Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  ГРУЗЕНБЕРГИ «

ГРУЗЕНБЕРГИ

Лариса Белая
ГРУЗЕНБЕРГИ
Эти три брата вошли в энциклопедии. А имя среднего из них, Оскара Осиповича, сто лет известного в мире адвоката, спасшего в деле Бейлиса честь и достоинство еврейского народа, не сходит со страниц и новейших исследований. Назову книги последнего 20-летия: Я. Айзенштадт «Духовный облик Оскара Грузенберга» (Иерусалим, 1992), Л. Кацис «Кровавый навет и русская мысль. Историко-теологическое исследование дела Бейлиса» (Москва – Иерусалим, 2006) - изыскание, проведённое «на широком культурном фоне, включающем в себя различные сочинения – от монархических (Л. Тихомиров, М. Меньшиков), до либеральных
(В. Короленко), от откровенно антисемитских до сионистских (В. Жаботинский). Показано влияние теологических споров во время дела Бейлиса на русский авангард».
… И выход в широкое поле деятельности
В родительской семье росло шесть сыновей и дочь. Дедом по отцовской линии был духовный раввин, пользующийся известностью, почётом и уважением во всей родной екатеринославской округе. Отец Осип Грузенберг был купцом 2-й гильдии, рано скончавшийся, что повергло семью в нужду, 14-летним гимназист Оскар начинает зарабатывать репетиторством. Относительно безбедное детство кончилось одновременно с концом самой лучшей поры жизни евреев царской России. Эпохи реформатора Александра II. Был отменён рекрутский набор для еврейских детей – евреи теперь призывались в армию на общих для всего населения основаниях. Была выработана серия актов – послаблений законов о евреях. В 1859, 1861 годах было разрешено проживать вне черты оседлости еврейским купцам 1-й гильдии, их семьям и служащим, затем за ними последовали евреи, имеющие учёные степени доктора медицины и хирургии, а равно доктора, магистра или кандидата других факультетов университета. Евреи-врачи были допущены на военную и гражданскую службу. В 1879-м право повсеместного жительства получают евреи, имеющие высшее образование, а также фармацевты, дантисты, фельдшеры и акушерки. И тысячи евреев устремляются в медицину, юриспруденцию и другие профессии, дающие возможность вырваться из гетто.
… Одним из методов обрусения справедливо считалось просвещение 1840-х годов – казённое, вызывающее у еврейства сопротивление. А реформы 1860-х годов изменили дело. Стало возможным покинуть черту оседлости, не изменяя национальным корням – благодаря получению образования. Еврейская молодёжь хлынула в русские учебные заведения, в большинстве окончив сначала курс в своей, сохранившейся системе национального образования.
Так было и с братьями Грузенбергами. Старший, Самуил профессию врача получил в Военно-медицинской академии Петербурга. Средний, Оскар – юриста, в Киевском университете. Младший, Семён-Соломон – историка философии на юридическом и историко-филологическом факультетах Петербургского университета. Когда Оскару предложили остаться при Киевской университетской кафедре – для приготовления к профессорскому званию, он отказался из-за требования изменить вере отцов и принять христианство. Впоследствии то же произошло с братом Семёном в его петербургской альма-матэр.
Избранные поприща всех троих стали и выходом в широкое поле деятельности – и профессиональное и общественное. Врач Самуил приобщается в петербургской периодике и вскоре после публикации в «Еврейском обозрении» статьи
«О физическом состоянии евреев» становится постоянным сотрудником журнала «Восход» и «Книжек «Восхода», печатая статьи по антропологии, статистике и вопросам еврейской жизни. Сотрудничает он и с Обществом для распространения просвещения между евреями в России, состоит членом в Совещательном бюро при Еврейском колонизационном обществе, его перу принадлежит исследование
«О некоторых нуждах еврейского населения в России». В 1900 году он создаёт в Петербурге независимый орган русских евреев – газету «Будущность» с ежегодными литературно-научными сборниками. Но в 1904 вынужденно, из-за финансовых трудностей, прекращает издание, занявшись единственно медициной.
Оскар – из самых известных Петербургских адвокатов. Член партии кадетов и от них, от Виленской губернии, баллотируется во 2-ю Госдуму. Не избран. Но начинает помогать юридическими советами группе депутатов-евреев 3-й Госдумы. А в дальнейшем – член политбюро по содействию депутатам-евреям 4-й Госдумы. В 1917-м он избран в депутаты Всероссийского Учредительного собрания. В гражданскую, в 1918-19 годах возглавляет Еврейский совет самообороны и Совет по оказанию помощи жертвам погромов. В эмиграции с 1920-го (Берлин, Латвия, Франция) его деятельность включает написание, подготовку к изданию двух блистательных книг. Это пронизанные любовью к оставленной родине и дорогим людям воспоминания «Вчера» (Париж, 1938 г.) - издание увидело свет за два года до смерти, книга «Очерки и речи» (Нью-Йорк, 1944). Семён читал курс лекций по новой философии в Париже – в Высшей русской школе общественных наук. В России выступал с лекциями по философии в Петербурге, в других городах. Преподавал в психо-неврологическом институте. Был членом Общества нормальной и патологической психологии при Военно-медицинской академии. Получил звание профессора. Среди написанных им книг – «Нравственная философия Шопенгауэра», «Очерки современной русской философии», «Психология творчества», «Итоги науки об искусстве».
На гребне времён
Однажды братьев Оскара и Семёна перепутали. И … этот курьёз завершил одну тяжёлую историю, в которой столкнулись Религиозно-философское общество, противники и сторонники мракобесно-антисемитского толкования еврейского вероучения. Об этой истории, связанной с делом Бейлиса и ключевой ролью в нём Оскара – в вышеупомянутом исследовании Кациса.
Прямо причастно к этой истории «тысячелетье на дворе». … С начала 1880-х главными чертами государственной политики Александра III в еврейском вопросе становится сегрегация евреев. В начавшейся при царе-реформаторе их эмансипации новый царь увидел опасность для монархии – в связанных с этим освобождением преобразованиях. У крупной земельной аристократии вызывало недовольство быстрое проникновение еврейства в сферу зарождающихся рыночных отношений, коренные этнические группы неприязненно столкнулись с высокой конкурентной способностью делового еврейства. И в правительственных кругах созревали противоречия, стимулируемые активностью консервативной антиреформаторской группировкой.
Важной составляющей в пересмотре начатой политики «насчёт евреев» стал антисемитизм. И стихия кровавых еврейских погромов 1881-82 годов ознаменовала «исторический феномен социальной, религиозной, национальной и политической жизни российской империи в период острейшего социально-политического кризиса».
***
Во времена Александра III и Николая II адвокату Грузенбергу довелось вести, зачастую успешно, много еврейских дел. Среди других. Наряду с уголовными делами, он выступал защитником на процессах видных литераторов и общественных деятелей (Горького, Чуковского, Милюкова, Короленко и др.) и по политическим делам (дело членов Совета рабочих депутатов, дело о подписании депутатами 1-й Госдумы «Выборгского воззвания» и др.). Грузенберг выступал по делам участников революции 1905-07 годов в военных судах и часто спасал подсудимых от виселицы.
На гребне времён, в 1900-м, в жизни старшего и среднего братьев Грузенбергов происходят два события, поистине знаковых – в их частной и общенациональной жизни. Самуил становится издателем первого сионистского органа печати «Будущность». Оскар выигрывает дело, которое могло бы стать и не стало опасным прецедентом в деле Бейлиса.
… В Вильне антисемитская камарилья инспирировала ритуальный процесс. Парикмахер Давид Блондес якобы ранил свою служанку-христианку, чтоб нацедить её кровь для мацы. Присяжные в окружном суде вынесли обвинительный приговор при сравнительно лёгком наказании – год и 4 месяца арестантских рот. Городская еврейская общественность была против обжалования вердикта: вдруг пересмотр дела обернётся большей суровостью наказания?! Это мнение поддержал известный присяжный поверенный Спасович. Против был только один Оскар Грузенберг: нельзя оставить такого пятна на еврействе, не испробовав всех способов противостояния напраслине. Да, второй разбор дела, может худшая угроза Блондесу, но это не в счёт, если на карту поставлена честь еврейства. Грузенберг подал кассацию – и Сенат кассировал первый приговор, передав дело на новое рассмотрение. Оно Блондеса оправдало.

«Бес попутал»
… Но вернёмся к курьёзу с перепутанными братьями. Его можно назвать «бес попутал». … За статьи В.В. Розанова против евреев с отстаиванием им во время дела Бейлиса версии ритуального убийства, в его доме перестали бывать прежние знакомые, остановилась продажа его книг, Розанова решено было исключить из Религиозно-философского общества под руководством Д. Мережковского,
З. Гиппиус и Д. Философова. Но процесс – от рекомендации Совету: исключить до реализации всё тянулся, обрастая проволочками. В ответ на статью Философова «Об отношении Ветхого завета к христианству», посвящённой, в основном, делу Бейлиса с итоговой резолюцией: «Религиозно-философское общество признаёт процесс Бейлиса оскорблением всего русского народа», Розанов напечатал очередную антисемитскую статью, к тому же – с прямыми нападками на Философова и Мережковского. Бейлис был оправдан судом присяжных несмотря на давление властей, черносотенцев и прочих антисемитов – 30 октября 1913 года. Но всё ещё длилось это противостояние: религиозно-философской элиты России и Розанова. 14 октября 1913 года «Совет обратился к Розанову с призывом добровольно покинуть Общество. 11 декабря Совет вынес обсуждение вопроса о Розанове на открытое заседание. 19 января 1914 года на заседании не хватило кворума для принятия решения. Развязка наступила после заседания 26 января 1914г. Наконец, узнав о баллотировке вопроса о принятии в члены Общества брата О.О. Грузенберга – философа С.О. Грузенберга, Розанов специальным письмом уведомил Общество о своём выходе из него, правда, сознательно и «со смыслом» спутав двух Грузенбергов».
***
Такого суда не знала Западная Европа
В этом году исполняется 60 лет с тех пор, как Оскар Грузенберг, умерший в Ницце, был перезахоронен: останки, согласно его завещанию, покоятся теперь в Израиле. В будущем году 100-летие с начала потрясшего мир процесса по кровавому навету – делу Бейлиса. Но память о великом защитнике еврейства, и не только еврейства, Оскаре Осиповиче Грузенберге немало актуализирована и нынешней у нас правовой ситуацией. Актуализировано его творческое наследие. Школой истинно правозащиты воспринимается сборник его речей, очерков-портретов блестящих российских юристов, статья «О петроградской адвокатской громаде». И пронзительно «звучит» сегодня его «Вчера». Например, строки про суд да дело в связи с реформами Александра II. «Из всех реформ Александра II самая важная, если не считать освобождения крестьян… судебная… Если хочешь оценить исторический институт, то надо судить по его толще, а не досадным наростам, не изменившим его сущности. Такого суда – говорю без преувеличения – не знала Западная Европа. До закона 18 марта 1906 года о передаче в Особые Присутствия судебных палат политических дел – закона, повлекшего за собой назначения судьями всяких угодливых карьеристов, русские судьи были подвижниками. Жалованье нищенское – любой акцизный (по питейным делам) надзиратель получал много больше. Между тем работа была каторжная: какой там 8-часовой рабочий день! Не менее 14 часов в сутки, а зачастую – 18. По уголовным делам с участием присяжных заседателей слушание дела прерывалось лишь за полночь, чтобы прекратить число ночёвок присяжных в здании суда. По возвращении домой у судьи новая работа: проверка протокола судебного заседания, изложение приговора в окончательной форме. Не легче было и по гражданским делам… За 50-летнее существование судов по Судебным Уставам 1864 года случаев нарушения судебного долга по корыстным мотивам не наберётся и десятка».



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.