Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Политика парадного фасада «

Политика парадного фасада

Претензии России на роль игрока континентального масштаба, равного ЕС или даже всему Западу, мешают продвижению двусторонних отношений с европейскими странами. Финны ждали от Медведева решений конкретных вопросов, им же предложили продвигать российские предложения о новой европейской архитектуре безопасности.

Когда над тихим центром города Хельсинки начали кружить вертолеты, появились патрули обычной и военной полиции, в здании университета был установлен металлодетектор, а в газетах было объявлено об ожидавшемся перекрытии движения, стало ясно, что прибывший в город с визитом президент России Дмитрий Медведев обязательно выступит с инициативами в области европейской безопасности. Поскольку всем было наглядно продемонстрировано, что россияне в состоянии организовать международное сотрудничество в ее обеспечении, пусть пока и в ограниченном масштабе.

Если говорить более серьезно, для российских лидеров приезды в Финляндию традиционно являются беспроблемными. Всегда есть возможность сослаться на успешное экономическое и культурное взаимодействие. Всегда можно быть уверенным в благожелательном отношении принимающей стороны и не нужно ожидать публичной критики ни от СМИ, ни от общественности. Сегодня, когда в Европе, по всей видимости, нет ни одной другой страны, которая готова была бы позитивно отзываться об общей в прошлом государственности с Россией, финны, наоборот, празднуют двухсотлетие перехода под скипетр русского царя, что для них означало возникновение автономии и политической нации.

Лучшей трибуны и более дружественной аудитории трудно пожелать. И тем не менее по окончании визита выясняется, что в сухом остатке особых достижений не наблюдается. Конечно же, позитивное общение лучше его отсутствия. Но, с другой стороны,

даже формального разрешения Финляндии на прокладку через ее экономическую зону трубы Северного потока получено не было, по крайней мере, пока. И это после всех многолетних усилий и затрат на лоббирование проекта.

Нельзя сказать и того, чтобы финны загорелись желанием продвигать российские предложения о новой европейской архитектуре безопасности, призванной «дополнить» или прийти на смену существующим структурам.

А это уже ставит вопрос о содержании и результативности всей российской европейской политики, как двусторонней, так и в отношении всего Евросоюза. И в этом плане визит Медведева в Финляндию оказался событием достаточно интересным и позволяющим проиллюстрировать некоторые закономерности. Начать с того, что Москва по-прежнему в любом контексте пытается представать игроком континентального масштаба, как минимум, равного всему ЕС или даже всему Западу.

Для Медведева Хельсинки стали прежде всего площадкой для запуска новых российских предложений в области энергетики и очередной попыткой убедить Запад в неадекватности нынешней системы европейской безопасности. Двусторонний компонент государственного визита президента РФ в Финляндию – события единичного в течение одной каденции президента – оказался явно в подчиненном положении. На общем фоне попросту потерялись заявления об успехах в экономическом сотрудничестве, достигнутые, к тому же, по мнению многих финнов, не благодаря, а вопреки государству, которое не смогло или не захотело обеспечить членство России в ВТО.

Парадный фасад российской политики, соответствующая случаю дружественная риторика зачастую вступает в противоречие с реалиями. В последние годы между Россией и Финляндией возникали противоречия, которые финским общественным мнением воспринимались крайне болезненно. Без излишней политизации от России ожидали, но так и не дождались результативной партнерской реакции.

В течение нескольких лет растянувшиеся на десятки километров очереди из российских грузовиков, возникавшие вследствие неадекватности российской таможенной и пограничной инфраструктуры, затрудняли движение и осложняли гигиеническую обстановку на востоке Финляндии, пока кризис, но не российские власти, наконец-то не смягчил ситуацию. В течение нескольких лет финны предлагали компромиссы по тарифам на экспорт российского леса, но в конце концов, отчаявшись, приняли стратегическое решение о демонтаже всей системы становящейся невыгодной закупки леса. Запоздалая попытка Москвы отложить введение новых тарифов в действие ничего изменить уже не могла. В результате экспорт леса сократился на три четверти, и что это означает для лишившихся работы российских лесоразработчиков, объяснять излишне.

Финская сторона мягко добивается права покупать земельные участки по другую сторону границы (россияне аналогичным правом активно пользуются, приобретя к настоящему времени несколько тысяч участков), но позавчера ей было в очередной раз отказано. После этого вряд ли стоит удивляться, что 88% респондентов (опрос проводился одной из газет по СМС и формально не является репрезентативным, но результаты тем не менее дают интересную психологическую картинку на тему партнерства) заявили, что и продажу земли россиянам следует ограничить или запретить.

Сама по себе неготовность России идти на уступки в вопросе о покупке иностранцами земли в приграничной зоне вроде бы понятна – не столько даже через призму европейскую, сколько дальневосточную. Но если добавить сюда, скажем, столь же твердую неготовность пускать иностранцев в «стратегические» отрасли промышленности, то возникает впечатление, что

Россия хотела бы пользоваться открытостью Европы, на деле не давая ничего взамен.

Не отсюда ли трудности в продвижении идеи обмена энергетическими активами?

Наконец, при всем действительно особом характере двусторонних отношений, Финляндия сегодня является прежде всего интегрированной частью ЕС. Не мостом между Россией и Западом, как об этом иногда заявляют по инерции, а одними из ворот Запада на Восток. Поэтому общий продолжающийся процесс расхождения между Россией и ЕС имеет прямую страновую проекцию. Если абсолютное большинство стран ЕС устраивает Энергетическая хартия, ключевая роль НАТО в безопасности континента и выбор ОБСЕ для обеспечения ее невоенных компонентов, вряд ли следует рассчитывать на нечто большее, чем дипломатичное, но без энтузиазма, отношение к инициативам внешней по отношению к евроатлантической системе страны.

И последнее. Во время визита Медведева премьер-министр Финляндии Матти Ванханен находился с заранее запланированной поездкой... в Китай. По каким причинам это бы ни произошло, этот факт, как ничто другое, свидетельствует, что и в российско-финских отношениях, и во всей системе международных связей в Европе давно наступила новая эпоха, определяемая в гораздо большей степени экономическими переговорами, а не переговорами о безопасности.

Аркадий Мошес, директор российской программы Финского института международных отношений



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.