Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  "И с миром утвердилась связь": 65 лет назад скончался еврейский поэт-классик Саул Черниховский «

"И с миром утвердилась связь": 65 лет назад скончался еврейский поэт-классик Саул Черниховский

Из соотечественников-врачей, обессмертивших свое имя в художественной литературе, у нас все назовут Чехова, многие – Горина и почти никто – Черниховского, писавшего, правда, на иврите, но очень чутко переведенного на русский Ходасевичем почти век назад, да и другими мастерами.
Книг на русском Саула Черниховского /1875-1943/, при жизни признанного классиком, у нас практически нет. Между тем его поэзия, может, из наиболее необходимых в наш несчастный век. «Истинным певцом света, красоты и любви является Саул Черниховский. Это самый эллинистический из иудеев. Вместе с ним в древнееврейскую литературу, которая столетиями не знала ничего, кроме плача и стенаний, ворвалась могучая струя эллинской жизнерадостности и почти дионисийского упоения земным и чувственным. Ни следа плаксивости и сентиментальничанья. «Страсть огневая» - его стихия. Радости жизни – его божество…. Черниховский – один из немногих мировых поэтов, которые не приемлют разрыва, произошедшего благодаря культуре и условностям, между природой и человеком. Человек и природа сливаются в его творчестве воедино. Он часто называет земные стихии «братьями», от которых в незапамятные времена отделился человек, но с которыми у него остался общий корень жизни». Так писал о Черниховском И. Клаузнер, историк, историк литературы, литературный критик, пропагандист еврейской культуры на иврите, писавший и на русском, живший до отъезда в Палестину в 1919 году в России.
Лучезарная муза Черниховского немало обязана его происхождению вне черты. Его мудро любящей родительской семье. Нет, чашей страданий обойден не был. Но вот как об этом в его венке сонетов «К солнцу»:
«Когда встал я меж смертью и жизнью, меж явью и сном
/Нет искусства страшнее/, был скальпель в руке у меня.
То от радости плача, то в гневе бессилье кляня,
Я ловил свет последней надежды во взгляде чужом.
Гром орудий на поле ночном без конца грохотал,
И при свете свечи, что в окопе мне робко светил,
Я подвел ту черту и из списка живых исключил,
Словно редкостный камень из чаши янтарной украл.
Но в той искре последней, мерцавшей в зрачке не моем,
Свет впитавшем небесный пред тем, как навек потускнеть,
В лихорадочной молнии, рвущей мне душу огнем, -
Тем огнем, что пожар предвещает, несчастье и смерть, -
Было Солнце, я огненный лик увидал…» /Перевод Анны Нейстат/
Вместила судьба Черниховского четыре года фронта с начала первой мировой - врачевал в военно-полевом госпитале, удостоившись представления к награде – почетному кресту, но получил замену по причине иудейского вероисповедания: подарочное издание Библии на иврите.
И знал бедствия в европейской эмиграции. Уехал из Одессы – получил в пору украинских, белорусских и отчасти российских погромов 1918-1922 годов, в числе 35 еврейских писателей, разрешение покинуть страну Советов.
А утро жизни в Таврии, с ее природой и особенностями истории, ему досталось благодатное.
…Завоеванные у Турции в конце XVIII столетия Северное Причерноморье и Крым еще в первых десятилетиях XIX века были мало заселены.
Правительство России до войны 1812 года начало осваивать эти земли. И в нарушение своих же законов решило поселить здесь и евреев из черты оседлости. Привлекали евреев обещанием, что не станут отнимать мальчиков, чтобы сделать их кантонистами. И здешние еврейские поселенцы стали рачительными землепашцами. Крепкая вера в жизнь Черниховского-ребенка останется с ним навсегда. Проявится в его «Идиллиях» - «величайших эпических творениях современной еврейской поэзии». В контексте мягкой украинской природы, солнечного Крыма поэт рисует еврейский народный быт – в нем светлая сторона иудаизма предстает не как учение – как образ жизни еврейства. Во всех этих «величавых описаниях» слиты природа и люди, быт и земля-кормилица, евреи и христианское их соседство. «Мирное сожительство еврейской массы с русским простонародьем нигде не нашло более красивого освещения, притом – лишенного малейшей тенденциозности. В этих «Идиллиях» раскрыта – быть может, помимо воли поэта – тайна бессмертия иудаизма: он сумел одухотворить все земное и сделать земным – благодаря красиво обставленной обрядности – все небесное».
Родители учили Саула всему, что умели и любили сами. Пятилетним он уже читал по-русски, семи лет – по-древнееврейски. Еврейское образование получил в модернизированном хедере, который открыли в их селе Михайловка литовские меламеды, а общее, за неимением лучшего, в русской школе для девочек. Открыв по научной литературе мир природы, юный Саул пристрастился к естествознанию. К пробуждению поэтического призвания его толкнуло желание, чтоб на еврейском языке были песни – песнями называл все, что пелось.
В дальнейшем учебными стенами стали Одесское коммерческое училище, университеты Гейдельберга и Лозанны, откуда вышел дипломированным медиком и, вернувшись в Россию, врачевал в Таврическом и Харьковском земствах.
А не прерывающиеся на родине и за рубежом занятия литературой были творчеством не только поэтическим – писал и прозу, много переводил, владея древними и новыми языками. На иврит переводил с русского, немецкого, английского, древнегреческого. Среди переведенного им на иврит – Гете, пьесы Шекспира, Мольера, Софокла, «Илиада» и «Одиссея» Гомера, финский эпос «Калевала», «Песнь о Гайавате» Лонгфелло.
Живя в Германии с двадцатых годов до 1931-го, он продолжает много писать. Но на жизнь зарабатывает главным образом врачебной практикой среди эмигрантов: «оригинальное его творчество, в силу ряда особенностей … было принято лишь в кругах еврейской интеллигенции широких взглядов, настоящее признание пришло с сильным запозданием после переезда в Палестину», где провел последние 12 лет своей жизни.
До тотальной фашизации Германии сотрудничал и в сфере естественнонаучной: редактировал отдел естественных наук и медицины в энциклопедии на иврите «Эшкол». И был редактором литературного отдела ежеквартальника «Га-Ткуфа».
А в Палестине в 1931-1934 годах руководил изданием «Книги медицинских и научных терминов» /на латыни, английском, иврите/.
Но у немцев была еще роль в судьбе классического еврейского поэта, давняя, задолго до их оболванивания и превращения в орудие человеконенавистничества. В начале XIX века немцы Поволжья, волею российского правительства, как и евреи местечек, стали южными жителями-земледельцами: в каждое село, где селились евреи, направлялось и несколько немецких семей. Становление Черниховского, его поэзии вбирало скрещенье еврейских, русских, немецких культур, традиций, литератур. Впоследствии среди его переводов – с немецкого – будет «Эпос о Гильгамеше», из Гете: лирика, «Герман и Доротея». И будет в его, Черниховского, оригинальном творчестве, в «Идиллиях» «нечто от Гете», как и «что-то гомеровское», разлитое по всем картинам «Идиллий» с их слитностью людей и природы.
Как частицу космоса осмысливал он человека. Малейшую частицу, но целиком подвластную объективным законам мироздания. Соответственно рассматривал телесные, творческие …, все силы личности как искру – энергии космической. И пусть ослаблена современной культурой способность человека вступать в жизненно важный диалог с природой, эта его способность – врожденная. Значит, долг человека «выразить своей внутренней природой природу внешнего мира». Вместе с физическим и духовным развитием человеческий долг – воплощать свои страсти и желания, любить, сражаться, наслаждаться. С этих позиций, испытав «влияние ницшеанства, понимаемого в духе романтизма», Черниховский критиковал еврейство, его религиозную традицию, подавившую, считал, природные силы народа. Отсюда призывы поэта к национальному героизму, его основательная связь с инонациональными культурами, прежде всего культурой эллинизма. Он охотно обращается к древним мифологиям. От своих современников, деятелей литературы и культуры эпохи Гаскалы требует осваивать не только интеллектуальные переживания, но и эстетические как способ постижения сферы эмоционального и чувственного опыта. Следуя этому прежде всего в собственном творчестве ивритского поэта, он оснащает свою поэзию множеством новаций. Создал гекзаметр на иврите, ввел в еврейскую поэзию множество приемов, используемых в мировой и русской поэзии. Тщательно отделывает Черниховский свои стихи, совершенствуя их форму, звукозапись, ритмику, оттеняя особенности каждого жанра. А жанровую палитру ивритской поэзии он обогатил очень существенно. Например, балладой и идиллией, не принятыми на иврите, возрождением сонета, бытовавшего в ивритской поэзии прошлого.
Дано ли было в начале Гаскалы предугадать плоды Просвещения? Сегодня покажется наивной сама постановка этого вопроса: евреи – из самых развитых и образованных народов современного многополярного мира.
Но, факт, движение Гаскалы, возникнув в Западной Европе в XVIII веке, в Восточную, в Россию, пришло лишь в XIX-м. Но и на протяжении XX-го констатировалась определенная опасность в революционности Гаскалы.
Да, общие критерии современной литературы на иврите основаны под воздействием европейской светской культуры. Эти критерии определяют современную литературу, в целом порывающую с религиозной традицией. Но религиозная традиция лежит в основе всего еврейского наследия! Значит, противостоянием разрыва с традицией, «благодаря» Гаскале и дальнейшему развитию обновленной национальной культуры, должен стать ее синтез с непроходящими ценностями иудаизма.
Черниховский был мастером этого благотворного синтеза. «Современная ивритская поэзия в широком смысле этого понятия ведет начало с последнего десятилетия XIX века, с произведений Хаима Нахмана Бялика и Шаула Черниховского…». Так начинает свой монументальный труд «Ивритская поэзия от Бялика до наших дней» выдающийся исследователь еврейской литературы последних двух столетий Д.Мирон /М.2002/. Сегодня имя Черниховского носит одна из самых престижных литературных премий Израиля.
Но революции трагедийны, в том числе бескровные литературные. Совершивший прорыв ивритской литературы в мировую, Черниховский поплатился за это.
… Мир природы был долгое время закрыт для евреев. Поэзия Черниховского распахнула его. Ярко констатировал это один из первых двух профессиональных критиков литературы на иврите А.Паперна, посвятивший глубокие работы двум первым поэтическим сборникам Черниховского, изданным на рубеже XIX и XX веков. Размышляя о его пейзажной лирике, Паперна заметил, что греки знали и любили красоту природы и даже своих богов спустили на землю, а евреи свое земное существование вознесли на небо – в область духа. И Черниховский в «Лесных чарах», «Смерти Тамуза»… использует прямо-таки эпатажные приемы, выводя ивритскую лирику на лоно природы. Обратившись к древнему язычеству, он восславил божества, проклятые библейскими пророками. Назвать, как пример, скажем, контекст эпиграфа из книги Иезекиля, предпосланного «Смерти Тамуза». Один из создателей еврейской литературы флоры и фауны, составитель словаря медицинских и естественнонаучных терминов, поэт счастливо дарит читателю на еврейском, «отгородившемуся от мира стенами молитвенной школы и фолиантами древних книг, красоту и творческую силу органической природы. Но язык его «крамольных» стихов взят из Библии»….
Как бы то ни было нарушивший еврейскую традицию пантеизм поэта повлек отмщение. К Черниховскому приклеилось: язычник, пресловутый. Да и женат он был на православной. В результате сделался персоной нон-грата даже в социалистически настроенных кругах Палестины, куда попал много позже, чем того страстно хотел.
Но верно и то, что в передовых кругах, еще при жизни, он был признан классиком поэзии на иврите. Пользовался огромной читательской любовью. Неоднократно переиздавался. Ведь, несмотря на западноевропейские влияния, его стихи – вместилище сохранной с древности национальной самобытности. В его поэзии отражены многовековые чувствования и разрабатываются специфические проблемы рассеянного и гонимого народа. При крепкой связи и взвешенной мере соотношений проблем, качеств жизни – иудейских и общечеловеческих.
Сегодня, выбрав навскидку из наследия Черниховского, скажем, «Свадьбу Эльки», читатель ее на иврите, верно, испытает побогаче праздник души, чем читающий эту идиллию в переводе. Но и в переводе, хорошем, испытает щедро. Так реальна, вкусна кипящая на этих страницах жизнь – во всех ее проявлениях.
Симптоматичен вот какой историко-литературный факт. В 20-х годах прошлого века Горький, - он издавал в Берлине журнал «Беседа» - услышав немало хороших откликов на эту «Свадьбу», предложил Черниховскому перевести ее на русский для этого журнала. Обещал порядочный гонорар. Поэт отказался: «Я пишу стихи только на иврите». И Горький попросил Ходасевича, тогда сотрудника «Беседы», сделать поэтический перевод по подстрочнику Черниховского. И они горячо взялись за дело – автор и Ходасевич. А когда появилась журнальная публикация перевода, и читатели на русском оценили «Свадьбу», как и на еврейском – по достоинству, эта работа стала Ходасевичу «как бы визитной карточкой в еврейских кругах».
Лариса Белая



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.