Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Человек, народ, государство – цели или средства? «

Человек, народ, государство – цели или средства?

Человек, народ, государство – цели или средства?

И еще ты можешь защитить от надвигающейся
тьмы маленький островок человеческого тепла
Р.Сильверберг «Полночь во дворце»

В некоторых книгах по психологии читатель приводится к дихотомии: человек – это для тебя цель или средство? При этом имеется в виду, что использование человеком окружающих людей в качестве средства – ну как ухватки, чтобы доставать из духовки еду или, скажем, гвоздодер для понятно чего – не есть хорошо. Особенно, если это использование «несимметрично». На эмоциональном уровне все мы, наверное, с этим согласимся, но резкость дихотомии вызывает подозрения – не упрощение ли это, не попытка ли представить сложную задачу настолько простой, что решение теряет смысл? Чрезмерно категоричная постановка вопроса может иметь еще одно вредное следствие. Человек, увидев такую формулировку, может подивиться и просто пройти мимо, не задумавшись над действительно сложным и интересным вопросом.

Цель этой заметки – рассмотрение дихотомии цель/средство, во-первых, без резкой границы, и во-вторых, на более широком материале. То есть не только на материале межличностных отношений, но и отношений человека и народа или же человека и государства.

Но сначала вернемся к межличностным отношениям и границе – просто для вящей ясности терминов. «Вот она куда-то идет, вот он я – гляжу на нее» (как пела группа ДДТ) - и я хочу жить с ней, не важно где, не важно, как, важно – с ней. Это человек как цель. Противоположный случай: мне нужно, чтобы стирали носки, ужин на столе и в кровать – это человек как средство. Психолог, объясняющий, что человек достоин большего, чем быть средством стирки носков и готовки ужина, ломится в открытую дверь. Во-первых потому, что я и сам это знаю, это прекрасно отрефлектировано в культуре: «он пойдет по головам», «она пройдет по трупам», «всех расталкивает локтями» – интонация слышна? Во-вторых, на первом же примере видно, что резкой границы нет – мне безразлично, кто стирает носки, не совсем безразлично, кто готовит ужин, и уж вовсе не безразлично, с кем все последующее.

С другой стороны, в отношениях между людьми, особенно при начале знакомства двух особей противоположного пола, если прислушаться к разговору и приглядеться к невербальному каналу, видно, что происходит оценивание – на что он годен? Сможет ли он обеспечить спокойную жизнь, безопасность, квартиру, деньги, детей, штамп в паспорте, секс? На что годна она? Сможет ли она обеспечить секс, завистливые взгляды друзей, защищенность тыла, детей? И не поймите меня как-нибудь не так! В книгах мы воспеваем неземную любовь (в шалаше, на краю земли, на другом конце Вселенной), а в реальности женщина хочет обменять секс, стирку и ужин на защищенность себе и ребенку. И это правильно – ибо не будь это так, мужчины давно привели бы человечество туда, где ныне пребывают бронтозавры. Да еще, наверное, марсиане.

Но граница между «человек как цель» и «человек как средство» не столь резка, а важно это вот почему – потому, что на этой границе определяется, как это ни странно, любит ли она меня и любит ли меня он!

Но сначала – небольшое расширение темы на понятия «народ» и «страна». Дело в том, что для личности и народ, и страна могут быть и целью, и средством. Я хочу, изображая из себя радетеля за еврейскую культуру и аккуратно обходя вопрос о свободе выезда, пробиться к высокопоставленным задам страны, в которой живу, время от времени лизать их и оказаться в числе придворных «представителей интересов»? Или я просто учу языку, рискуя угодить в «места не столь отдаленные», распространяю книжки «Библиотеки Алия» и Сидуры, потом уезжаю и в общем не слишком успешно живу? Или остаюсь здесь и время от времени хожу на свои «субботники», убираю еврейское кладбище, счищаю свастики с надгробий? Мой народ – средство или цель для меня? Мы повидали немало деятелей еврейского движения, и большинство из них занимало на этой шкале не крайние точки. Большинство – смесь: где-то между краями, немного одного, побольше другого, вот соотношением, наверное, и определяется позиция человека, да? Но пойдем дальше.

Примерно та же история с государством. Как говорят американцы, «плохая или хорошая – но моя страна» или «не спрашивай, что может сделать для тебя страна, спроси, что ты можешь сделать для нее»? Что я хочу – возрождать нефтянку в России, тратить огромные (по российским масштабам) деньги на благотворительность и поддержку культуры и даже затеять организацию научного центра «не хуже, чем за бугром»? А потом проявить излишнюю независимость и оказаться за решеткой в родной стране? Или срубить по-быстрому бабок, отстегнуть кому надо сколько надо, подарить кому надо известно что, вывести бизнес из страны, да и махнуть за бугор? Для кого страна – цель, а для кого страна – средство?

Теперь, когда мы очертили задачу и обеспечили «сектор обстрела», сформулируем ключевой тезис. Человек и человек, человек и народ, человек и страна – во всех случаях между ними стоят действия. Действие есть всегда – до той минуты, пока врачи не отошли молча от стола. И здесь – ядро ответа на наш вопрос. Потому что как только мы произнесли слово «действия», немедленно разворачивается веер: какие действия и сколько? Одно или много? Вариабелен ли список? И если да, то почему? По пожеланиям «второй стороны»? Или по ощущению, что второй стороне было бы что-то приятно? Или по каким-то иным соображениям?

На языке этих параметров человек (и народ, и страна) «как средство» выглядит просто – я твердо знаю, чего хочу от другого человека, от народа, от страны и список мой не вариабелен. Причем хотеть я могу и чего-то одного и многих вещей и если я хочу многих вещей, то при определенном составе списка это может даже маскировать мой чисто потребительский подход! Но тестом является не количество потребностей, а вариабельность и осознанность. Что сделаю я, когда мне другой человек, мой народ или моя страна скажет, что ему или ей нужно не это, а вот это? Или, если я достаточно чувствителен или умен, если я пойму это сам?

На языке этих параметров можно описать отношения любых людей – не только мужчины и женщины, но начальника и подчиненного, деловых партнеров, друзей, даже родителя и ребенка! Ломаю ли я его через колено, заставляя получать «лучшую специальность»? Или разумно сочетаю мое взрослое представление о том, «как надо», и его маленькое, но уже реально существующее представление о счастье? Его, этого котенка, которого я еще вчера, кажется, купал, положив на руку?

Заметим, что данный инструмент анализа работает и в обратную сторону. Человек может быть и средством, и целью и для народа, и для государства – разумеется, в той мере, в которой вообще можно применять эти термины не к персоне, а к общности. Народ может хотеть от меня чего-то одного (как сказал от имени народа Бен-Гурион, «нам нужны их дети») и совершенно не заботиться о том, что нужно мне. Конечно, народ как целое не может заботиться, думать, хотеть и т.п., это могут делать отдельные люди. Но в реальности народ, общество и т.п. действует именно так, как будто они заботятся, думают, хотят и т.д. Это просто означает, что «думания» и «хотения» отдельных людей, взаимодействуя, утрясаются, согласуются, преобразуются так, что человек может начать ощущать заботу о себе. С государством дело обстоит еще проще. У него, в отличие от народа, есть единый «исполнительный механизм» – исполнительная власть, администрация, силовые структуры. И поэтому часто бывает легче понять, чего хочет государство, чем понять, чего хочет народ. Одного или многого – не очень важно, а важно – насколько вариабельно, и если «да» – то почему? Если человек не хочет чего-то одного, а хочет другого, насколько охотно идут ему навстречу народ и государство? Интересуются народ и государство конкретным человеком, пытаются ли они понять, чего он хочет?

Вспомним историю. Людей вели на расстрел, вели свои же – и они умирали с криками «да здравствует коммунизм!», «да здравствует Сталин!» Не касаясь ужаса и чудовищности времени, кошмара дурмана, обмана и самообмана, можно сказать – страна была для этих людей целью, ведь и Сталина они отождествляли со страной. А разведчики, которые годами работали во враждебном окружении? А люди, которые были брошены в тюрьмы и лагеря – и продолжали верить? Много ли мы найдем сейчас таких людей? А если они и есть – откуда бы мы могли узнать о них? Не исключено, кстати, что в обществе таких людей, влюбленных фанатиков, и не должно быть много. Они легко управляемы негодяями и манипуляторами, стоящими у власти – и ладно, если у власти просто воры, а если революционеры, желающие построить рай на земле? Они же его будут строить на костях миллионов жертв.

Отдельная тема – ошибки, обман, самообман. Я могу просто с ума сходить от одиночества, от необходимости сидеть на работе ежедневно до ночи, потому что зачем и куда идти? – и из-за этого решить, что безумно люблю женщину, просто случайно оказавшуюся рядом. Но, – скажет на это умный и осторожный человек, – от одиночества можно ведь и влюбиться по-настоящему? Когда люди, лишенные гордости за свою нищую «сверхдержаву», становятся поголовно верующими – где здесь обман (видимо, у высших чиновников), а где самообман? Когда евреи-эмигранты из России в Америку, оказавшиеся в чужой и непонятной стране, обращаются за поддержкой к религии, то многие начинают всерьез соблюдать традицию.

Заметим, что качество действия не является критерием само по себе, а только если мы уже квалифицировали само действие. Она может прекрасно готовить, он может обеспечивать ей сногсшибательный секс – и это ничего не говорит о любви. Ибо каждый из них мог это делать не данному партнеру, а другому и поэтому можно сказать, что он вообще делает это не другому человеку, а… себе. Делает, так сказать, своему представлению о правильном. Или просто физиологически себе, а ей – ну, попутно получилось.

А вот если он никогда не дарил цветов и не понимал, зачем тратить зря деньги, а вот ей, смущаясь сам себя, подарил (даже не лучшим образом выбрав), потому что понял, что ей это радость, – вот это важно. Если она сделала что-то потому, что попросил он, не потому, что этого хочется ей, не потому, что она считает это важным, а просто потому, что он попросил, – вот это для нее достижение. Разумеется, возможна ситуация, когда человек такой, воспитан так, что будет поступать именно так и всегда, для любого человека, который приблизится настолько, чтобы попросить. В этом случае нам придется сказать, что это нечто, близкое к всеобщей любви, к – простите – святости. Такой человек будет весьма удобен для окружающих, но можно осторожно предположить, что его собственная жизнь будет несколько обеднена. Ибо чем он выделит того, кого действительно полюбит? Впрочем, когда полюбит, то и найдет. А если не найдет – то не усомнится ли его партнер в этой любви, которая ничем не выделяет его из сонма других, приблизившихся на «расстояние просьбы»?

Можно подойти к вопросу с другой стороны. Хорошая и умная девочка Т. определила любовь так:
1) хочешь прожить вместе с ним (с ней) всю оставшуюся жизнь,
2) и родить с ним детей;
3) хочешь быть рядом всегда,
4) и часто думаешь о нем (о ней);
5) не сожалеешь о том, что не будет других «в этом же статусе»,
6) потому что они не интересны.

Это определение экстремистское или, выражаясь политкорректно, экстремальное. Тем оно и интересно, тем более что многие (особенно юные особы), как мне кажется, были бы с ним согласны. Вторая половина списка связана исключительно с мыслями и чувствами. А первые три позиции фактически упираются в действия и поэтому требуют анализа именно действий. Который и проведен нами выше. Поэтому данное экстремистское определение более широко по охвату, а наш анализ – более детален.

Попутно мы взяли на себя смелость попытаться ответить на вопрос, что такое любить свой народ и свою страну и когда можно сказать, что этот народ или эта страна любит человека. Получен ли нами ответ? Отчасти, но лишь отчасти – да. Потому что желая преодолеть резкость дихотомии, мы сами же воспользовались ею. Но понятия «человек как средство» и «человек как цель» пересекаются. Когда мы говорим «человек как цель», мы все-таки (если это не угар юношеской любви, бормотание первого ручья и набухшие по весне почки) имеем в виду, что он нам нужен для чего-то, мы хотим с этим человеком делать что-то. Дом, ремонт унитаза, работу, поиск работы, детей, пеленки... По-видимому, признаком отношения к человеку как к цели, является не только вариабельность этого списка (может быть, ремонт и не потребуется), но и готовность его изменить. Например, заменить пеленки на подгузники.

С другой стороны, если данный человек является средством, но уникальным – многим ли это отличается от «человек как цель»? По действиям – ничем. Можно, конечно, поставить мысленный эксперимент. Предположим, появится другой человек, с которым ты тоже будешь счастлив, который ни в чем не будет хуже, и носки, и котлеты, и «это», – твои действия? Если ты останешься с первым, если мысль «а что, если» не мелькнет у тебя в голове, – значит, он действительно для тебя цель. Или мелькнет, но будет отторгнута.

Конечно, этот мысленный эксперимент может показаться не слишком убедительным, но обычно вглубь себя заглянуть можно. Если не бояться и быть честным. А вот другой критерий. Если человек говорит тебе: «Даже если мы расстанемся, я все равно приду тебе на помощь, если ты позовешь», – похоже, что ты для него цель. Береги эту ситуацию, помни, что не так уж часто мы оказываемся целью, а не средством. Тем более, что когда вы расстанетесь, через месяц или год на самом деле все будет кончено.

Да и страна, да и народ не часто оказываются целью для человека. Но они этого не понимают – а человек может понять, что он - цель или средство для кого-то? Или кто-то или что-то именно для него цель или средство? Или хотя бы попытаться понять.


Леонид Ашкинази, Алла Кузнецова A&L(tm)



детские в Нижнем Новгороде. . центр тойота в люберцах отзывы . клиника евромед врачи отзывы
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.