслящие и пацифисты, националисты и космополиты – все, кого власть притесняла. Много понаписано о Сахарове, но никто не рассказал досель, скольким людям он утер слезу и протянул руку помощи.
Объяснить, кем был Сахаров, затруднительно в эти дни. Торгашеская закваска проникла столь глубоко, что и слов таких нет, коими правду рассказать. Ведь не ради выгоды он шел, а супротив выгоды. Сахаров пожертвовал карьерой, славой и достатком ради борьбы за идею. Я пишу непонятные слова для поколения всяких там юзеров всяческого такого. Но этот человек стал титаном именно благодаря самозабвенному самопожертвованию. Вот откуда черпал он силы. Он восстал во времена, когда советская система представлялась всесильной и страшной. И чем больше страдал, тем добрее становилась его улыбка.
Если бы мы встретились сегодня с Андреем Дмитриевичем, то обнаружили бы пропасть меж нами. Уже в те далекие времена казался он мне неправым в споре с Солженицыным. Сегодня я бы обвинил западническую идеологию в тех бедах, которые настигли СССР и Россию за последние двадцать лет. Я вложил бы все силы и знания для убеждения в том, что на смену неоспоримо мерзким порокам советской системы пришли пороки еще более гнетущие. Ведь уже в первом псалме Давида учим мы, что либеральная касть пострашнее тоталитарной для души человека, когда верхом падения называет Царь Израиля "посидалище насмешников".
Я спросил бы его осторожно, но настойчиво, о чем он думал, когда принимал у себя дома не сибирских верующих, а украинских или прибалтийских националистов. Почему не проверил, сколько крови было на руках этих "борцов за свободу"? А зачем бросил тень на советские власти в связи со взрывами в Москве в 1977 году? Ведь факт совершения этих преступлений армянскими радикалами никем не оспаривался.
А потом я бы напомнил ему о его собственных преследователях. В те дни Пятое управление КГБ возглавлял генерал Филипп Денисович Бобков. Этот человек лично давал распоряжения бросать за решетку подзащитных Сахарова. Он несет ответственность за гибель Константина Богатырева и Анатолия Марченко. Он организовал высылку Сахарова в Горький. А его правой рукой в Пятом управлении был генерал Алексей Петрович Кондауров. Некоторые диссиденты и верующие помнят по сей день особую свирепость этого человека.
Андрей Дмитриевич, вы помните слова Галича?

Паясничают гомункулусы,
Геройские рожи корчат,
Рвется к нечистой власти
Орава речистой швали...
Не возвращайтесь в Варшаву,
Я очень прошу Вас, пан Корчак!
Вы будете чужеземцем
В Вашей родной Варшаве!

Не возвращайтесь в Москву. Генерал Бобков снял погоны и способствовал созданию и процветанию сомнительных фирм, используя своих осведомителей. Также поступал и генерал Кондауров. Получается, чествовать Сахарова в эти дни будут в Москве и люди именно оттуда. Да, до такого глумления не додумался бы и маркиз де Сад в самых дальнобойных полетах своей извращенной фантазии.

Вы хотели бы увидеть их своими глазами, Андрей Дмитриевич?
Может, кто-то и изумится и попробует дойти до первопричин происходящего. Ведь Пятое управление было сторожевым псом власти. Тут придется саркастически посмеяться. Но есть и сущностное объяснение. Эта порода людей прислуживает тем, кто сильнее, грубее и порочнее. Покуда СССР вторгался в Чехословакию, насаждал атеистическую идеологию коммунизма и преследовал несогласных, они работали на КГБ. С момента, как США подхватили эстафету "империи зла" и приступили к бомбежке Югославии и заражению всего мира торгашеским СПИДом, они побежали обслуживать нового хозяина. Они считают, что Россия слаба и подкаблучна и не верят в изменение баланса сил. Но восстань русский медведь в его худшем силовом варианте, побегут стукачи подлизывать любую блевотину на полу, под столом хозяина.
Такой вот сложный диалог у нас с Андреем Дмитриевичем. Он ведь человек иного качества и масштаба, нежели нынешние. И если ошибался, то катастрофически трагично. Я бы напомнил ему: этих всех чествующих сегодня не было с нами тогда. Они не стояли у здания суда, когда судили Орлова, они не летали в Магаданскую область к ссыльному Бегуну. Они были офицерами охранки, их стукачами или просто молодыми карьеристами. Мы с вами долго спорим, не приходя к согласию, Андрей Дмитриевич. Но неужели вы пошли бы с ними, а не с нами? Верю, что вы пошли бы со мной.
Авигдор Эскин (Израиль)



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.