Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  САМЫЙ ГРОМКИЙ КРИК… «

САМЫЙ ГРОМКИЙ КРИК…

САМЫЙ ГРОМКИЙ КРИК…

Семен Чарный

Уже достаточно долгое время в еврейской общине Москвы ходили различные слухи относительно участка земли расположенного наискосок от Московской Хоральной синагоги, выделенной в распоряжение общины с конца 1990-х. Не так давно он стал объектом рейдерской атаки и, казалось, ничто не спасет собственность общины от захвата, что, кстати, стало бы очень неприятным прецедентом для всех традиционных конфессий России. Однако сейчас ситуация изменилась. О том, как удалось остановить рейдеров, нашему корреспонденту рассказал один из организаторов работы Антирейдерского штаба, руководитель Межобщинной комиссии по преодолению конфликтных ситуаций и безопасности религиозных общин Москвы, заместитель председателя местной иудейской религиозной организации «Кинг Дэвид клуб», председатель религиозной общины горских евреев Иерусалима, Яхья Нисанов.
Как вообще мог возникнуть конфликт с попыткой рейдерского захвата имущества религиозной организации?
Его истоки лежат в 1990-х. Тогда начались разговоры о реституции имущества религиозных организаций, Московская Хоральная синагога некогда занимала соседнее здание, где размещалась редакция газеты «Советский спорт», и в соответствии с новыми веяниями должна была получить его обратно, в имущественный оборот религиозной еврейской общины Москвы. Вместо того чтобы вернуть синагоге рядом стоящее здание в собственность и без каких-либо обременений, правительство Москвы умудрилось «осчастливить» общину тем, что предложило другое здание, помещение бывшей поликлиники, или больницы МВД (некоторая связь с еврейской общиной у этого здания была - в ней когда-то скончалась мама руководителя известной российский йешивы), и не в собственность или бессрочное пользование, а в аренду. И не без обременений, а с требованием снести его и отстроить новый корпус. Да еще, отстроив его за счет общины, взять его не в свое распоряжение, а по инвестиционному контракту разделить со своим «благодетелем». Почти как в известном мультфильме про пластилиновую ворону – «А может это дворник был, а может и не дворник…» Аналогично – «А может это мэрия была, а может и не мэрия»…
Было бы весело, если бы это был мультфильм, а не обманутые надежды большой именитой и прославленной на весь мир российской еврейской общины … в энтузиазме своего возрождения наткнувшейся на «пластилинового дворника»…
То есть получилось так, что ошибка (или намеренное действие чиновников) стала «миной замедленного действия»?
Да, так и произошло. Устные договоренности о реституции были забыты. В 2010 чиновники решили воспользоваться отсутствием у общины профессиональных консультантов и правозащитного аппарата и отобрать (а точнее, не продолжать «пластилиновое благодействие») недвижимое имущество и земельный участок. Формальный предлог подготовили со всей осторожностью - строительство на этом месте Дома ветеранов Москвы, (хотя понятно, что худшее место для ветеранов чем загазованный центр города выбрать сложно).
Это сопровождалось «проверками» с наложение штрафов (только по двум из них община выложила 80000 рублей), судебными исками, неведомым для закона образом решенными против общины и другими формами воздействия, когда распорядителю городского имущества показалось, что он бесконтрольный хозяин – и надо об этом намекнуть окружающим. По сути разворачивалось классическое рейдерство…
Московская Еврейская религиозная община (МЕРО) предпочитала путь тихих переговоров и не напоминала о том, что имущество должно было быть получено по реституции, что только раззадоривало рейдеров, и они решили двигаться дальше. В июне 2010 г. участок начали окружать забором.
Когда в это конфликт вмещались вы?
Впервые ко мне обратились с просьбой вмешаться в ситуацию, когда все хорошо и точно знали – борьба проиграна. В апреле 2010 г., когда в Общинной юридической клинике решали вопрос, биться или нет, то большинство вначале говорило: нет, не надо, ничего у нас не выйдет. Но нас вдохновило два примера, которые подкрепили оптимизм юристов. Одним из них стал известный сюжет о битве Давида с Голиафом (благо, участвующие в проработке противодействий представители организации «Кинг Дэвид Клуб», посвящены в подробности жизнедеятельности чтимого всеми авраамическими религиями царя Давида), - неприметный, неизвестный никому будущий царь Давид вверг в поражение непобедимого доселе Голиафа. Вторым импульсом послужили религиозные выступления: в отрывке из недельной главы Торы, читавшейся в тот период. Описывалось, среди прочего, каким образом судья должен определять подверглась ли девушка насилию или же уступила домогательствам добровольно. Так вот, там критерием сопротивления было то, кричала она или же нет. Слушающие восприняли это, как указание на то, что нам, как представителям еврейской общины, нужно бороться против ущемления своих прав, хотя бы воззвав о помощи к окружающим, и, в первую очередь, выполнить обязанность обратиться к правоохранительным органам. И ведь это правильно – какое право имеет еврей оставить общинное имущество на расхищение любителям легкой наживы – когда в него более десяти лет вкладывались средства, пожертвованные людьми на цели развития и становления религиозной общины?
Помимо чисто морального императива, это дело получило международную огласку в зарубежных еврейских общинах, и рассматривалось ими как грубое нарушение международного (а теперь, после принятия соответствующего закона – уже и российского) права в отношении имущества религиозной организации. Мнение правоведов по поводу имущества религиозной организации достаточно четко и совпадает во всем мире – оно не может быть отчуждено. Если же отчуждение все же произошло, например в самом крайнем случае ликвидации организации, то даже в этом случае изъятое имущество должно быть перераспределено на те же цели – другой организации этой же конфессии.
А ведь после получения прав на участок МЕРО за 10 лет успела вложить значительные средства общины, потраченные на организацию необходимых работ, содержание штата, выплаты заработных плат и других текущих расходов в период, необходимый для получения различных согласований, разрешений, оформительских процедур (не говоря уже об оплате эксплуатационных и коммунальных платежей в стоявших на этой земле и запрещенных для эксплуатации зданиях).
Кроме того, мало кто об этом говорит, но сегодня важно напомнить очень важную вещь. Еврейский народ – один сотен народов многонациональной России. И в этой своей ипостаси – как национальная единица – он заслуживает внимания наряду с двумя сотнями других народов России. Но это еще не все. Еврейский народ является единственным (эксклюзивным – по определению) продолжателем иудейской традиции. А иудаизм – одна из четырех традиционных религий России, оказавшая значительное влияние на тот культурный и религиозный капитал, который есть в стране сейчас. И вот эту по масштабу знаний одну четвертую часть религиозного наследия России несет на своих плечах одна двухсотая часть национального состава России. Невероятная плотность информации по переносу религиозно-культурного наследия России не просто лежит на малюсеньком количестве евреев России. Нет – это груз одной, возможно, сотой части евреев России, которые сегодня ведут религиозно предписанный образ жизни. Эта капля в море населения России должна и может сохранить традиционную конституционную конфессию России. Если этим людям не помогать – Россия потеряет четверть своего конфессионального потенциала… Конечно, это редко вспоминают – но сегодня время об этом кричать. И – беда, если «пластилиновые вороны и дворники», далекие от религиозных проблем, в нужный момент не услышат этого крика. Тогда останется уповать на потомков царя Давида, всегда готовых в неравной борьбе…
Кроме того, если права одной традиционной конфессии будут грубо попираться, никто не сможет поручиться, что не последуют рейдерские атаки на представителей иных традиционных религий.
Как развивались дальнейшие события?
- В конце апреля 2010 года была проведена юридическая экспертиза правомочности лишения прав религиозной общины и в адрес организации – подрядчика по возведению забора и следующим за этим работам отправлена заверенная печатью заказная телеграмма с изложением незаконности его действий и их правовыми последствиями.
Это помогло не надолго - привело к двухмесячному затишью. Однако в июле активность рейдерских настроений возобновилась.
Судя по документам поддержка у рейдеров была достаточно мощной. 18 июня последовало письмо тогдашнего и.о. координатора деятельности Комплекса градостроительства политики Москвы А.Косована раввину Адольфу Шаевичу. В нем утверждалось, что земельные отношения на участок не оформлены в установленном порядке. 31 июля, в субботу, когда религиозные евреи не могут мешать технике, подрядчиком, фирмой «Строймонтажиндустрия» был начат снос здания.
Правда ли, что в этот момент МЕРО самоустранилась от борьбы за участок?
- Да, действительно, руководство МЕРО приняло решение отказаться от правозащитной борьбы. Но у него были для этого некоторые основания. С одной стороны, даже рядовые члены общины понимали, что руководство МЕРО не имело право «отпускать на сторону» имущество общины, оплаченное в период его обслуживания на общинные деньги, предоставленные донорами. Но с другой стороны, (и я старался объяснить это членам общины), такое решение руководства МЕРО имело логическое объяснение – в рамках антикризисной стратегии выживания общины проблемные активы (к которым как раз относился и это участок), должны быть заморожены. МЕРО вняло рекомендации и согласилось отказаться от такого актива не бесхозно, а формально передать в распоряжение другой религиозной общине. 3 августа передача прав общине «Кинг Дэвид клуб» была оформлена актом приемки-передачи прав. И это освободило МЕРО от многих сомнительных обвинений и законных претензий со стороны многих членов общины.
Каковы были ваши первые действия после того, как права на участок перешли к вам?
Мы выбрали тактику правозащитной обороны и обратились за помощью к добровольцам. Несмотря на большую опасность рейдерских атак и известную из методических разработок опасность для жизни, на наш призыв отозвалось большое количество людей – далеко не всегда имеющих отношение к еврейству или к иудаизму. И это в общем то понятно – ситуация, когда рейдеры пытаются урвать кусок из имущественного комплекса религиозной организации, для нормального человека вызывает брезгливое чувство, как случаи, когда грабят пожилых людей, объедают детей, или, что и того хуже – разворовывают могилы (ведь именно на эти цели добывают средства религиозные организации) … Встречаются и такие случаи – но они вызывают отторжение в большинстве людей (возможно даже, и среди «коллег по воровскому цеху») В любом случае, большое число добровольных помощников определило скорое завершение этой грустной истории.
Волонтеры занимались только правозащитной деятельностью?
- Отнюдь нет. Мы разделили их на четыре группы. Одна занималась правозащитной деятельностью, вторая – правоохранительной (поскольку борьба с рейдерами, за которыми стояли влиятельные городские чиновники, могла быть опасной для здоровья и спокойной жизни людей), третья – переговорами с организациями, потенциально пригодными для участия в будущей работе планируемого Московского еврейского Культурно-общинного центра (МЕКОЦ), четвертая – переговорами с потенциальными донорами и финансовыми партнерами.
Рассказывают, что от имени нового собственника было отправлено заявление в антирейдерский штаб Москвы. 6 августа было заключено соглашение с охранным предприятием, но 11 августа ЧОП подрядчика предложил охране общины уйти. Чтобы не привести дело к разрастанию конфликта община сняла охрану и предпочла правозащитные действия? Или были другие причины?
- Пост охраны был передан на оперативном совещании руководителей охранного предприятия в режиме срочного решения. Позднее руководство охранного предприятия обосновало правильность такого решения и продолжило охранные мероприятия в правозащитном поле активности. После прибытия охранной структуры со стороны захватчиков, мы решили не сталкивать лбами живых людей и сосредоточиться на правозащитной деятельности.
Правозащитная работа была продолжена в форме писем и заявлений. 5 и 13 августа последовали заявления в ОВД «Басманное» «О преступных действиях по незаконным попыткам по завладению чужим имуществом, незаконных требованиях к физическим лицам по освобождению территории, и преступном воспрепятствовании осуществления права на свободу совести и вероисповедания». Именно так выглядит обвинение в рейдерстве на языке права.
Подрядчика это не остановило. Была проведена кампания запугивания организаций, занимавших здание (включая письмо заместителя главы Басманной управы Кобцева от 4 августа с требованием освободить занимаемые организациями бытовки в три дня). В результате 4-5 августа организации, занимавшие помещения на захватываемой территории начали вывозить имущество.
13 августа были снесены деревянные павильоны, обслуживавшие общину. Милиция фактически самоустранилась – дежурный по городу заявил, что «лица, действующие там, утверждают, что действуют по поручению города, за них поручились чиновники префектуры ЦАО».
Так продолжалось до 14 сентября, когда наконец было достигнуто понимание ситуации и выпущено Постановление Правительства Москвы о подтверждении прав еврейской религиозной общины на раннее выданные согласования и разрешения.
Насколько успешной оказалась выбранная вами тактика?
Во-многом, успешной. Если вначале правоохранительные органы отказывались прислушиваться к нам, то постепенно наша правозащитная работа привела к тому, что деятельность рейдеров была остановлена, было выдано предписание о прекращении деятельности на этом участке. Единственное, что они успели сделать – буквально в пожарном порядке, за три недели, снести стоявшее на участке здание поликлиники МВД.
Возможно, с учетом того, что это здание по одному из планов развития территории общинного комплекса нужно было сносить, охрана решила не рисковать из-за сносимого здания. А если серьезно, то деятельность их была пресечена, вероятно, как раз вовремя. Поскольку в случае, если бы они успели залить фундамент и т.д., остановить их было бы гораздо сложнее.
Как обстоит дело на настоящий момент?
14 сентября было издано постановление Правительства Москвы № 790-ПП, подтверждавшее право общины на участок и имущество. При этом пресловутый инвестконтракт, все-таки оставлен в Постановлении. Вероятно, чтобы объяснить его непригодность для некоммерческой организации по причине того, что он составлен по стандартам коммерческой деятельности – потребуется отдельная разъяснительная переписка. Хотя, это настолько просто и очевидно – так даже стандарты бухгалтерской отчетности в некоммерческой и коммерческой организациях не пересекаются – что уж говорить о безграмотности в навязывании коммерческих условий некоммерческой организации – такой контракт заведомо нереализуем. Он и ничтожен с позиций Закона о некоммерческих организациях.

Какое самое кричащее противоречие можно назвать?
- Например, в инвестиционном контракте и постановлении четко говорится о строительстве, осуществляемом некоммерческой религиозной организацией, деятельность которой не может быть направлена на извлечение прибыли с целью ее распределения на неуставные цели. Но само понятие «инвестор» в инвестиционном контракте подразумевает изъятие прибыли и перераспределение ее инвестору для получения своих инвестиционных доходов…
Можно ли сказать, что борьба закончена?
- Не до конца. Противная сторона нанесла очередной опрометчивый «удар». Воспользовавшись обстановкой междувластья в Москве, они 5 октября добились издания нового постановления, (№ 883-ПП), которое, не отменяя предыдущего нормативного акта, передавала права на эту же территорию сторонней организации. Обычно такую схему используют мошенники, дважды продавая одну и ту же квартиру на два ордера.
Но мошенники выдали себя: в этом постановлении содержалась любопытная фраза о том, что договор с общиной должен быть непременно расторгнут. А если община этого не пожелает, то должен быть расторгнут через суд. Это такое демонстративное и безграмотное принуждение судебных органов на совершение предстоящих процессов по выполнению заказа авторов Постановления. А фактически – уголовно наказуемое и демонстративно антигосударственное откровенное давление на суд, преступное смешение органов исполнительной и судебной ветви государственной власти, несущее угрозу основам существования государственного строя.
Смена власти в Москве привела к тому, что в правоохранительных органах начался более быстрый дрейф в сторону рассмотрения наших заявлений о рейдерстве. Постановление № 883, в благоприятном для его авторов случае, должно быть признано неправомочным, и будет отменено. А в неблагоприятном – может быть возбуждено уголовное дело в их отношении. Пока приняты меры дисциплинарного воздействия к чиновникам, которые способствовали продвижению всех подобных действий, и, возможно, появлению этого документа.
Пользуясь случаем, я хотел бы выразить искреннюю благодарность всем частным лицам и организациям, евреям и неевреям, кто помогал добиваться справедливости в этом деле. То, что борьба с монстром коррупции стала делом, объединившим всех не по национальному или конфессиальному признакам, показывает, что евреи как народ и иудаизм как религия все еще живы – как носители общепринятой этики и востребованы в современном российском обществе.
Каковы Ваши дальнейшие планы?
В данный момент необходимо объединение усилий для дальнейшего отстаивания прав еврейской общины Москвы на завершение многолетнего плана создания организационной структуры и постройку комплекса зданий МЕКОЦ.
Любые разногласия, которые нам не удастся разрешить внутри общины, будут использованы (да, собственно уже использовались, когда появилось постановление от 5 октября с.г.) рейдерами и теми чиновниками, которые их поддерживают.
К сожалению, среди некоторой части руководства МЕРО появилась уверенность в том, что раз рейдеры «ушли за горизонт», то можно вернуться и осваивать эту площадку единолично. Этого не произойдет, но будет очень некрасиво по отношению к тем людям, которые на абсолютно некоммерческой основе объединили свои усилия чтобы отстоять отбираемое рейдерами имущество в тот момент, когда лидеры МЕРО трижды заявляли, что община не будет бороться за этот участок. Но и без МЕРО невозможно полноценно объединить все общины будущего МЕКОЦ. Я очень надеюсь, и приложу все возможные усилия, чтобы МЕРО все же вернулось к участию в МЕКОЦ и заняло в нем подобающее общине справедливое место достойного, но, безусловно, не единственного участника создания и оживления повседневной деятельности МЕКОЦ.
В репертуаре одной из современных музыкальных групп Санкт-Петербурга есть популярная песенка «Самый громкий крик – тишина». Ваш «крик» был достаточно громким.
- Действительно, поет так группа «Пикник». В свою очередь хочу сказать следующее: мы действительно «громко прокричали», организовав профессиональные и системно выстроенные правозащитные действия. Но если вспомнить о процитированной Вами песенке, могу сказать, что если не удастся преодолеть вопиющие правонарушения против еврейской общины Москвы … то очень вероятно, что кричать будет некому. Вот тогда громче криков окажется…мертвая тишина.
Ведь в этом случае о российской юрисдикции будет возможно рассуждать как об «открытом поле» – где кричать бесполезно и помочь некому. Даже зная хорошо, что это не так – невозможно будет общество убедить в обратном. Такой «кричащей тишины» допустить нельзя – чтобы не войти в полосу «открытых полей» священного писания, за которым могут следовать… полевые кухни, полевые формы и полевые игры театра военных действий. Это – исправимые перспективы, больше привычные для рейдеров, по которым, как говорится в русской пословице, «тюрьма плачет» … Надеюсь, до таких крайностей дело не дойдет, хотя их упорство безумно, и в честном деле было бы просто похвальным.

Спасибо, успехов Вам.



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.