Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  "За того парня..." «

"За того парня..."

Я ждал в баре Центрального Дома Литераторов.

Ныне переименованный в ресторан, потерявший большую часть своей привлекательности в виду немыслимого взлета цен, мини-бар был в то время традиционным местом встреч. За столиками, в неформальной обстановке , у стен, расписанных граффити и эпиграммами на именитых гостей, ( включая популярное « Однажды, братцы, ев тушонку, я вспоминал про Евтушенку» и панораму пьяной Москвы, кисти знаменитого Херлуфа Бидструпа), завершалось обычно большинство мероприятий, начинавшихся трескучими фразами этажом выше…

Чтобы не опоздать, я ушел со службы точно в восемнадцать. Перроном родного вокзала на прямую двинул к метро. Был час пик – по всем платформам нескончаемым потоком шли к электричкам люди. Ничто не предвещало неожиданностей… Вдруг! Наметанным взглядом я выхватил из толпы сильно поддатого парня, которого заносило из стороны в сторону.

- Эй, друг! Далеко?
- В Бир-рю-лево…

Я понял, чем, скорее всего, закончится этот вечер для нас обоих.

" В электричке он заснет, проедет свое Бирюлево. Досыпать будет в парке отстоя поездов в Домодедове. Там его с хода обуют… Хорошо, если возьмут только часы и деньги. Но могут сначала вырубить… Он будет лежать, пока его не обнаружит постовой. Это произойдет уже в конце смены. Постовой доставит его в отдел…»

Короче, выходило так, что на переломе ночи наши с ним пути, должны были обязательно пересечься.

« Ночью дежурный по отделу с хода пошлет машину за мной…"

- Давай сюда, парень!

На его несчастье он следовал в непосредственной близости от милицейской дежурки. Я твердо взял его за локоть. Парень не сопротивлялся. Только попросил:

- Отец! Отпусти меня! Я доеду. Все будет в порядке, отец! Не отправляй меня…

Но я уже принял решение. Я не хотел после бара появляться на службе.

Через пару минут мы были уже в конторе. Дежурный мгновенно оценил состояние парня, кивнул помощнику.

Не задерживаясь, я погнал дальше, к метро.

…Мои гости запаздывали. Уже несколько человек интересовались свободными местами за моим столиком – я отрицательно качал головой.

Для сегодняшней встречи я выбрал этот бар не случайно.

К Дому литераторов у меня было свое трогательное отношение.

В Большом зале ЦДЛ, где читали свои произведения властители дум моего поколения - Юрий Трифонов, Фазиль Искандер, Кайсын Кулиев, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий - мне тоже посчастливилось читать со сцены свой первый рассказ.

Был "Вечер начинающего», и в афише, вслед за популярной ныне поэтессой Татьяной Кузовлевой, значилась моя фамилия и должность – "старший оперуполномоченный уголовного розыска отделения милиции на Павелецком вокзале"...

Незнакомый автор в милицейской газете «Петровка,38», публикуя отчет об этом вечере, оживил текст придуманной подробностью «от волнения у старшего опера мгновенно взмокли волосы на затылке...»

И вот сегодня я готовился обмыть эпохальное событие моей жизни - прием в члены Союза Писателей СССР! Сколько талантливых и способных литераторов так и не смогли пробиться в элитарный союз, не преодолели множественные препоны, установленные для кандидатов. Не выпустили в свет необходимых трех книг, не смогли заручиться рекомендациями писателей, чьи имена не вызвали бы отторжение у большинства членов Приемной Комиссии…

Человеку с улицы, не из писательской семьи, без связей, пробиться в Союз Писателей СССР - ох! как непросто…

Я - первый московский мент, которому это удалось. Даже мой коллега и друг Аркадий Вайнер был принят в Союз через несколько лет после увольнения со службы…

И вот они появляются - мои гости! Пожилая дама - известная писательница, ее секретарь и популярный детский писатель – брат моего одноклассника.

Из буфета я приношу бутылку армянского коньяка, немудреную закуску и стаканы.

- Прошу…

Разливать приходится мне.

Учитывая почтенный возраст писательницы, а, главное, стремление дамы немедленно и полностью о нем забыть, спутники тотчас принимаются ее опекать. Когда я наливаю даме коньяк, секретарь тут же подставляет ладошку под бутылку, мешая ее наклонить, когда же я лью себе, сидящий справа от меня детский поэт, брат одноклассника, наоборот, кладет руку на мою кисть и удерживает, пока стакан основательно не наполнится. Сами – и секретарь, и детский поэт - "в завязке". Не пьют. В результате их уловок моей уважаемой гостье каждый раз достается совсем мало, а львиная доля спиртного идет мне.
Одновременно непьющие спутники, как могут, отвлекают писательницу. Общих тем у них навалом: все трое входят в бюро нашей секции.

Я начинаю скучать.

Ритуал обмывания приема в Союз Писателей не отработан. Не махнешь же стакан коньяка с членским билетом СП СССР, как с офицерской звездочкой на дне?! Да и билет вручали не сразу!

Я ловлю на себе умоляющие взгляды пожилой дамы…

Писательница быстро сообразила, что при таком раскладе на ее долю придутся жалкие капли. А ведь именно ее прозрачный намек подвинул меня к проведению сегодняшней встречи. Свита дамы смотрит на меня откровенно осуждающе. Тем не менее я иду в буфет за коньяком.

Ситуация повторяется.

Кажется, я ходил за спиртным еще раз…

Я покинул ЦДЛ раньше своих гостей. Точнее, просто забыл их за столом.

За такси охотиться не пришлось. Мне повезло: я поймал его здесь же, на Герцена. Сел на заднее сидение, назвал адрес. Не доезжая Библиотеки имени В.И. Ленина, водитель неожиданно вильнул к тротуару, чтобы захватить еще пассажира. В данном случае пассажирку. По какой-то причине ее заказ показался таксисту предпочтительнее, а мое состояние внушило мысль, будто он сможет обслужить ее раньше, чем я замечу отклонение от маршрута.

Однако, я заметил и громко запротестовал. Водитель не замедлил отреагировать - остановил машину у Дома на Набережной рядом с милицейским патрулем.

- Тут у меня пьяный в машине. Хулиганит…

Менты открыли дверцу:

- Этот?! Давай сюда, мужик!

Мне предложили пересесть в коляску мотоцикла.

- Да я доеду! Все будет в порядке…
- Садись, не стесняйся!

Я вспомнил парня, остановленного мною вечером на перроне. Как он просил, не забирать его! Но я не слышал…

Меня тоже не услышали. Через несколько минут мы уже подъезжали к вытрезвителю. Чтобы я особо не суетился, один из ментов завернул мне руку, но я не сопротивлялся.

Все, в конце концов, обошлось.

Познакомившись с моей ксивой, коллеги вызвали такси, отправили домой. Утром, я снова посетил их контору, утяжеленный парой бутылок все того же «армянского». Происшедшее не имело последствий на службе - туда просто не сообщили.

Тем не менее я не забыл тот вечер и словно все еще слышу заклинания того парня:

" Отпусти меня! Все будет в порядке, отец!"

Не было ли происшедшее со мной в тот вечер местью судьбы за мою черствость и бессердечие?! Попал бы я в вытрезвитель, если бы разрешил парню сесть в электричку?! Влияют наши поступки на то, что произойдет с нами в следующую минуту, спустя несколько часов?! Или все прописано заранее?!

Леонид СЛОВИН



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.