Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Лев не может ловить мышей «

Лев не может ловить мышей

Лев не может ловить мышей

Владимир Янкелевич

Многие считают, что половинчатые усилия могут принести успех. Короткий прыжок сделать проще, чем длинный, но никто не станет форсировать широкий поток в два этапа. Карл фон Клаузевиц

Не так давно в книге «О войне» Карл фон Клаузевиц писал, что война определяется удивительной троицей: правительством, армией и народом. Правительство управляет, солдаты сражаются и умирают, народ платит и страдает. И важной характеристикой этих войн было то, что они велись по схеме "государство против государства, армия против армии".
Это было еще совсем недавно, но сегодня подобные войны уходят в прошлое.
То, с чем сталкивается современное государство, представляет, в подавляющем большинстве случаев, столкновения регулярных войск с иррегулярными формированиями, которые легко спутать с мирным населением. В этих войнах современные системы вооружений не играют определяющей роли, и, зачастую, оказываются беспомощными. Афганистан, Вьетнам, Индокитай – и множество других войн иллюстрируют эту идею. Вместо уничтожения армией армии и танком танка, мы получаем вооруженные действия, результатом которых являются лишь жертвы среди населения. Нельзя недооценивать психологические последствия этого. Чечня, войны в Югославии, Шри-Ланка, Судан и многие другие – наглядные тому примеры. И часто исход таких войн решает не результат реальных боевых действий, а то, что некоторые западные аналитики называют "фактором CNN". Наглядный пример этому – освещение мировой прессой боевых операций ЦАХАЛа.
Есть такой английский термин – конфликт низкой интенсивности (LIC), в них участвуют разные страны, Израиль, Россия, США, и, вследствие фактора CNN, уже предлагают расшифровывать аббревиатуру LIC, как конфликты, где правят юристы. Участвующим в таких войнах приходится все время оглядываться на Гаагу, потому что любое боевое действие вызывает стремление радикальных СМИ привести военных на скамью подсудимых.
Возьмем, что в последнее время становится все более актуальным, интифаду. Тут речь идет о конфликте не между двумя вооруженными силами, но между множеством сторон: люди в форме и без формы, полицейские подразделения, полувоенные формирования и разведывательные организации. Где тут правительство, где армия, где гражданское население? Как, например, в боевом столкновении с ХАМАСом провести различие между руководством, боевиками и жителями? В этом и состоит главная проблема – все перемешано. И вы не знаете, с чем и кем вы имеете дело. Их почти нельзя различить, и вы не можете определить, кого уничтожать, а с кем разговаривать. И эта неспособность провести различие между всеми, так или иначе вовлеченными в конфликт, дает повод всевозможным радикалам к обвинению Израиля.
Проблема в том, что почти все законы писались государствами для государств, ведущих войну по Клаузевицу, и в эти правила не вписываются войны, ведущиеся с помощью партизанско-террористических формирований. Специалисты по международному праву считают, что назрела необходимость пересмотреть всю международную систему, например, включить в понятие "военных преступлений" ситуации, когда «Хизбалла» прикрывается мирными жителями.
Наше время дает всего две модели победы современного государства в подобной войне – английскую и сирийскую.
Английская модель – это британцы в Северной Ирландии. 30 лет длилась борьба. Они действовали по правилам все 30 лет, потеряв 1000 солдат и 300 террористов. Это единственная война с таким соотношением потерь. Но и через тридцать лет войны они были так же готовы к продолжению борьбы, как и в первый ее день. Террористы поняли это и сложили оружие.
Другой метод продемонстрировал отец нынешнего президента Сирии – Хафез Асад. В 1982 году произошло фундаменталистское восстание, достигшее настолько опасной точки, что поставило под угрозу правление Асада и его группы. И что же? Город Хама, центр восстания, окружили 12.000 солдат с тяжелой артиллерией, которая продолжала боевую работу неделю. Потери достигали примерно 30.000 человек – никто не подсчитывал число жертв среди мирного населения. Этот метод тоже работает.
Но в каждом случае, для каждой страны, «красная черта» своя. Давайте присмотримся к ситуации «сильного» в новой войне. Она и впрямь затруднительна. В прежних войнах он убивал равного себе противника, теперь же он должен убивать более слабых, чем он. Сильный понимает, что, если он убивает слабого, он может оказаться в положении преступника, а если он позволяет слабому убить себя, он глупец, идиот.
Главным объектом войны является сознание противника. В войне невозможно убить всех своих врагов. Воевать нужно столько, чтобы оставшиеся в живых усвоили урок. Если не в состоянии преподать такой урок, мы проиграли. Если в какой-то момент мы решаем, что не готовы нанести такой удар по врагу или потерять столько своих солдат, сколько необходимо, чтобы подавить у противника волю к сопротивлению, – мы проиграли.
Если сильный не выигрывает вовремя, ему суждено проиграть. И наоборот: слабый, пока он не проигрывает, все ближе и ближе к победе. Мы здесь, в Израиле, — замечательное тому подтверждение. Палестинцы, поскольку они не проигрывают, выигрывают. Мы, поскольку мы не выигрываем, проигрываем. Время работает по–разному для них и для нас. Но означает ли это, что сильный всегда обречен на поражение? Нет. Это означает лишь, что сильный должен найти способ помешать времени работать против него.
Кроме того, не нужно искать какие–то новые виды оружия, способы разрушения «инфраструктуры», пути перекрытия каналов денег и оружия. Все это полезно, но это не главное. Если бы путь к победе определялся этими факторами, палестинцы давно были бы разбиты. Есть только одно «неконвенциональное» место, куда нужно заглянуть, и это место — душа человека. Вспомним Клаузевица: война — это, прежде всего, вопрос моральной стойкости.

Мартин Ван Кревельд — военный историк, комментируя новую историческую ситуацию, когда оснащенные военной техникой государства в последние полвека раз за разом проигрывают в войне против всевозможных «повстанцев», «террористов», нерегулярных негосударственных формирований, утверждает, что «если мы не покончим с ними, они покончат с нами». Если не решить проблему борьбы в таких конфликтах, то цивилизованная жизнь, в привычном нам виде, во многих районах мира станет невозможной.



Проект монитор хайпов.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.