Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Михаил Веллер о политике, Черномырдене, Нобелевcкой премии и др. «

Михаил Веллер о политике, Черномырдене, Нобелевcкой премии и др.

Особое мнение
Гости: Михаил Веллер, писатель
Ведущие: Ирина Воробьева

Четверг, 18.11.2010


И.ВОРОБЬЕВА: Приветствую. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ирина Воробьева. И я с большим удовольствием представляю сегодняшнего гостя со своим особым мнением – это писатель Михаил Веллер. Михаил Иосифович, здравствуйте.
М.ВЕЛЛЕР: Большое спасибо за приглашение. Здравствуйте. Счастлив вылезти со своим сомнительным мнением.

И.ВОРОБЬЕВА: Не знаю насчет сомнительного, наши слушатели оценят это. Напомню, что у нас идет проект «Кардиограмма» на сайте «Эхо Москвы», где вы можете оценивать слова наших гостей – либо поддерживать, либо не поддерживать их. Давайте начнем со срочной новости, которая пришла по каналам агентства «Рейтер», буквально молния – о том, что Россия, Казахстан, Куба, Марокко, Ирак, так же, как и Китай, отменили свое участие в церемонии вручения Нобелевской премии мира, которая, как известно, досталась китайскому диссиденту.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, во-первых, это дурной знак, потому что, когда начинают бойкотировать Нобелевскую премию, это означает, что внутренний раскол в нашем глобализующемся мире однако растет. Это раз. Второе: нужно понимать многоходовость мышления государственных отделов протокола, МИДов и президентских администраций. Протокольные отделы – это очень серьезно. Это означает… Смотрите, забежим чуть-чуть назад: народ ломал голову – ну, Черномырдин Виктор Степанович, заслуженный человек, сравнительно рано по нынешним меркам помер, зла никому не делал и так далее, но уж по такому государственному разряду, ну, только Ельцина так хоронили, Гайдара – нет.

И.ВОРОБЬЕВА: Слушайте, ну он посол был на Украине. Понятно, почему.

М.ВЕЛЛЕР: Послов есть много, и посол в Америке важнее посла на Украине.

И.ВОРОБЬЕВА: По линии МИДа было это все прощание.

М.ВЕЛЛЕР: Один момент. Что такое похороны такого класса бывшего премьера Черномырдина? Это повышение статуса премьера в государственной иерархии. Вот так должен мыслить протокольный отдел. Теперь смотрите. Мы не поехали на вручение Нобелевки мира китайскому диссиденту. А если завтра Ахмеду Закаеву вручат Нобелевскую премию мира, не только…

И.ВОРОБЬЕВА: Сомнительно.

М.ВЕЛЛЕР: А вдруг кому-нибудь другому? Потому что трения имеют место. Враги норовят засовывать нам шпильки как в мягкие места, так и под ногти. И тогда нужно, чтобы мы заранее показали, прецедент создав, что мы в гробу видали эту премию мира неизвестно кому. Кроме того, китайский диссидент, он нам никто. И, в сущности, даже шведский король нам тоже родственник неблизкий. А вот Китай – это ого-го. С ним надо дружить. Это серьезная держава с огромными деньгами. Со всем на свете. Таким образом, мы аккуратно смотрим, что сделать, чтобы получить с этого хоть маленькую практическую выгоду. Если с этой выгоды перепадет что-то нам с вами и слушателям, в чем я лично глубоко сомневаюсь, это будет здорово. Но примерно вот так.

И.ВОРОБЬЕВА: А что, с Китаем так дружат Казахстан, Куба, Марокко и Ирак? Как-то вот… Я понимаю, Россия дружит с Китаем, это давно известно. А Кубе-то чего? Хорошо, Куба еще ладно. Марокко, Ирак?

М.ВЕЛЛЕР: Куба – страна коммунистическая.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну я и говорю, Куба – понятно, да.

М.ВЕЛЛЕР: Совершенно верно. Что касается Ирака, то он и так государство, сильно пострадавшее от американской демократии. Они Тарику Азизу, слава богу, отменили смертную казнь. Ну потому что – чего старика вздергивать, в сущности, ни за что? вешали бы тогда сразу все правительство с грузовика, и дело с концом. Ирак не хочет дружить с этими ребятами. Погодите еще, американцы окончательно уйдут из Ирака, они еще Хуссейну поставят памятник, он еще у них будет Чингисхан, Сталин, Рузвельт и Наполеон в одном лице. Запросто. Великая страна, древние традиции, понимаете ли.

И.ВОРОБЬЕВА: Это особое мнение Михаила Веллера. Напомню координаты - +7 985 970 4545, это телефон для ваших смс-сообщений. Ну что же, давайте перейдем к делам нашим внутренним, российским, совсем даже не связанным с Нобелевским комитетом. Это страшная совершенно, зверская история, которая произошла в станице Кущевская. Туда просто поехало очень много сотрудников милиции, там какие-то проверки бешеные идут. Там даже произошли некоторые перестановки в местной милиции, я это отмечу. Губернатор региона Александр Ткачев сообщил, что вот, уволен начальник УВД по Кущевскому району, зам главы района. А как же господин Ткачев? Вам не кажется, что он должен был в первую очередь подать в отставку, узнав, что у него на территории такое происходит?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, когда был известный расстрел гангстеров, семи штук, в Чикаго, губернатор, однако, в отставку не подал. Вот насчет губернатора я не убежден. Но вот то, что туда поехало много всяких, в первую очередь, понятно, туда должна ехать Генеральная прокуратура, которая должна тут же заморозить все, что делает милиция, опечатать все сейфы, посадить всех людей на все архивы, со всех работников МВД взять подписку о невыезде с тем, чтобы они прошли фильтрацию, кто остается на месте, а кто переезжает восточнее и даже севернее, поближе к вышеупомянутому Китаю. Потому что, как там работает милиция, сейчас совершенно всем уже понятно.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, ну Следственный комитет это проводит, и даже господин Бастрыкин сказал, что СКП планирует провести тщательное расследование деятельности именно должностных лиц. Потому что, конечно, страшные цифры. Вот смотрите, показательно то, что свидетели этого убийства не давали показаний местным милиционерам, поскольку боялись. А сейчас выплыли другие цифры: 28 заявлений об изнасилованиях, и только по трем из них были заведены уголовные дела.

М.ВЕЛЛЕР: Во-первых, меня всегда приводят (нервы с годами изнашиваются) в сильное раздражение, удивительная наглость, совершенно пустопорожние, пустоболтские заявления, типа – «Следственный комитет планирует провести…» Еще бы он, сволочь, сумел планировать это не провести. Не планировать провести, а выставить высоко на скамейку под виселицей всех, кто это сделал. А если нет, то к ответственности самих. К сожалению, это та самая манера вести дела, которая в народе возбуждает тоску не только по товарищу Сталину, но аж по товарищу Берии, который заявил после ашхабадского землетрясения: «Стихия стихией, но должны же быть и ответственные» и расстрелял все бюро обкома. Вот расстрелял бы все милицейское начальство этого района, и сразу бы перестали возникать какие-то заявления, по которым не возбуждались дела, и прочее. Конечно, это все автоматически замыкается на разговор о смертной казни, потому что социуму запрещено охранять себя. До этих, я прошу прощения, умственных уродов, которые в основном кончали университеты, часто престижные, знают такое слово, «социология», вот оно существует, правда, допустим, фамилию Дюркгейм они уже слышали реже, хотя это все равно что Маркс и марксизм, понимаете? Так вот, социум – это единый организм. Джон Донн, Хемингуэй: человек не остров, он не сам по себе. Мозги, однако, думают совсем о другом – о презренном и низком. Так вот, мы, социум, народ, страна – цельная система. И нельзя рассматривать человека самого по себе, но только как часть неотторжимую вот этого общего, вот этого социума. И когда народу не дают уничтожать изуверов, уничтожать раковые клетки социума, то социум, совершенно естественно, гниет. Когда я узнал, что у нас 15% з.к. сидит на зонах за самосуд, то есть, понимаете, вместо того, чтобы были расстреляны преступники, сидят те, кто их покарал. Это совершенно противоестественная картина.

И.ВОРОБЬЕВА: Но они же нарушили закон, вы же понимаете. У нас по закону нельзя совершать самосуд.

М.ВЕЛЛЕР: Моя любимая цитата из «Всей королевской рати»: Когда мы пришли в Белый Дом, в Конституции не было и половины тех законов, которые сейчас. А откуда же они, интересно, взялись? А очень просто: кто-то взял и вставил. Понимаете, есть закон Ньютона, есть формула Эйнштейна. А законы в Конституции – это не те законы мироздания, которые незыблемы.

И.ВОРОБЬЕВА: Михаил Иосифович, вот вы говорите о смертной казни как о способе защитить себя. Вот мой один коллега, журналист Валерий Панюшкин, когда мы обсуждали эту историю с нашим коллегой из «Коммерсанта», Олегом Кашиным, которого избили жестоко, он говорит, что – вот вы все требуете наказания, но никто из вас не говорит о том, что надо вообще в принципе прекращать насилие. Не только в отношении журналистов, политиков, активистов, адвоката. А в принципе, насилие как фактор.

М.ВЕЛЛЕР: Понимаете ли, какая история. Это говорится именно интеллигентными людьми, которые сегодня заслуживают глубочайшего уважения и глубочайшей благодарности и всемерной поддержки, потому что интеллигенция – это тот слой, который является моральной оппозицией в тоталитарном государстве. Чем тоталитарнее государство, тем более востребована интеллигенция. Поэтому – откуда же ей взяться в Америке или в Англии? Там и так – пошел в Гайд-парк и вопи, что хочешь. Так вот, интеллигенция отличается от просто мыслящих людей тем, что интеллигент ставит мораль над истиной. Это прекрасно. Это говорит о его чудесных качествах. Но одновременно о его глупости и неисполнимости его желаний, потому что, если бы этот милый человек почитал бы самую капельку одного из столпов науки 20-го века, нобелевского лауреата в области биологии, создателя этологии Конрада Лоренца (книги очень просто у Лоренца написаны), то, может быть, тогда ему стало бы наконец понятно то, что людям понятно и так: нельзя отменить насилие в людях. Их только стерилизовать надо, им надо на несколько порядков уменьшит энергетику. Насилие – это один из аспектов взаимодействия всего живого с окружающей средой. А когда произносятся слова, заведомо неисполнимые и неистинные, то общественное внимание отвлекается куда-то не туда. Я-то не против, все не против. Давайте отменим насилие. Только ничего не выйдет. Насильники вас не послушают. Самые буйные и энергичные все равно будут применять насилие. Вот какая история.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы же предлагаете самим вырабатывать это самое насилие. Понимаете?

М.ВЕЛЛЕР: Отвечаю сразу на извечный вопрос – если мы будем их убивать, чем же мы будем отличаться от них? Отвечаю: всем. Мы будем отличаться тем, что никогда не будем обижать невиновных, никогда не будем чужого красть, никогда не будем отнимать чужие жизни, никогда никому не будем предписывать, во что верить, что читать и как одеваться, и будем жестоко карать тех, кто убивает невинных. А это совсем не то, понимаете, что карать изуверов. Потому что нельзя ставить знак тождества между палачом и мучеником, чем занимается современная либеральная идея.

И.ВОРОБЬЕВА: Мне всегда оказалось, что отличие людей от животных, отличие справедливости – это суд, который решает, в каких-то странах объективно, в каких-то необъективно, тем не менее, решение суда, в отличие от самосуда, который явно необъективно преследует цели ненависти, мести, ярости и так далее, вот это отличие нас отличает от животных.

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, не совсем так. Сначала он должен сформулировать, что такое справедливость, а справедливость, если совсем по-простому, это то, что максимально выгодно виду в целом. Это то, что является максимальной пользой для максимального числа людей. Вот это самая такая простая, реалистическая, приземленная формулировка. Суд есть лишь формализованная процедура осуществления справедливости. И далее, по закону бюрократизации: чем дольше существует судебная система, чем слабее обратная связь судебной системы с людьми живыми, чем меньше живые люди могут влиять на суд, тем дальше от справедливости суд уклоняется. Когда у нас раз за разом с беспрецедентным цинизмом разгоняют суды присяжных, когда у нас раз за разом отменяют решения присяжных и проводят свои, то, разумеется, о справедливости суда и речи быть никакой не может. Вот, понимаете ли, какая история. А самосуд – это совсем не всегда необъективный произвол, потому что гражданское общество – это именно объединение людей по горизонтали, без всякой власти над ними и их над кем-то. И вот они по горизонтали – по уму, по совести, по мнению большинства, по мнению авторитетов, которому они в своей деревне, в своем городке, в своем районе доверяют, осуществляют то, что называется справедливостью. И вот такой суд, сообщество знакомых, он гораздо справедливее суда абстрактного. Почему они враждуют, это уже отдельный раздел социологии.

И.ВОРОБЬЕВА: Последний вопрос на эту тему, чтобы мы перешли к какой-то другой: как можно людей объединять даже по горизонтали, одним общим словом, которое у них общее и одно – это ненависть?

М.ВЕЛЛЕР: Нет, речь идет не о ненависти, потому что справедливость может сочетаться с ненавистью, но ни в коем случае ей не тождественна. Ненависть может быть обратной стороной любви. Ненависть может быть стремлением к справедливости. Потому что, если я вижу перед собой человека, который измучил, изнасиловал, убил несколько детей, то спокойно я к нему относиться не смогу. И актом высшей справедливости будет его просто пристрелить. Потому что, на самом деле, его надо отдать родителям этих детей, и вот тогда он будет молить, чтобы его убили скорее. Вот это и называется справедливость, потому что существует во всех животных, во всех живых существах, во всех людях соотношение поступка и воздаяния. Когда это соотношение нарушается, то люди говорят, что суд несправедлив, а справедливость в сердцах.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте поговорим о другой теме. Может быть, здесь мы найдем справедливость, в чем я, честно говоря, сильно сомневаюсь. Это дело Виктора Бута, которое сейчас активно разрастается, скандал вокруг этого дела, вокруг того, что его вот взяли и отправили в США. Россия уже бунтует по полной программе. Но смотрите, что сказал… Вот у многих западных СМИ было ощущение, что неспроста Россия так нервно отреагировала. Видимо, что-то такое Виктор Бут знает, что он может сказать в суде в США. Вот сегодня помощник президента Сергей Приходько сказал, что никаких военных тайн в этом деле нет, Россия очень сильно заинтересована в том, чтобы это дело было до конца расследовано, и вся эта помощь Буту не означает, что Россия априори его оправдывает. Как вы считаете, господин Приходько искренен?

М.ВЕЛЛЕР: Слова политика никогда не следует воспринимать за правду, но следует воспринимать как одно из средств к достижению цели, каковая цель политику нужна. Смотрите. Сказано то, что должно было быть сказано. А что же мы должны были сказать? Что, вы знаете, мы точно не знаем, но, конечно, он такое наше… Все абсолютно нормально.

И.ВОРОБЬЕВА: Два дня говорили об этом.

М.ВЕЛЛЕР: Виктор Бут производит впечатление очень серьезного, очень веского, очень крепкого, сильного человека. Майкл Кейн, который играл торговца оружием, по сравнению с ним пацан какой-то, какой-то мелкий мошенник, наперсточник, который прибежал и изображает серьезного парня. Смотрите. Когда он в 92-м году, если память не изменяет, был уже в ЮАР и зарегистрировал свою первую компанию, он кадет суворовского училища, офицер, после Института военных переводчиков, он из витебского военного авиатранспортного предприятия, а в Витебске стояла витебская воздушно-десантная дивизия, то есть элитные части, спецназ, оказался там и зарегистрировал свое первое авиапредприятие, ему было 25 лет! Откуда бабло у пацана? О чем вы говорите? Он что, на свои деньги вдруг полетел в ЮАР и там зарегистрировал авиапредприятие? Совершенно же понятно пьяному ежу! Ну о чем вы говорите! Если Ходор начинал с комсомольских денег, туда закаченных, то здесь не могло быть иначе, чтобы это не были деньги ВПК, деньги военки, деньги военно-промышленного комплекса, деньги армии, Росвооружения, все это повязано. Потому что иначе никакие концы никак не срастаются. Я полагаю, что американцам ничего не удастся с него выдоить, потому что здесь работают такие деньги, такие дела, и причастны такие люди, что, если что, будет зачищаться все в три слоя. Разведчик знает, что лирика лирикой, а вся семья, все родные – это всегда заложники, и нет такой тюрьмы, до которой нельзя было бы достать, и ничего он не скажет. Я думаю, что через несколько лет его втихаря на кого-нибудь обменяют. Только и всего. Это самое вероятное. Я думаю, что и он так думает, и американцы так думают, но они попробуют поприставать, чего он там реально торговал. Кроме политического, есть, конечно, и коммерческий интерес. Почему бы не выдавить Россию с каких-то рынков и не торговать оружием самим через четвертых лиц? Тоже есть.

И.ВОРОБЬЕВА: Вас поправляют, что не Майкл Кейн, а Николас Кейдж играл…

М.ВЕЛЛЕР: Я прошу прощения. Николас Кейдж. Я их всю жизнь путаю, хотя только вчера смотрел, что одному уже 77 лет, а второй гораздо моложе, один англичанин, а второй родственник нашего толстого голливудского «крестного отца», как его зовут… режиссера, с буквой «ф»…

И.ВОРОБЬЕВА: Не спрашивайте меня.

М.ВЕЛЛЕР: Только не Фаринетти, тот был кастрат.

И.ВОРОБЬЕВА: Боже мой. Это особое мнение Михаила Веллера. Пока мы не ушли на перерыв, есть у меня к вам еще один вопрос. Вот врач вас спрашивает из Питера: «Я врач. Народ почти поголовно курит и пьет с каким-то "гибельным восторгом", как пел Высоцкий. Нужны какие-то срочные меры, чтобы спасти хотя бы детей. Что делать?» Сегодня же День отказа от курения, как я понимаю. Может быть, нам как-то дружно всем отказаться от чего-то? Или что делать?

М.ВЕЛЛЕР: Я ни в коем случае не хочу проводить параллели, но мы должны сказать, что первая страна, которая стала бороться с курением, был Третий Рейх. Конец был печален. Еще в России объявили в Первую мировую войну «сухой закон», и все это кончилось падением государства, двумя революциями и гражданской войной. Осторожней нужно с народными традициями. Еще я хочу сказать, что наша цивилизация создана пившими, курившими и переедавшими людьми, которые не жили 80 лет с гаком и чуть не 85, как нынешние японцы, но сделали много хороших дел. Я думаю, что, когда нельзя бороться с массой безобразий, грехов, извращений и идиотизмов, то надо бороться хотя бы с курением. Это такие пароксизмы самозащиты социума, которое хочет хоть какие-то табу всунуть, чтобы существовать. Люди ведь спиваются и скуриваются не потому что это продается, оно и раньше продавалось. Боже мой, что пили! Травились десятками тысяч в год. Эти табуретовки, это сапожные кремы, эти чудовищные фунфырики! Все настойки на спирту выпивались, а потом синие бомжи падали, как замерзшие галки, на улицах, и прочее. Потому что с перспективами плохо. С социальным развитием плохо. С рабочими местами плохо. С ощущением счастья жизни для огромной части населения плохо. Вот ведь что главное.

И.ВОРОБЬЕВА: Как вы все разложили-то. Мне не понравилась ваша фраза о том, что мы изначально родились пьющие, курящие, переедающие…

М.ВЕЛЛЕР: Я сказал – наша цивилизация. Мы рождаемся пьющими, но совсем не то. Наша цивилизация создана людьми, которые пили. С тех пор, как Колумба матросы завезли табак, курили. И которые любили жрать, так что еще в 19-м веке, в начале 20-го, все были пузатые, спали после обеда, не было никаких диет доктора Волкова. И так далее. Полюбуйтесь на эту грандиозную культуру! И посмотрите сейчас на этих стройных людей – не пьют, не курят, худеют по федеральным стандартам. Лучше б они хорошее что-нибудь сделали.

И.ВОРОБЬЕВА: Слушайте, они хотя бы здоровы. Ну вот честно.

М.ВЕЛЛЕР: Лучше б они были больные, кажется мне иногда. Прости мне, господи, слова мои грешные.

И.ВОРОБЬЕВА: Почему же?

М.ВЕЛЛЕР: Меньше вреда бы принесли.

И.ВОРОБЬЕВА: Потому что в мучениях рождается творчество? Или что?

М.ВЕЛЛЕР: Нет. Потому что думать надо о высших целях, о предназначении трудов и пользе народа, а не о том, чтобы самому быть здоровым и подольше прожить, может быть, к несчастью ближних.

И.ВОРОБЬЕВА: Не будьте здоровыми, советует Михаил Веллер.

М.ВЕЛЛЕР: Ни в коем случае. Дело делайте!

И.ВОРОБЬЕВА: Делайте дела. Мы вернемся в эту студию через несколько минут. Никуда не уходите. Пишите нам смски. Я буду задавать вопросы.

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу «Особое мнение». У нас в гостях писатель Михаил Веллер. Давайте к вопросам, которые пришли к нам на сайт. Очень коротко постараемся – их очень много. Инженер из Москвы спрашивает: «Кроме Д. Медведева желания заниматься этим делом нет ни у кого. Какие должны быть действия "маленького человека"?» Вот инженер из Москвы Иван хочет заниматься модернизацией. Ему что надо делать? Или не заниматься модернизацией в целом?

М.ВЕЛЛЕР: Вы знаете, когда-то библиотекарша районной библиотеки со слезами умиления в горле говорила мне, что она с детьми проводила встречу на тему «Ленин был самый человечный человек, даже игрушки дома были самодельные», и дети были потрясены. Или, когда в «перестройку» была борьба с алкоголизмом, я там на одной встрече читал свой рассказ, где там «в вагоне-ресторане рюмки звякают», и мне работницы погрозили пальцами и сказали: «А вот этого сейчас нельзя!» То есть, товарищи, не будьте легковерны, мыслите сами, будьте критичны и самокритичны, прочитайте доклад прошлого года, октября, «доклад четырех» он условно иногда называться, о том, что такое модернизация. Потому что – я это говорил на включительном, объединительном, начальном заседании движения «Россия – вперед!»

И.ВОРОБЬЕВА: А вы на каком были? На «Справедливой России» же, да?

М.ВЕЛЛЕР: Я был сам по себе.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, я имею в виду, их два.

М.ВЕЛЛЕР: Да, совершенно верно. Я был на том, которое «Справедливая Россия». Я сказал, что я-то уже, в силу своего возраста – я совсем не так молод, как некоторые могут подумать, - помню хрущевскую химизацию, помню брежневскую интенсификацию, а уж перестройку и ускорение мы с вами все помним! А теперь – модернизация. У Хрущева была гениальная фраза – кто ему написал? – «цели ясны, задачи определены – за работу, товарищи!» Модернизация, по-простому, значит, чтобы страна была не отсталая, а современная. Для этого надо, чтобы оборудование обновлялось каждые несколько лет, чтобы труд был эффективным, чтобы жизнь была нормальная, чтобы было высокое потребление, а для этого высокие зарплаты, а для этого высокая работа, а для этого должна быть изменена социально-экономическая система. Потому что, если за двадцать лет у нас производство падало, экономика рушилась, хозяйство ветшало, станочный парк дряхлел, так значит, надо что-то изменить в политических устоях для того, чтобы оно было не так. Потому что у нас есть все – у нас есть сырье, у нас есть територрия, у нас есть люди, которые ищут работу, у нас есть деньжища гигантские, которые сотнями миллиардов складированы, нам не полагается знать, где. Если все это объединить… У нас есть научные традиции, у нас еще ученые не перемерли, слава тебе господи, дай им бог здоровья до 120 лет…

И.ВОРОБЬЕВА: Зато все уехали.

М.ВЕЛЛЕР: Нет, все-таки не все. Так вот, нужно только сделать так, чтобы это все работало. И вот это «сделать так» должно быть не так, как иначе. Как говорил Жванецкий, «в консерватории что-то подправить», сменить экономические отношения. Возможно, даже сменить, как это ни ужасно звучит, чего-то во власти. А в противном случае – сколько ты денег ни дай, столько и украдут. В этом мы умение отточили на Книгу рекордов Гиннеса. Так что, я боюсь, это все разговоры немного в пользу бедных. Это немного карточная игра на политических лозунгах.

И.ВОРОБЬЕВА: Подождите, вот давайте о карточных играх поговорим. Вот вам пример модернизации хочу привести. Сегодня в ФМС заявили о том, что вообще, скорее всего, пришло время отказаться от внутренних паспортов.

М.ВЕЛЛЕР: Слава тебе господи.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот эта вот красная корочка, значит, «мавр сделал свое дело – мавр может уходить», это цитата господина Полторанина. О чем идет речь? О том, чтобы у нас были электронные карточки и чтобы, например, милиционеры, которые стоят и проверяют граждан, чтобы у них не было такой возможности больше, чтобы они не требовали паспорта. Вот вы как относитесь…

М.ВЕЛЛЕР: А куда же он будет втыкать, милиционер, электронную карточку на улице?

И.ВОРОБЬЕВА: Вот никуда, судя по всему. Поэтому, скорее всего, милиционеры перестанут наконец-то.

М.ВЕЛЛЕР: Никуда… Несчастное существо.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, привычка как-то уйдет у них куда-то.

М.ВЕЛЛЕР: Я воображаю растерянность на лицах. Я еще слыхал, что и прописку одновременно с этим собираются отменить.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну как-то у них, да, с регистрацией…

М.ВЕЛЛЕР: А куда ставить прописку, если нет паспорта?

И.ВОРОБЬЕВА: Нет паспорта – есть электронная карточка, которая содержит данные.

М.ВЕЛЛЕР: С отпечатками пальцев, рисунков сетчатки глаза.

И.ВОРОБЬЕВА: Не знаю.

М.ВЕЛЛЕР: Биография, счет в банке. Это все технически исполнимо. Паспорта у нас отменили вот прямо с Октябрьской революции, и писали, что это все буржуазное изобретение, чтобы контролировать эксплуатируемый пролетариат, закабалять крестьянство. В 29-м году был новый курс, и ввели паспорта, и с 30-го года прописочка. Наша прописка, беспрецедентная в мире, в гитлеровской Германии такого не было, на самом деле, это рудимент совершенно тоталитарного сталинского осужденного режима. Не в хороших – проявлениях «Магнитку» построили, а в плохих проявлениях – народ на Колыме гноили. Вот вам прописка. Зато масса народу получает за это государственные деньги. Может, их сдать куда-нибудь апельсины собирать, я не знаю, без налогов. Вне всякого сомнения, никаких прописок! Как это вест мир живет без прописок? Вся разница, что бюрократов меньше кормят.

И.ВОРОБЬЕВА: Даже без внутренних паспортов.

М.ВЕЛЛЕР: Что касается паспортов, то обычно в мире у людей один паспорт – хоть внешний, хоть внутренний. Он редко применяется. Есть т.н. идентификационная карта, или работают документом водительские права. На самом деле, неважно, как будет выглядеть документ. Важна степень свободы человека в государственной системе. Потому что, когда он смотрит на тебя и требует документы, подразумевая только паспорт, а ты еще ничего не сделал, ты еще ничего не нарушил. А если он заберет твой паспорт в метро, у тебя потом будет масса вариантов, как его оттуда вытаскивать. Не должно этого быть. А милиционеры должны: первое – охранять граждан, чтобы их не резали, второе – ГАИ сократить в три раза, и оставшуюся треть, страшная перспектива, поставить пробки растаскивать. Они ж никогда их не растаскивают. Они занимаются совсем другим. Мы же рухнем.

И.ВОРОБЬЕВА: Очень хочется задать вам как можно больше вопросов, поэтому не будут уточняющие задавать. История с т.н. «распилом» Транснефти, которую накануне написал блогер Алексей Навальный, юрист, который вообще занимается такими историями. Он написал о том, что в результате этого распила четыре миллиарда долларов ушло неизвестно куда, просто украли. И в основу этой истории вошли документы из Счетной палаты, которая проводила проверка Транснефти. Но смешно не это. У вас вот спрашивает студент из Москвы: «Как вы думаете, чем закончится история с "распилом Транснефти"? Последнее, что сделала власть в лице Путина, похвалила компанию за успешную работу. Это издевательство, как вы считаете?»

М.ВЕЛЛЕР: Я считаю как человек, причастный к литературе, что гений в литературе – это человек, которому слова в уста вкладывает бог. И слова «пилите, Шура, пилите», они золотые! Они могут стоять эпиграфом к нашей экономической политике. По-моему, я когда-то это уже говорил, бизнесмены знают это гораздо лучше, чем я, граждане, может быть, знают не все, но в большинстве серьезных фирм есть отдел, который на профессиональном жаргоне называется «отсос». Его функции и задачи явствуют из названия. Денежные потоки должны отруливаться туда, куда надо. Я думаю, что Транснефть работала хорошо. Если она реально украла четыре миллиарда, по 1100 рублей из кармана каждого из нас, подумаешь, государство даст еще пенсию, то я думаю, она работала очень хорошо, с точки зрения тех, кто конкретно украл эти деньги. Разумеется, мы никогда не узнаем. Если будет проверка, то я допускаю, что проверка установит, что этот блогер – клеветник. Что если срок он получит условно, и штраф – те самые 1100 рублей, это «евонное» большое счастье. А Транснефть – очень даже хорошие, белые и пушистые, дают деньги на все. Покажут больницу, например, которая построена на деньги Транснефти. Потому что, когда президент и премьер в два голоса говорят, что – да, у нас коррупция, - у нас, значит, у нас. У нас – значит, везде. Почему это Транснефть, которая существует в нашем государстве, которая часть нашего общества, которая слепок со всех наших порядков, вдруг должна быть свободна от коррупции? Ну мы ж не можем, в конце концов, от нее этого требовать. Она что, Альберт Швейцер или мать Тереза? Ну украли, допустим, четыре миллиарда. А может, не украли? Может, наоборот, украли на стороне и оставили нам? Что касается проверок, то, конечно, когда прокурорская проверка говорит, как Ельцин: «А где десять миллиардов?» «А черт его знает!», это значит, что проверка получила свое – хоть конвертами, хоть переводами на счета, хоть борзыми щенками. Только и всего.

И.ВОРОБЬЕВА: Минута до конца эфира. Вопрос очень короткий. У вас около дома уже снесли палатки?

М.ВЕЛЛЕР: У меня один овощной ларек снесли везде, но, что меня восхитило? Что, оказывается, Собянин не имел в виду сносить, а имел в виду только упорядочить, а потом платить по места за новый. Это называется – перепрофилирование денежных потоков в новых направлениях. Но, когда чиновники стали сносить, это называется – у системы нет обратной связи. Чиновник работает, чтобы выдать в отчете результат, который понравится начальству. А что внизу от его результатов, его и не волнует. Там такая водонепроницаемая прокладка между чиновником и народом. А вы говорите – модернизация.

И.ВОРОБЬЕВА: Может быть, модернизация какую-то систему наладит, когда они смогут общаться? Будем на это надеяться.

М.ВЕЛЛЕР: Дорогой друг, постарайтесь жить как можно лучше, и работать на себя как можно лучше. Это и будет ваш вклад в модернизацию.

И.ВОРОБЬЕВА: Это было пожелание Михаила Веллера. Спасибо вам большое за ваше особое мнение, а вам за участие в этой программе.



Ремонт в новостройке под ключ ремонт московских новостроек под ключ. . Силиконовые шнурки купить фабричные силиконовые шнурки. . Замена клавиатуры MacBook Киев ремонт MacBook.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.