Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  ТИМУРОВЕЦ СПАС ГАЙДАРА «

ТИМУРОВЕЦ СПАС ГАЙДАРА

ТИМУРОВЕЦ СПАС ГАЙДАРА
Спас от клеветы. Документально оправдал доброе имя писателя-воина, авто-ра популярных в СССР и за рубежом «Тимура и его команды», «Школы», «Судьбы барабанщика», «Голубой чашки», «Чука и Гека»…: в нынешний год 105-летия со дня рождения Аркадия Петровича Гайдара увидело, наконец, свет спецрасследова-ние Б.Камова «Аркадий Гайдар. Мишень для газетных киллеров». (М.2009).
Борис Камов – самый крупный знаток жизни и творчества писателя и воина. Автор восьми книг о нём. Составитель и комментатор его последнего, наиболее полного, четырёхтомного Собрания сочинений. Почти 20 лет Камов противостоял мошеннической кампании по дискредитации Гайдара. В нашу пору киллерских на-ездов, особенно на правозащитников, так щемяще прозвучало в телеинтервью Ка-мова: «Пока книги Гайдара стояли на полке в каждой семье, пока миллионы школьников занимались тимуровской работой, у наших детей были точные нравст-венные ориентиры: Честь, Достоинство, Самоотверженность, Мужество, Доброта, Верность близким и своей Родине. Среди бывших тимуровцев оступившийся чело-век был большой редкостью».
Но на дворе время интернета. А клевета ещё не хило правит бал.

 Боюсь, ваша борьба не окончена. Как видится дальнейшая чаша весов?
 Достаточно грамотные люди, прочитавшие моё расследование, говорили, что теперь ни одна сволочь не отважится противостоять доказанному.
 Впечатляет в предисловии мнение ведущего научного сотрудника Ин-ститута военной истории, почётного профессора Европейского университета, фронтовика, полковника в отставке Бориса Невзорова о вашем громадном, по-своему святом труде, «чтобы отстоять честь и достоинство нашего общего Учителя». А как общий стал в индивидуальном творчество – его основой? Ведь остро востребованы и другие ваши книги, но больше всего написано о Гайдаре.
 Первый импульс возник наверное, когда я, 9-10-летний ленинградец-блокадник подражал его книжным героям лицом к лицу с опасностью куда как ре-альной. Наша тимуровская команда очищала от хлама чердаки зданий, без лифтов втаскивала туда песок, воду, асбестовые колпаки, всякий противопожарный инст-рументарий. Хорошей подготовкой к бомбёжкам мы помогали зданиям уцелеть. Опекали, как могли, семьи фронтовиков. Мне представлялось: вот боец в письме из дома читает про это и ему легче воевать. В Ленинграде вдоль тротуаров лежали свёртки – завернутые в простыни умершие. Кого не могли похоронить родственни-ки. Я спешил мимо – за водой, пайками. Мы жили вместе, две семьи, как велели отцы, уходя на фронт: я с мамой и сестрёнкой и мамина сестра с сыном. Мы страшно голодали. Приближались к последней черте. Мама уже не вставала, когда пришло спасение. Приехал в Ленинград младший брат отца Михаил Иосифович - командир строительного батальона, который вёл железнодорожную ветку к «Доро-ге жизни». Дядя из своих пайков подкормил нас. На грузовике по льду переправил через Ладожское озеро.
 В вашей блестящей мемуарной книге впечатляет портрет отца: вся грудь в орденах. Увиделась перекличка, через вас, с Гайдаром, военной косточ-кой. У него ведь все мужчины по дворянской линии со стороны матери выби-рали военную карьеру. Мудрено определить, какое призвание Гайдара было главней - талантливого воина или писателя. Но факт: среди самых сильных обвинений войне в художественной литературе я числю ненависть, анафему ей в гайдаровской повести «Школа». Может, выбором Гайдара – гуманиста, мужественной, честной личности – как главной творческой цели вы обязаны и личности своего отца? Писали ведь о нём, что был он и остаётся для вас об-разцом честности и мужества.
 Никакой не военный по профессии, отец отважно воевал всю войну. Высо-кие награды заслужил за войну и за мирный труд финансиста. А если уж дело о его призвании… Начинал он как талантливый художник. Был учеником знаменитого Иегуды Пэна. В созданной Пэном школе рисования и живописи начинали Шагал, Цадкин, Эль Лисицкий, Мещанинов, Кабишер… - целое поколение художников. В последние годы жизни отец любил писать воду – её спокойствие, прозрачность. Когда в 1942 был приказ Сталина взять Харьков любой ценой – танк отца ворвался в город один из двух. Всё было на внезапности – и удалось подавить первую линию обороны. Отец получил Орден Красного Знамени. В 1943-м в группе танков он форсировал Днепр у Канева. За это получил Орден Отечественной войны.
А сейчас скажу вам вещь фантастическую. Как родина оценила труд тимуровский. За то, что делал мальчишкой-блокадником, я получил статус Ветерана Отечественной. Награждён солдатскими юбилейными медалями.
 Вы первым расследовали, как военкор «Комсомолки» Гайдар под Киевом на передовой подымался с пехотинцами в атаку, ходил с разведчиками за язы-ком, как в партизанском отряде героически воевал, спас многих, как погиб. На радио ваши подробные сообщения про это зазвучали после знаменитых расска-зов Сергея Смирнова о неизвестных героях Брестской крепости. Вы продолжа-ли его поисковую традицию. Наверное, ваша заслуга, из главных, та, что уста-новили подробности героической гибели Гайдара в партизанском отряде. Ведь был оклеветан - появилась ложь, что добровольно сдался немцам. И отправ-ляетесь по гайдаровским боевым местам 1941-го в 1962-м, отпускником-газетчиком. А затем - продолжение поисков. Найдены и опрошены сотни со-ратников Гайдара – живых и родных погибших и умерших. Найдена его могила с хорошо сохранившимся трупом оттого, что грунт в том месте, на окраине Леплявы под Черкассами, такой, как в Киево-Печерской лавре, где мощи рус-ских святых нетленны веками…
 С чего началось ваше расследование?
 С письма лейтенанта Абрамова в Союз писателей. Перво-наперво он за-служивает безмерной благодарности.
… Когда военкор «Комсомолки» Гайдар не захотел занять дефицитнейшее место в последнем советском самолёте из оккупированного немцами Киева, а ос-тался с нашей окружённой шеститысячной армией, загуляла ложь насчёт его пре-дательства, а он героически партизанил, в том же партизанском отряде оказался окруженец лейтенант Сергей Фёдорович Абрамов. Он после гибели Гайдара и раз-грома отряда будет воевать в другом партизанском отряде – Ковпака. Станет там главным подрывником. Так вот. Сергей Фёдорович прислал в 1942-м в Союз писа-телей фронтовой треугольник без обратного, как полагалось, адреса – с сообщени-ем, как воевал, погиб и где похоронен Гайдар. А потом пришло письмо лейтенанта Гончаренко, которое подтверждало всё сообщённое Абрамовым. Но лживая сек-ретная версия продолжала действовать. Подготовленная «Комсомолкой» статья была изъята из номера. Юридический факт гибели Гайдара в партизанском отряде не был признан до 1947 года. А когда статью всё-таки напечатали, оставалось ещё непаханое поле загадок и ценнейших, как выяснилось, подробностей. О них я узнал после встреч на военных тропах Гайдара. Увидев его как бы вблизи. Обнаружив, какая это была колоссальная фигура.
Летом 1964-го меня пригласили на заседание военно-художественной ко-миссии в Союзе писателей. Председательствовал Константин Симонов. Здесь были писатели, представители Главного политуправления армии, ЦК комсомола, Детги-за. Я сделал доклад о своём поиске и подтвердил его документами, фотографиями, кассетами записей бесед с очевидцами военных событий. В тишине прозвучал го-лос того самого лейтенанта Абрамова, в чью реальность и фактам чьего письма не хотели верить в 1942-м. Он был одним из четверых, кого Гайдар – ценой своей жизни – спас, когда нарвались на немецкую засаду.
На основании моих материалов то заседание приняло решение представить Гайдара к званию Героя Советского Союза. Участники – представители всех орга-низаций, каждый – обратились наверх с соответствующим ходатайством. А через некоторое время я получаю письмо – оно должно сейчас храниться в архиве Союза писателей. Завархивом ЦК комсомола поздравлял меня с тем, что на заседании секретариата ЦК КПСС принято решение о присвоении звания Героя Советского Союза национальным героям – Рихарду Зорге и, на основании собранных мной до-кументов, Аркадию Гайдару. Потом в прессе появилось: Зорге – Золотая Звезда, а Гайдару Орден Отечественной войны I-й степени: уже после решения ЦК кто-то стукнул туда, что в 1922-м Гайдара исключали из партии. Таким Золотая Звезда не полагалась.
В Георгиевском зале Кремля Орден семье – жене Гайдара Доре Матвеевне и сыну Тимуру – вручал Председатель Президиума Верховного Совета СССР Мико-ян.
 Некоторые сомневаются, что Гайдар был талантливым командиром.
 Главное доказательство одарённости его как командира – план бескровно-го завершения Тамбовской кампании 1921 года, который Гайдар предложил Туха-чевскому. Тогда лично Гайдару сдались 6 тысяч вооружённых повстанцев.
 Как случилось это несчастье – клеветническая кампания против него, которая длилась с конца 1980-х почти 20 лет?
 Кампания на самом деле направлялась против внука. Против его реформ. С помощью клеветы противники Егора Гайдара пытались дискредитировать его дея-тельность и его реформы.
 Но были десятки статей, где приводились обличительные факты против деда Аркадия Петровича.
 У меня собрана большая пачка этих выступлений – большинство фактов фантастичны. А те, которые поддавались проверке и сопоставлению с документами, оказались лживыми. Не было приведено ни одного обличительного факта, который оказался бы правдой. Это относится и к книге Солоухина «Солёное озеро». Московский «Собеседник» писал за подписью С.Р., что Гайдар, устанавливая со-ветскую власть на Кавказе, залил Кавказ кровью. Автор статьи, видно, плохо учил географию. Иначе знал бы, что Кавказ – это несколько стран, что советскую власть там устанавливали в 1917-м. Гайдар в ту пору был третьеклассником Арзамасского реального училища и о своём участии в боевых действиях писал: «Сегодня нас со Шныровым заметил директор – когда мы дрались на палках». А некто Дуняшин в екатеринбургской газете сообщил, что Гайдар казнил 2 тысячи белых офицеров, отрубив им головы. Помимо того, что этого факта не было, сама казнь технически невыполнима.
В «Огоньке» с бездоказательными обвинениями выступил Владимир Соло-ухин. И на эту бездоказательность сразу обратил внимание писатель-фронтовик Александр Борщаговский в своей публикации в «Литературной газете». После Борщаговского в еженедельнике «Мегаполис-экспресс» выступил я, пригрозив Со-лоухину судом за клевету. Потом вышла книга Солоухина «Солёное озеро», лжи-вая от первой до последней строки. Он, например, писал, что Гайдар занимался ис-треблением крестьянства на Тамбовщине. И не привёл ни одного факта. Название книги не случайное. Автор подводил читателя к мысли, что главное преступление Гайдара в том, что его руками было устроено массовое утопление хакасов в Солё-ном озере. Но документы показывают: такого преступления Гайдара не было.
 Что же выходит: одна баба сказала…
 В Большом и Малом озёрах были подобные утопления. Бандитами. За пол-тора года до приезда Гайдара в Хакасию. Это подтверждено исследованиями ха-касского историка – кандидата исторических наук Александра Шекшеева.
Перед сдачей «Солёного озера» в печать Солоухин главу про утопление вы-нул во избежание судебной ответственности. Вымышленную главу! В порядке юмора – освободившееся в книге место заполнил вот чем: отчётом о деятельности финансовых учреждений в Хакасии в 1920-м, историей Хакасии с древних времён по 1917-й, хакасским народным эпосом.
Изумляет, что безграмотные и лживые публикации никому не известных людей – писатель Солоухин исключение – были восприняты как истина в послед-ней инстанции.
 Считается, при жизни Гайдар был очень благополучным и сытым пи-сателем. В печати даже было, что оставался безразличен к событиям 1937-го.
 Личная и писательская судьба Аркадия Петровича была полна трагизма. Большинство его книг подвергались гонениям. В том числе «Военная тайна», «Го-лубая чашка», «Судьба барабанщика» и даже «Тимур и его команда». Конфликт вокруг «Тимура» приобрёл такую остроту, что понадобилось вмешательство Ста-лина. Что касается семейных обстоятельств, то теперь известен факт, что первая его жена Лия Лазаревна Соломянская, мать Тимура, ушла от него в 1931 году, а в 1936-м её арестовали, и Гайдар, чтобы спасти мать своего сына, рискуя головой, звонил самому наркому НКВД Ежову. Того настолько потрясло бесстрашие Гайдара, что Соломянская вскоре вышла на свободу.
 Поистине жил, писал, воевал – талантливо за свой 37-летний век. Став легендой. Впрочем реально командовал полком в 17 лет. А каким было армейское начало?
 Начало – адъютантом в 15. В постоянном общении с крупными военачаль-никами. К 17-ти он уже – имеющий ранение и контузию – грамотный командир. Нет, учился не только в боях. Посылали в Москву, в знаменитую школу «Выстрел». Но не прошло и месяца, как выяснилось: зачисленному на отделение командиров рот, ему нечего там делать. Знает больше остальных. Перевели на отделение командиров батальонов и… всё повторилось. Далее – сенсация. Утверждён вывод очередной мандатной комиссии – и Гайдара переводят на отделение командиров полка. Ему 16.
Он был, говоря современно, абитуриентом, готовился к вступительным эк-заменам в Академию генштаба, когда получил приказ: на Тамбовщину. На борьбу с мятежом Антонова. Ни к чему здесь – о подробностях жестокой, кровавой и про-вальной тамбовской кампании до того. Но вот несколько фактов. Тактика комполка Гайдара ситуацию – переломила. План Гайдара одобрил и воспринял Тухачевский – командующий армией, теоретик военного дела из крупнейших в XX веке, полко-водец из выдающихся. Он сопротивлялся вначале, а затем уступил стратегическо-дипломатическим доводам мальчишки. Знаю, помог задействованный им «прощё-ный декрет». После того как беспощадное подавление мятежа предыдущими ко-мандирами не давало результатов. И вот – вооружённые мятежники сдаются.
 Гайдар много, в чудовищных зачастую ситуациях воевал. И этим многое сказано. Но не совершал воинских преступлений, и гуманистом был настоящим.
 В хакасской войне тоже впечатляющи дипломатия и тактика, психо-логизм и человечность Гайдара. А, в конечном счёте – победное противостоя-ние «императору тайги» Соловьёву.
 Соловьёв мужик был гениальный. Гайдар и у него учился.
 А противостояния по эту сторону баррикад…
 В тридцатых доносы на писателя Аркадия Петровича поступали как только выходила его новая книжка. Изъяли из библиотек «Голубую чашку». Не замедлил донос, когда в 1938-м стали появляться в «Пионерской правде» главы повести «Судьба барабанщика», и подготовил к публикации фрагменты этой книги журнал «Пионер» - очень популярный благодаря тому, что его редактор Борис Ивантер су-мел объединить вокруг редакции наиболее талантливых писателей, художников, популяризаторов науки. После доноса публикации в газете прекратились. Жур-нальный набор был рассыпан. Между тем «Барабанщик» был подвигом Гайдара – теоретика и тактика не только на войне. В разгар ежовщины, когда слова «арест», «расстрел», «взяли» говорились только на ухо, он задумал книгу в защиту детей репрессированных родителей. И это удалось благодаря хитрости. В книге два сю-жета. Внешний – о том, как мальчик выступил против людей, оказавшихся шпио-нами, проявил себя героем и чуть не погиб. И второй, внутренний сюжет - лириче-ский, с воспоминаниями об отце, арестованном как будто за растрату, но с реалия-ми репрессивной поры.
 У Салтыкова-Щедрина хорошо про обманные писательские приёмы. Жестоким цензурным гонениям стали противостоять аллегории и искусство понимать их, читая между строк. Создавалась особая рабская манера писать. Её можно назвать эзоповской. Она обнаруживает замечательную изворотли-вость в изобретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих обманных средств…
 «Барабанщик» был запрещён. У Гайдара обрезали телефон. Он ждал аре-ста. Спас – парадокс сталинской эпохи - присвоенный ему Орден Трудового Крас-ного Знамени. Дело в том, что список представленных к награде писателей, куда вошёл Гайдар, был составлен до обнародования им «антисоветчины». А «сигнал» глава писательской организации Фадеев отважился скрыть от ЦК партии. Опасался перетряски всего списка и того, что награждения вообще могут не состояться.
 Сегодня перечитала «Голубую чашку» - в новейшем, 2004 года, издании с вашим предисловием. Среди прочего. В плане подготовки к этой беседе. И восхитилась заново. Со всеми реалиями своего времени, «Чашка» - на долгие времена с её мудрой семейной педагогикой. Но и самые талантливые писатели, в большинстве, знали препоны. Запреты на пути своих книг. Вы в том числе. А кто вам сначала дал добро? Помог?
 Лидия Сергеевна Виноградская, заведующая детским вещанием на Всесо-юзном радио, сама лично знавшая Гайдара, одобрила мои самые первые рассказы о первых находках, связанные с его военными подвигами. Но… я тогда был неиз-вестный молодой журналист из крошечной газеты. Она и хотела и не решалась за-пустить мой материал в эфир. Послала меня к Кассилю – Лев Абрамович, предсе-датель секции детских и юношеских писателей СП, знал Гайдара хорошо. И, когда я ему все рассказал, он при мне позвонил Виноградской: Лида, я считаю всё убеди-тельно. Камова можно в эфир. После моих выступлений на радио два моих очерка напечатал в своем журнале «Юность» его редактор Борис Полевой. В Детгиз меня привёл только что освободившийся из заключения Лев Разгон. А Николай Влади-мирович Богданов, известный детский писатель, автор сенсационной книги о 20-х годах «Первая девушка» и член детгизовского редсовета написал восторженную рецензию на мою рукопись «Партизанской тропой Гайдара». Предложил печатать её немедленно. Он же сыграл свою роль в том, что впоследствии среди моих книг о Гайдаре оказалась и вышедшая в серии «Жизнь замечательных людей».
 Вы по своему образованию педагог, выпускник Ленинградского герценов-ского пединститута, т.е. изначально были ориентированы на детей и юноше-ство. А собственное детство с трагедией блокады как-то сказалось на харак-тере и судьбе?
 Если случались беды, я их прежде всего сравнивал с блокадой. Она помог-ла мне воспитать волю. А среди бед… Когда я со своим дипломом приехал из Ле-нинграда в Москву, то 3,5 года не мог устроиться на работу. Наконец повезло. В газете «Московский водник» не было отдела кадров. Принимал на работу сам ре-дактор Евгений Иванович Среднев. Так началась моя судьба профессионального литератора.
Беседу вела Лариса Белая



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.