Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  ПЕРО В БОК «

ПЕРО В БОК

Рубрика: Вавилонская библиотека

ПЕРО В БОК

Леонид Словин. Погоны, ксива, ствол. Издательство АСТ. СПб. 2008 г.

Михаил ДАВИДЗОН

С подачи известного государственного деятеля России жаргонное словечко «мочить» прочно вошло в российский лексикон. Однако запустивший его в оборот автор вряд ли предполагал, что этому ненормативному детищу суждена долгая жизнь и приживется он не только в среде обитания, но и в такой изысканной почве, как литературная словесность. И вот, пожалуйста, криминальный жаргон успешно пророс, пустил глубокие корни и уже используется в заголовках книг – «Погоны, ксива, ствол». «Ксива» она, конечно, «ксива» и есть. Ну, типа служебный документ, для тех, кто не сразу, простите, врубается. А особо непонятливым предлагаю вспомнить сцену из фильма «Джентльмены удачи», которая сегодня прочитывается как пародийный прогноз на нынешний литературный язык. Помните, штудирование героями картины словаря уголовников во время железнодорожного этапа заключенных: «Вопрос: «Нехороший человек?». Ответ: «Редиска»….
Но «ксива» не только новый речевой код. Это еще и символ нового течения жизни. Из него и вышли герои Леонида Словина, популярного автора многочисленных криминальных произведений, написанных как в период расцвета, так и на закате так называемого развитого социализма советской истории. Вот лишь небольшой их перечень – «Отстрел», «Астраханский вокзал», «Транспортный вариант», «Когда в нас стреляют», «Расстояние в один вечер», «Обратный след», «Бронированные жилеты» и т.д. Леонид Словин профессиональный юрист в самом широком смысле слова. Работал адвокатом в районном центре, возглавлял уголовный розыск в провинциальном российском городе, служил оперативником в столичной транспортной милиции, консультант Интерпола. В итоге родился писатель, умудренный жизненным опытом сыщика, не понаслышке знающий, помимо прочего, внутреннюю структуру правоохранительной системы России. В последние годы Леонид Словин живет между двумя столицами – израильской и российской. Иногда кажется, что если в его романе «Погоны, ксива, ствол» поменять местами декорации, то вместо милиции могли быть и завод, и научно-исследовательский институт, и какое-нибудь сугубо гражданское учреждение. Возможно, сохранились бы и колорит человеческих характеров, и напряженность интриги, как это часто бывает в умело написанных производственных романах, но, несомненно, исчезла бы острота ощущения текущих событий. Надо сказать, что детектив, как литература – это вообще своеобразная проба реального времени. Пожалуй, никакой другой жанр не способен служить таким быстрым и фотографически точным отражением смены вех. Этому жанру не требуется выдержка, он как молодое вино – всегда свежее и хмельное, чуть передержишь – и оно уже перебродило, прокисло, потеряло вкус. Потому и сочиняют детектив, как правило, на злобу дня, даже если его сюжетная основа опирается на исторический фундамент, как, скажем, у Дэна Брауна или Умберто Эко. Сыщику, оперативнику по долгу службы приходится первым проникать в тайный и сокровенный мир конкретных людей, их взаимоотношений, соприкасаться с невидимой стороной повседневного быта, его деталями, не всегда украшающими человеческую личность. Писатель обычно идет вторым номером, не редко по чужим рассказам и впечатлениям. Однако его профессиональное проникновение в личность и обстоятельства чужой жизни всегда бывают глубже, потому что он видит, как в грехопадении всего лишь одного человека преломляются, порой, судьбы и драмы других людей, а иногда и самые разнообразные проблемы целой общественной системы. В случае с Леонидом Словиным сыщик и писатель шли, что называется, плечом к плечу. Это хорошо заметно и в детективном романе «Погоны, ксива, ствол». Название незамысловатое, нарочито упрощенно-приблатненное, но, по-своему, символическое, в нем, думается, скрыт смысл авторской сверхзадачи. В романе отсутствуют черно-белые краски. Еще недавно исключительное право на положительность и благородство имели только служители закона, преступники в лучшем случае могли оказаться «заблудшими и раскаявшимися». Сегодня на смену образцово-показательным персонажам сыщиков пришли «менты» со всеми присущими им пороками. Они не ангелы. Выпивают, сквернословят, запугивают, избивают, берут взятки, преступают закон. Их даже не сразу отличишь от уголовников. Тот же язык, та же манера разговора, блатные выражения. У Леонида Словина местом действия становится Москва-товарная, Москва-пассажирская, Москва-линейная. Это особый мир залетных людей. В прибрежных водах гигантского мегаполиса промышляют не только бандитские группировки, мелкое ворье и международные наркодилеры. Не прочь хапнуть чужого добра и пожарник, готов загубить ради карьеры своего коллегу, трудягу-сыщика из линейного отдела, высокопоставленный офицер из милицейского главка. Но это лишь внешние признаки более глубокого процесса сращивания криминала с правоохранительными органами, с властью. Роман Леонида Словина по-своему предвосхитил выход на российский телевизионный экран обжигающего своей откровенностью сериала «Глухарь», где тема полной подмены государственной власти на местах криминалом уже доведена до конца. Закон роли не играет. Он в руках одиночки в милицейском мундире, с цепкой хваткой сыщика и повадками уголовника. Одиночка и вершит справедливость по своим понятиям. Она зависит от его характера, сиюминутного настроения, удовлетворенности личной жизнью, верности дружбы, чувству землячества, корпоративного братства, материальной заинтересованности. Что выше – справедливость по понятиям или по закону? Кто правит в современной России – государственная власть или «Погоны, ксива, ствол»? Криминальный сюжет романа разворачивается вокруг похищения табельного оружия и служебного удостоверения у оперативника линейного отдела, который неразборчиво хлебнул паленой водки в привокзальной торговой палатке и уснул прямо на скамейке железнодорожной платформы. Ситуация нештатная, угрожающая самыми серьезными последствиями всей цепочке его сослуживцев по отделению милиции. С другой стороны, коллеги тоже обязаны по инструкции «сдать» своего неудачливого приятеля и тем самым хотя бы в чем-то найти для себя защиту и оправдание. Что делать? Остаться равнодушным или сохранить верность дружбе, офицерской чести? А ведь помимо служебных неприятностей есть еще и профессиональные обязанности, связанные с оперативной работой и постоянным риском для жизни. Постепенно все главные действующие лица, в том числе и бывший вор, втягиваются в поиски украденного «Макарова», в итоге пресловутый «ствол» становится главным регулировщиком сюжета. На этом фоне и развиваются события. Нет смысла пересказывать их подробности. Скажу лишь, что роман «Погоны, ксива, ствол» - это взгляд изнутри, из милицейской зоны, в данном случае привокзальной. Но вот что интересно. Хотел того Леонид Словин или не хотел, однако все выглядит так, что его персонажи проникают в жизненные пространства, которые тоже являются зоной чьих-то интересов. Их контролируют вооруженные неправительственные группировки отставных военных, бывших сотрудников спецслужб. Никто не забыт и ничто не забыто. Каждая структура озабочена тем, чтобы снять со своего участка денежный куш, исчисляемый миллионами долларов. Лет пятнадцать назад этим же занимались примитивные бандиты на федеральных автодорожных трассах, угрозами вымогая мзду за проезд по отрезку дороги, проложенному поблизости от их провинциальных городков. Масштаб у них был, конечно, мелковат. Похоже, что от налетчиков с большой дороги удалось избавиться. Сегодня правила игры изменились. Территория современной России поделена на зоны влияния гораздо более серьезных преступников...
Читателя ожидает увлекательное чтение, и он не загрустит над страницами романа «Погоны, ксива, ствол», потому что жизнь в Израиле предоставила Леониду Словину возможность понаблюдать за Россией со стороны.



Женский Доктор смотреть онлайн - обзоры и отзывы.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.