Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Пакистан или Талибстан? «

Пакистан или Талибстан?


...В случае коллапса Пакистана это превзойдет все, с чем нам приходилось сталкиваться в войне с террором... // Из интервью военного консультанта Белого дома Дэвида Килкалена 22 мая с.г.

Тревогу Килкалена разделяют госсекретарь Х.Клинтон, сенаторы Ч.Хейгель и Д.Керри, Главнокомандующий силами США на Ср. Востоке генерал Дэвид Петреус и многие другие компетентные и ответственные лица. Еще бы! Ведь единственная исламская страна, обладающая ракетно-ядерным оружием, втянута в вооруженный конфликт, в результате которого это оружие может оказаться в руках «Талибана», «Аль-Кайеды» и других террористических организаций, базирующихся в Пакистане.

Нынешний конфликт начался вторжением боевиков Пакистанского Талибана (ТТП - «Техрик-и-Талибан Пакистан»), в северную частью Вазиристана – огромного пуштунского анклава, расположенного вдоль юго-западной границы Афганистана. Эта организация начала формироваться в 2002 году, когда пакистанская армия приступила к боевым действиям в Вазиристане против моджахедов, прибывающих со всего мира, чтобы воевать совместно с афганскими талибами против сил НАТО.

Уже через два года в центре пограничной провинции возникло независимое государственное образование «Исламский эмират Вазиристан» со столицей в городе Вана. Эмиром был провозглашен Байтулла Мас'уд. Он родился в 1974 году и принадлежит к племени Мас'уд, которое живет в Южном Вазиристане. В феврале 2005 года Байтулла заключил с пакистанскими властями перемирие, в результате которого армия вывела все свои подразделения с территории, контролируемой Байтуллой. К тому времени под его командой было более 20 000 моджахедов. После провалившихся мирных переговоров, в 2005 году моджахеды Байтуллы Мас'уда развернули партизанскую войну и фактически выдавили армейские части из Южного Вазиристана. О могуществе Байтуллы свидетельствует, к примеру, убийство Беназир Бхутто, совершенное по его приказу.

По сведениям пакистанской разведки, вооруженные силы ТТП сегодня подразделяются на три формирования. Первое дислоцируется на юге в «Эмирате», им командует маулави Назир. Второе находится в Баджаре, командир – Хафиз Гюль Бахадур. Третье формирование действует в долине реки Сват под командой шейха Мауланы Файзуллы. Его отряды насчитывают более 12 тыс. боевиков, и это именно они захватили крупнейший город долины Мингору и в течение мая вели боевые действия против правительственных войск на севере провинции.

30 мая командующий правительственной группировкой генерал-майор Атар Абас заявил, что его подразделения овладели Мингорой. Далось, однако, это дорогой ценой. И не только из-за боевых потерь, но и ввиду массового бегства населения севера провинции. Данные «Красного Креста» говорят о более чем 2 млн. местных жителей, покинувших свои дома. Это означает, что северо-восток Пакистана практически дестабилизирован. Между тем именно к этому району примыкает столица страны Исламабад и город Пешавар – ключевой пункт транспакистанской магистрали, где она через Хайберскую теснину входит в Афганистан.

Но и кроме долины реки Сват, только 28% территории Северо-Западной пограничной провинции в Пакистане и прилегающих к ней территорий находится под полным контролем правительства. Военные действия сейчас идут также в провинциях Малаканд, Дир и Бунер, где правительство больше не имеет власти, и административный контроль перешел к командирам талибов. В трех административных округах племенной зоны и во всей Северо-Западной пограничной провинции, талибы постоянно напоминают о своем присутствии в регионе нападениями на женские школы, магазины музыкальных товаров, полицейские участки и правительственные здания. Они убивают чиновников и полицейских, учителей, всех подозреваемых в связи со спецслужбами, и просто «нарушителей законов шариата», например, водителей автобусов, включающих музыку, женщин без хиджаба.

Второй по численности и военной мощи в Вазиристане является базирующаяся здесь группировка афганского Талибана и отряды «Аль-Кайеды», отступившие сюда под давлением сил операции «Несгибаемая свобода» в 2001-2002 годах. Именно отсюда проникают их боевики в Афганистан, сюда же уходят в случае нажима войск США и НАТО. По данным американских разведслужб, на пакистанской территории нынешней весной было сосредоточено около 15 тысяч афганских талибов. И это кроме тех, которые действуют в самом Афганистане.

В настоящее время на пакистанской территории развернуто три командных центра афганского Талибана. В Кветте, столице провинции Белуджистан и ее окрестностях, находятся лагеря, учебные центры и арсеналы основной группировки муллы Омара. Он руководит операциями в центре и на юге Афганистана – в провинциях Гильменд, Кандагар, Урузган и Забул. В Мирамшахе, столице Северного Вазиристана, находится штаб-квартира моулави Джалалуддина Хаккани, отряды которого оперируют в Кабуле и в провинциях Восточного Афганистана – Хосте, Логаре, Пактии и Пактике. Южнее города Пешавар развернута ставка союзника талибов лидера партии «Хезб-е-ислами» Гульбеддина Хекматиара. Здесь же дислоцируются боевики этой партии. Направление их атак - провинции Каписа, Кунар, Лагман, Нангархар и Нуристан. Необходимо напомнить, что афганские талибы, как и пакистанские, принадлежат, в сущности, к одним и тем же этническим пуштунским кланам и племенным объединениям.

Но и кроме пуштунов, в Вазиристане дислоцируются отряды узбекских исламистов во главе с Тахиром Юлдашевым. Кстати, по данным спецслужб, именно узбекская гвардия обеспечивает непосредственную охрану пресловутого вождя мирового террора Бин Ладена. В тех же горах – базы террористов из Чечни, Таджикистана, китайского Синьцзяна, Азербайджана и мусульманских республик России. Как понимаете, для содержания этого многотысячного воинства требуются немалые средства. Но если разноплеменные боевики не только обитают на пакистанской территории, но и проводят боевые операции и массивные теракты, значит спонсоры такой деятельности имеются. В первую очередь это лидеры базирующихся в Пакистане исламских экстремистских организаций.

Уже более 20 лет здесь действует своеобразный конвейер по подготовке мусульманских фанатиков-моджахедов. В тысяче военно-религиозных школ юноши, одновременно со штудированием догм Корана, готовятся к террористической деятельности. Многие из них пополняют тренировочные центры 13 экстремистских организаций, осевших в Пакистане. Их поддержка местными и арабскими исламистами в широких масштабах осуществляется с конца 70-х годов.

В 1994 году под контролем пакистанских спецслужб был создан Объединенный совет джихада - «Муттахида Джихад», в который вошли представители всех ваххабистских организаций, базирующихся в стране. Штаб-квартира Совета находится в городе Марказ и-Давар, его лидером является шейх Сайед Салахуддин. Глобальная задача - освободить «Землю Аллаха» от неверных. В среднем «Совет» единовременно готовит до тысячи боевиков. Их состав интернационален. Это выходцы из Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока, Африки, даже Европы и Америки. Здесь готовятся и палестинские шахиды, албанские и чеченские боевики.

Среди изобилия разномастных экстремистских организаций в Пакистане главную роль играют четыре. Харакат уль Муджахеддин - военизированная исламская партия, нацеленная на освобождение Кашмира, а также на всемирный джихад. В ее состав входят, в основном, пакистанцы, кашмирцы и арабы – ветераны войны в Афганистане. Она насчитывает более тысячи боевиков, имеет тесные связи с «Аль Кайедой». Многолетний лидер - моулави Фазлур Халил. Армия Мухаммада - группировка, также тесно связанная с «Аль-Кайедой», финансирующей ее тренировочные центры. В основном составе «Армии» около 1 500 хорошо обученных и вооруженных боевиков. В последнее время ее возглавляет шейх Анбар ходжа – Исмаил. Лашкар-е-Тайба - считается наиболее фанатичной из всех террористических групп в Пакистане. Как правило, практикует шахидизм - террор самоубийц. Именно ее боевики действовали в индийском городе Мумбаи. Финансируется в основном Саудовской Аравией. В числе признанных лидеров группировки – Мухаммад Саид и ее оперативный руководитель Заки-ур-Рехман Лахви. Джамаат-ул-Фукра, наиболее крупная и эффективная из всех пакистанских террористических организаций. Любопытно, что она была создана в Бруклине в 1980 году и только через три года распространила свое влияние на Пакистан, где сейчас и находится ее главный центр, американская же штаб-квартира - в Патерсоне (шт. Нью-Джерси). Главой экстремистов является шейх Мубарак Гилани.

Таким образом, на территории страны в настоящее время дислоцируется мощный альянс исламистских боевых организаций, включающий афганских и пакистанских талибов, международные террористические группировки и членов Совета «Муттахида джихад». Какой бы эти группировки и организации не придерживались идеологии, их стратегической целью является захват власти в Пакистане и утверждение в стране диктатуры средневекового ислама – ваххабизма.

Второй основной силой, также нацеленной на перехват власти у правящего в настоящее время режима, является пакистанская армия. Она насчитывает 620 тыс. солдат и офицеров в регулярных войсках, и более 300 тыс. человек в национальной гвардии, пограничной страже и так называемых рейнджерских подразделениях. Население страны перевалило за 166 миллионов, а уровень жизни - низкий, что позволяет укомплектовывать вооруженные силы исключительно добровольцами. И на каждое вакантное место приходится до десяти кандидатов. Поэтому пакистанская армия состоит из опытных и надежных профессионалов.

Они оснащены 190 баллистическими ракетами, 2 500 танков, 1 300 боевых бронемашин, около 2 000 полевых орудий, 350 боевых самолетов, 150 вертолетов, 5 подводных лодок, 6 фрегатов, около 120 ракетных и торпедных катеров. Но почти все это вооружение поставлено из-за рубежа, а военная промышленность Пакистана в основном ориентирована на производство стрелкового оружия, минометов и боеприпасов. Поэтому Пакистан, как правило, занимает место в первой пятерке крупнейших импортеров вооружения.

Тем не менее, его промышленность, ученые и конструкторы оказались на высоте, когда политическое руководство поставило перед ними задачу создания ракетно-ядерного потенциала страны. Ее выполнение облегчалось тем, что Пакистан располагает крупными запасами природного урана, а финансирование исследований и производства оружейного сырья обеспечили Саудовская Аравия и другие эмираты Персидского залива. Судя по всему, они не пожалели средств для появления первой исламской бомбы.

Впрочем, строительство предприятий уранового цикла велось в основном зарубежными фирмами и шло в обход всех запретов МАГАТЭ. Заводы для обогащения природного урана в Сихале и Кахуте были построены немцами. Мощности по производству тяжелой воды возведены бельгийской фирмой. Из Голландии нелегально получена техническая документация. Аппаратура для атомного цикла также подпольно ввозилась из США, Канады, Франции и Швейцарии. Свыше 60 германских фирм в обход законов ФРГ поставляли современнейшее оборудование: компрессоры, вакуумные печи, электромагнитные центрифуги и насосы. Во всем конгломерате атомного проекта чисто пакистанским был лишь уран, добываемый на шахтах Гилгита. Первую ядерную бомбу Пакистан испытал в 1998 году. Сегодня независимые специалисты в области атомных вооружений предполагают, что у Исламабада от 35 до 50 ядерных боезарядов в виде головных блоков для имеющихся на вооружении ракет и авиабомб.

В начале 90-х Исламабад получил китайские ракеты М-11, документацию на их производство и техническое обслуживание. Поэтому и сумел произвести собственную ракету класса «Шахин», имеющую дальность полета 700 км, и способную нести полезный груз 1000 кг. В 1996 году - приобрел у Северной Кореи технологию и большинство комплектующих деталей ракеты средней дальности «Нодон-1». Это и позволило в короткий срок начать производство ее точной копии, которую назвали «Гхаури». В настоящее время «Гхаури» является основным ракетоносителем Пакистана, способным доставить ядерную боеголовку практически в любую точку Индии.

Как видим, несмотря на наличие 190 баллистических ракет всех классов, количество ядерных боеголовок пока недостаточно для снаряжения каждой из них. Но и этот потенциал является грозным оружием, тем более что находится на территории государства, которое, возможно, не в силах будет обеспечить его от захвата исламистами. Безусловно, именно это может стать наиболее опасным результатом сложившейся ныне в Пакистане ситуации. Точнее говоря – привести не только к региональной, но и к глобальной катастрофе.

Но и кроме такой кошмарной перспективы, есть вполне реальная возможность того, что рост оперативных возможностей Талибана позволит его отрядам воспретить поставки войскам США и НАТО в Афганистане по транспакистанской магистрали. Она начинается у порта Карачи, куда на кораблях доставляются грузы и пролегает в долине реки Инд на расстоянии более 2 500 км. В районе Исламабада трасса поворачивает на запад к Пешавару и далее – к Кабулу.

Талибы систематически срывают нормальный транзит военных грузов США и войск НАТО по этой магистрали. В начале текущего года они перекрыли движение по ее западной ветке - от города Хайпура на Инде и до Кветты. Далее шла эта дорога в Кандагар и по ней снабжались американские и канадские подразделения в пяти юго-восточных провинциях Афганистана. Теперь этот канал поставок не действует.

В феврале боевики ТТП взорвали 30-метровый стальной мост в Хайберском проходе, в очередной раз прервав доставку грузов в Афганистан. Автоколонны вынуждены были идти более длинным путем через броды, поскольку низкий уровень воды тогда позволял это. После таяния снегов на Гиндукуше, вброд теснину не преодолеть. А Хайбер представляет собой важнейший пограничный пункт на северо-востоке Пакистана. Через него проходит более 80% грузов, предназначенных для дислоцированных в Афганистане военнослужащих США и НАТО. С пакистанской стороны в километровые очереди выстраиваются грузовики с горючим, продовольствием, вооружением и другими жизненно необходимыми для военных грузами. Но эти машины все чаще становятся добычей талибов – обеспечение их безопасности и сохранности складов в Пешаваре оставляет желать лучшего.

Не исключено, однако, что эпизодические нападения на американские конвои сменятся полной блокадой и подвоз по транспакистанской магистрали станет невозможным. В таком случае союзная группировка в Афганистане будет отрезана от баз снабжения. И тогда насущной проблемой станут не боевые действия, а выживание в условиях сухопутной изоляции. Кстати, частично такого рода ситуация уже имела место нынешней весной: из-за нехватки горючего в некоторых подразделениях на юге Афганистана отдельные операции были отложены или прерваны.

Между тем, проблема снабжения в этом году имеет лишь тенденцию к ужесточению. Потому что наращивание сил союзной группировки, предпринятое Обамой, потребует удвоения массы всех видов поставок. Учитывая обострение внутренней военно-политической ситуации в Пакистане, можно с большой долей уверенности прогнозировать возможность коллапса системы сухопутных поставок.

Марк Штейнберг



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.