Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Необыкновенный шпион «

Необыкновенный шпион

Необыкновенный шпион
19.11.2009
Неординарность Калмановича выражалась хотя бы уже в том, что даже после разоблачения, приговора и отсидки в тюрьме у него осталось в Израиле множество друзей, утверждавших, что он ни в коей мере не навредил еврейскому государству и более того, был настоящим патриотом. А некий высокопоставленный чин в израильской системе безопасности как-то заметил: "Если бы общественность узнала, за что именно осудили Калмановича, за что он отсидел срок, его бы зауважали. Потому что параллельно с заданиями, которые он выполнял для СССР, он сделал очень много важного для безопасности Государства Израиль".
Шабтай Калманович родился в декабре 1947 года в Советской Литве. Его родители были отказниками. Люди старшего поколения знают, что это такое: в 1970-е годы советские власти не давали репатриироваться в Израиль многим евреям, изобретая самые разные причины отказа. В конце концов КГБ согласился дать старшим Калмановичам разрешение на выезд - с условием, что их сын станет сотрудничать с этим ведомством. На первом этапе, объяснили Шабтаю, ему предстоит закрепиться в Израиле и стать так называемым "спящим агентом". А использовать его будут по мере необходимости, если таковая возникнет.
Шабтай, которому тогда было 23 года, согласился. И в начале 1970-х семья Калмановичей совершила репатриацию. Шабтай сразу же активно включился в работу олимовского штаба партии "Авода". Симпатяга, жизнелюб, легко сходящийся с людьми, он становился душой любой компании и очень скоро сблизился со многими весьма влиятельными израильскими политиками, в первую очередь, в самой "Аводе", которая в то время находилась у власти. Поговаривали даже, что лидер партии Голда Меир симпатизировала Шабтаю особо. Работа в олимовском штабе "Аводы" обеспечила Шабтаю Калмановичу возможность получать информацию о деятельности Бюро по связям с еврейской общиной Советского Союза, более известным как "Натив" и тайно работавшим на просторах великого и могучего.
В свое время Калманович пытался устроиться на работу в канцелярию главы правительства (все той же Голды Меир), однако по неясным причинам его кандидатуру решительно отвергли. И в 1977 году он получил должность помощника новоизбранного депутата кнессета Шмуэля (Флато) Шарона - личности не менее неординарной. Получив доступ к кулуарам кнессета, Шабтай сблизился со многими парламентариями и министрами, в особенности с тогдашним главой финансового ведомства Игалем Горовицем.
Флато-Шарону резвый помощник оказался по душе. Он, в частности, познакомил его с восточногерманским адвокатом Вольфгангом Фогелем, который был близок к "Штази" и слыл большим специалистом в области обмена пленными. С помощью Фогеля и, надо полагать, собственных немалых средств Флато-Шарону удалось провернуть сделку по выкупу у мозамбикских повстанцев израильтянина, чей самолет они сбили. Потом он развернул борьбу под девизом "Свободу отказникам!": на баррикады, разумеется, был брошен все тот же Шабтай Калманович. С гордостью рассказывая всем желающим слушать о том, сколько еврейских семей он сумел вызволить из "советского рабства", Флато-Шарон вряд ли осознавал, что успех предприятия, в сущности, ему обеспечил... КГБ, могучий патрон его парламентского помощника.
С годами Шабтай наладил контакты с южноафриканскими бизнесменами. И решил с их помощью сделать немного денег. В середине 1980-х он занялся торговлей в странах, которые находились под покровительством ЮАР. Преуспев на этом поприще, он сколотил немалый капитал и заметно расширил деловые связи. В частности, обзавелся контактами в Сьерра-Леоне, которая была очень заинтересована в покупке оружия и военного оборудования. Калманович вполне удовлетворял эти запросы, а заодно провернул несколько сделок с алмазами. А еще у Калмановича появились обширные связи в шиитской общине Ливана - и установились приятельские отношения с представителем израильского МИДа и "Мосада" Ури Лубрани, который отвечал за сотрудничество между Израилем, южно-ливанской армией (ЦАДАЛ) и христианской общиной Ливана. Лубрани, в частности, вел непосредственную работу по освобождению Рона Арада, предположительно захваченного в плен как раз ливанскими шиитами. Поскольку Калманович был на короткой ноге с лидером "Амаль" (единственной парии шиитов в Ливане - "Хизбаллы" тогда еще попросту не существовало) Набией Бери, Лубрани попросил его прощупать почву. И именно благодаря Калмановичу появились первые свидетельства того, что Арад жив.
Примерно в это же время, в середине 1980-х, Шабтай Калманович согласился сотрудничать с ШАБАКом, руководителей которого очень интересовало происходящее за "железным занавесом" (в сущности, тогда ШАБАКу еще ничего не было известно о том, что Калманович работает на КГБ). Тогда же бизнес Калмановича стал трещать по всем швам. А в 1987 году он был задержан в Лондоне по подозрению в финансовом мошенничестве. Под арестом его продержали недолго, и Шабтай возвратился в Израиль.
Контакты со странами Южной Африки Калмановичу помог наладить американский раввин Рональд Гринвальд, с которым он познакомился, будучи помощником Флато-Шарона. Сын Гринвальда учился в израильской иешиве, и Шабтай заботился о нем, как о собственном ребенке, за что раввин был ему бесконечно благодарен. В эпоху апартеида рав Гринвальд поддерживал тесные связи с лидерами чернокожего населения Южной Африки, вел с ними бизнес, был торгово-экономическим атташе Ботсваны в Нью-Йорке и помог Калмановичу получить такую же должность в Израиле. Мгновенно оценив обстановку в южноафриканском регионе, Шабтай понял, какой гигантский экономический потенциал заложен в Южной Африке и какие там можно сделать деньги. Более того, он имел для этого все возможности, - с одним лишь "но": у него не было начального капитала для того чтобы развернуться по-настоящему. И однажды, совершенно случайно, его приятель, адвокат Агнон Зихрони (он позже представлял его интересы в сделке с прокуратурой по обвинению в шпионаже), познакомил его с евреем-миллионером из Франкфурта Генри Ландшафтом, который приехал к нему погостить. Мгновенно попавший под обаяние Шабтая, очарованный его рассказами о "южноафриканском Эльдорадо", германский миллионер становится его партнером: в общий бизнес он вкладывает деньги, а Калманович связи и проекты, заказанные правительством Ботсваны. С помощью израильских инженеров и архитекторов они в короткие сроки возводят в ботсванской столице Габороне Национальный стадион, жилые кварталы на тысячи квартир, теннисные корты, огромный отель с казино, и еще один спортивный комплекс, и еще несколько жилых кварталов... В полном смысле слова преобразив лицо Ботсваны, Калманович сколачивает более чем солидный для середины 1980-х капитал, превышающий 100 миллионов долларов.
Кстати говоря, еще до того как он стал мультимиллионером, Калманович проявил интерес к приобретению доходной недвижимости в Израиле. Он купил четырехэтажное здание на улице А-Яркон в Тель-Авиве, напротив отеля "Хилтон", реставрировал его и разместил там представительство Ботсваны (это здание сегодня сохранилось в том виде, в каком его оставил Калманович). Ну, а уж разбогатев, Шабтай стал в полной мере использовать свои материальные возможности и статус. Он разъезжал в шикарном бронированном авто с дипломатическими номерами. Он приобрел роскошную виллу в Каннах и, приезжая туда, ездил на белом "роллс-ройсе", который он купил у тогдашнего румынского диктатора Николае Чаушеску.
Обративши в конце 1980-х свой взгляд - и свои инвестиции - на Сьерра-Леоне, Шабтай Калманович познакомился и подружился с начальником генштаба армии генералом Джозефом Момо - тот даже бывал у него в гостях в Израиле. А когда Момо стал президентом Сьерра-Леоне, Шабтай немедленно получил пост торгово-экономического атташе этой страны и развернул там серьезный бизнес, в частности, основал там крупную автобусную компанию и фермерское хозяйство, открыл казино. А еще он лично возглавлял фирму, которая обеспечивала охрану президента Момо. Который, между прочим, по дружбе предоставил Калмановичу право заниматься нефтяным бизнесом и даже печатать национальную валюту Сьерра-Леоне. А еще Момо дал своему израильскому другу концессию на разработку алмазных приисков. Собственно, именно там и тогда Калманович познакомился с ливанцем, шиитом и миллионером Джамилем Саидом Мохаммедом, который тоже имел концессию на разработку сьерра-леонских алмазов. А еще в Сьерра-Леоне Калманович познакомился с иммигрировавшим в США из СССР евреем-мафиози Маратом Балагулой, родоначальником "русской мафии" в Америке, которого на Брайтон-Бич называли не иначе как "крестным отцом".
Спустя годы Балагула дал интервью журналисту Роберту Фридману, автору знаменитой книги "Красная мафия" (название не нуждается в комментарии), в котором охарактеризовал Калмановича как человека "умного, образованного, обладающего разнообразными талантами, от которого лучше держаться на расстоянии". Говорят, что Калманович остался должен Балагуле около трех миллионов долларов за сорвавшуюся алмазную сделку. И что именно из-за этой сделки Калманович был задержан в Лондоне (помните?), где пытался обналичить фальшивые чеки. И что освободили его, когда он сумел убедить следователей в том, что получил чеки от третьего лица и не знал, что они фальшивые...
В 1980-х, Шабтай Калманович успел побывать в Советском Союзе и даже встречался с президентом Михаилом Горбачевым. Впервые ШАБАК заинтересовался Калмановичем - не в качестве помощника, а в качестве "подопечного" – в 1987 году, после того, как бежавший на Запад советский разведчик передал компетентным органом список известных ему агентов, работающих за пределами СССР: в этом списке значился и Шабтай. Информация о том, что он является агентом КГБ, почти одновременно поступила и из другого источника. Калмановича немедленно арестовали и приговорили к девяти годам тюремного заключения. Столь незначительный срок объясняется тем, что у израильских спецслужб не было против него прямых улик, обвинение практически полностью основывалось на факте наличия имени Калмановича в упомянутом выше списке. Отсидев пять с половиной лет, Калманович, состояние здоровья которого серьезно ухудшилось, обрел свободу. Говорят, что дело было не столько в его здоровье, сколько в том, что он много сделал для прояснения судьбы Рона Арада. А еще говорят, что Калманович сумел обаять руководство Управления тюрем и ему помогли выправить нужные медицинские документы.
Между тем израильским властям потоком шли просьбы о смягчении наказания от друзей Калмановича, письма от Горбачева, Янаева, Руцкого, Пуго. Илья Глазунов, подарив портрет Ицхаку Шамиру, вместо гонорара попросил отпустить Шабтая, которого в глаза не видел. Владимир Спиваков на просьбу Ицхака Рабина сыграть для него "Скрипача на крыше", ответил: "Если вы освободите Калмановича, я дам вам целый концерт"...
Шикарная жизнь Калмановича с арестом в 1987 году закончилась. Его бизнес пришел в упадок. И когда Шабтай в 1993 году освободился и уехал в Россию - Советского Союза уже не существовало, - ему пришлось начинать все заново.
И еще несколько штрихов к портрету: Калманович владел несколькими языками – помимо русского, литовского и иврита, он знал идиш, английский, немецкий, польский. На протяжении многих лет он спонсировал женскую баскетбольную команду "Элицур Рамле". Очевидно, Шабтай питал особую страсть к этому виду спорта: его третьей женой была баскетболистка Анна Архипова, игравшая а сборной России.
Первая жена Шабтая Калмановича, Таня, врач-гинеколог, родила ему дочь Лиат: обе они живут в Израиле. Пара развелась, пока Шабтай отсиживал срок в израильской тюрьме, и отношения с Таней полностью разладились, они не общались. А вот с Лиат после освобождения и до самой своей смерти он поддерживал самые тесные отношения, они просто обожали друг друга.
Второй его брак – с актрисой и продюсером по имени Анастасия – продержался семь лет. Шабтай мечтал, что Настя подарит ему наследника, но она родила дочь Даниэлу, которая после развода осталась с отцом. Наследников – сразу двух - родила Калмановичу Анна.
Эфраим Ганор
Еженедельник «Секрет»



Лучшее предложение ресторан в центре. Здесь. . С 1962 года роль девушки Бонда доставалась только красавицам своего времени. Так же и сегодня.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.