Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  ПАМЯТИ ВАЛЕНТИНА ДМИТРИЕВИЧА ОСКОЦКОГО «

ПАМЯТИ ВАЛЕНТИНА ДМИТРИЕВИЧА ОСКОЦКОГО

ПАМЯТИ ВАЛЕНТИНА ДМИТРИЕВИЧА ОСКОЦКОГО

27 апреля в Москве, на 79-м году жизни, скончался Валентин Оскоцкий - писатель, литературовед, критик, публицист, видный общественный деятель, стойкий борец против возрождаемого в стране сталинизма, против идеологии нацизма, антисемитизма, национальной фанаберии, всяких проявлений ненависти и нетерпимости.
Валентин Дмитриевич Оскоцкий родился 7 декабря 1931 года. В годы войны пережил ленинградскую блокаду, да и после войны жил впроголодь: отец ушел из семьи, мать одна растила троих детей.
Тем не менее, окончив школу, Валентин поступил в Ленинградский университет, на филологический факультет, и окончил его в 1955-м году по кафедре славянской филологии, польского языка и литературы. Позднее, в 1968-м, он окончил аспирантуру Академии общественных наук по кафедре теории литературы и искусства, защитил кандидатскую диссертацию, был доцентом факультета журналистики Московского университета.
Студентом он попал на производственную практику в редакцию «Литературной газеты», а после окончания стал штатным сотрудником ее иностранного отдела. Владея польским и другими славянскими языками, он писал о литературной жизни стран тогдашнего «ближнего зарубежья», переводил, писал предисловия и послесловия к книгам, давая им путевку в жизнь. Постепенно его интересы распространились на литературу советских республик и на собственно русскую литературу. После «Литгазеты» он работал в журналах "Дружба народов", "Литературное обозрение", заведовал отделом прозы в "Знамени". Еще будучи начинающим литератором он вступился за «Сентиментальный роман» Веры Пановой, подвергшийся нападкам за «безыдейность». Он первым написал о молодом Анатолии Гладилине, защищал в печати от разносов-доносов Булата Окуджаву, Василя Быкова, Алеся Адамовича и других недостаточно «идейных» писателей.
С годами Оскоцкий выдвинулся в число ведущих литературных критиков и публицистов. Его перу принадлежит более тысячи статей, большое число книг, посвященных как общим проблемам литературы, так и творчеству отдельных писателей, таких как Василий Гроссман, Ольга Бергольц, узбекский писатель Н. Сафаров и ряд других.
Обладая большим общественным темпераментом, Валентин Оскоцкий, с начала горбачевской перестройки, оказался в центре идейной борьбы, развернувшейся в литературе и обществе. Он стоял у истоков независимого литературного объединения «Апрель», а после раскола Союза писателей был в числе тех, кто возглавил его демократическое крыло. Он был секретарем Союза писателей Москвы, главным редактором газеты «Литературные вести», участвовал в создании первого независимого издательства ПИК.
Вместе с Анатолием Приставкиным, Львом Разгоном, Булатом Окуджавой и другими выдающими деятелями культуры Оскоцкий входил в состав Комиссии по вопросам помилования при президенте России. Комиссия рассмотрела тысячи уголовных дел и способствовала отмене или смягчению слишком суровых судебных приговоров. Многие люди были спасены от несправедливых гонений, а, кроме того, Комиссия сыграла большую роль в гуманизации общества в целом. При президенте Путине она стала «ненужной» и была распущена.
Несмотря на загруженность общественными делами, Валентин Оскоцкий, прежде всего, оставался литературным критиком. Яростный антифашист и, следовательно, антисталинист, ибо для него фашизм и сталинизм были близнецы-братья, он держал порох сухим и всегда готов был к бою с красно-коричневой анти-литературой.
Ему мстили, порой жестоко. Публично объявляли масоном и врагом России. Он был избит бандитами в подъезде собственного дома. (Преступников, конечно, «не нашли»). Но он оставался непреклонен. Я думаю, многим памятна блестящая статья В. Оскоцкого «Праведное житие в антисемитском прищуре» (2003) – о двухтомном панегирике Владимира Карпова «Генералиссимус», в котором товарищ Сталин предстает во всей молодецкой красе вдохновителя и организатора великих побед над жидомасонской скверной.
Возвеличивание Сталина в России продолжалось столь же энергично, как и «борьба» с жидомасонством, но Оскоцкий не мирился с этими тенденциями. Об этом говорят его статьи, вошедшие и не вошедшие в книгу «Полемика: сталинизм, ксенофобия и антисемитизм в современной русской литературе» (2006), в том числе о двухтомнике Станислава Рыбаса и Екатерины Рыбас «Сталин. Судьба и стратегия» или о графоманском опусе некоего Александра Андрюшкина «Иудеи в русской литературе XX века».
Не могу не сказать несколько слов о том, сколь многим я лично обязан Валентину Дмитриевичу, который поддерживал меня словом и делом. Он выступал с докладами о моих работах, его перу принадлежит большое очень содержательное предисловие к моей книге «Растление ненавистью» (2001), он организовал и вел обсуждение в Центральном Доме Литераторов в Москве моей другой книги, «Вместе или врозь?» Сейчас, когда я торопливо набрасываю эту заметку, передо мной лежит последняя книга Валентина Дмитриевича «Мозаика памяти» (2008), с короткой, но много для меня значащей дарственной надписью: «Дорогому Семену Резнику – в память о наших встречах, редких, но памятных, и о сомыслии».
Встречи наши действительно были редкими, ведь нас разделял океан. А вот сомыслие было практически полным. Кончина Валентина Оскоцкого – это большая утрата для всей русской литературы и культуры. А для меня это еще и личная утрата. Однако, уйдя из жизни, Валентин Оскоцкий не ушел из литературы. Его наследие – даже то, что опубликовано – далеко еще не освоено. Я уверен, что его книги будут переиздаваться и будут выходить новые книги: ведь статьи, разбросанные по разным изданиям, предстоит собрать вместе, они составят не один том. А о том, сколько осталось неопубликованного, пока можно только догадываться. Ведь Валентин Дмитриевич на протяжении полувека находился в гуще литературной жизни, многое записывал для памяти, переписывался с десятками видных деятелей культуры и литературы. А насколько содержательны его письма, я могу судить по тем немногим, которые адресованы мне.
Валентин Оскоцкий ушел от нас. Но он остается с нами.
Семен Резник.
3 мая 2010 г.
Вашингтон.



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.