Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Розенгольц, землячка Шагала «

Розенгольц, землячка Шагала


Лариса Белая



Трое старых евреев сидят плотной группой и, вглядываясь и их глаза, лица, плечи, руки, схватывая их взаимную близость, пронзительно вникаешь и в их бытиё, в вечные законы жизни.

Этот холст в золотистой гамме пленяет содержанием, выразительностью художественного языка с его целостностью, пластикой, ритмом.

Картина «Старики», выставлявшаяся и под названием «Евреи», была дипломной работой Евы Павловны Левиной-Розенгольц. Выпускница

ВХУТЕМАСа получила звание художника первой степени с правом поездки за границу. Её учитель на живописном отделении училища Роберт Рафаилович Фальк «благословил», предсказывал успех.

Шёл 1925 год. И полвека, отпущенные ей с тех пор судьбой, художница наполнила серьёзными достижениями. Вот одна из их авторитетнейших оценок. Академик М.В.Алпатов её цикл «Люди» назвал «Рембрандтовской серией». А создана она была после семи лет художницы в ГУЛАГе.

В Музее изобразительных искусств, на выставке не известной мне дотоле Левиной-Розенгольц, первым моим острым впечатлением были строки каталога. Раскрыв его наугад, я увидела, что «Рембрандтовская» идёт за рисунками в ссылке. Входит в восемь графических циклов, написанных с года реабилитации, 1956-го, до конца жизни, на темы: деревья, болота, небо, портреты, фрески, пластические композиции, пейзажи.

Главным созданием художницы исследовательница её творчества В.Н.Шалабаева назвала «Рембрандтовскую серию». Подчеркнув, что её листы больше других дают основания говорить об уникальности, глубине, своеобразной образности искусства Левиной-Розенгольц. Да, пережитые ею страдания и те, о которых слышала, которые приняла к сердцу, воплощены во всех произведениях, созданных после возвращения, но в каждой серии отражены по-разному. В ранних циклах на темы деревья, болота, небо внутреннее состояние художницы передано непосредственно через состояние страдающей природы. А цикл «Люди» - без прямых аналогий. «Здесь всё более сложно, аллегорично. Условные причудливые образы этого полифонического действа рождены фантазией, богаты воображением. Но они и отзвук реальных событий - бедствий войны, ужасов фашизма, гибели невинных людей в лагерях. Для Левиной-Розенгольц её личная судьба была частью трагедии её соотечественников».

Сюжеты в «Людях» лишь угадываются в большинстве листов. Персонажи условны. Вот сцена со стоящими группами. Вот в толпе, освещенной неровным светом, кто-то падает, выпрямляется, его поддерживают. Вот сцена с нарядными молодыми мужчинами и женщинами, но вдруг читаются в их одеждах напоминания о полосатых халатов узников концлагерей, а движения - направленными к бездне, небытию. Вот сцены-напоминания ликов античных философов, другие - библейских времён с их пророками, их героями, великими и вечными. Эти листы «возвышают современную трагедию до уровня библейского Апокалипсиса».

Знавшая цену страданию, художница знала благо человеческой доброты, общения, участия, счастья. В «Людях» пронзительны мотивы проявления высоких душевых движений, достоинства - и на краю гибели.

Принадлежа к категории художников трагического звучания, относительно редкой в советском изоискусстве, Левина-Розенгольц «говорила о своём времени языком высокого искусства, не изображая конкретные жизненные ситуации, а метафорично, заставляя переживать язык ритмов, жестов, движений, магических превращений света и тьмы. Поэтому, несмотря на трагическое содержание рисунков, они рождают чисто зрительское наслаждение пластической формой, совершенством технического мастерства, словно радость, которую всегда испытывала художница от работы, передаётся и зрителям».

Но, может, иначе и не бывает, если есть дар и есть эта радость?

Впрочем, у этой радости, впитанной, кажется, с молоком матери-художницы, был почти всю жизнь драматический фон. Не только с года ареста, 1949-го, с осуждением на десять лет ссылки по приговору Особого совещания при МГБ СССР, когда работала в Сибири на лесоповале, уборщицей, санитаркой, маляром, медсестрой… Ранняя юность совпала с Первой мировой и, окончив витебскую гимназию, 17-летняя Ева становится санитаркой, сестрой милосердия в военном госпитале Витебска. Одновременно она - учащаяся зубоврачебной школы по настоянию отца. Красноречиво это «по настоянию» у биографа художницы. Отец, купец 2-й гильдии - глава семьи, где шестеро сыновей и она, Ева. Она окончит и университет в Томске, получит диплом зубного врача. Но вскоре… грызёт гранит совсем другой науки. Становится ученицей скульптора С.Д.Эрьзи (Нефёдова). То есть имеет дело с гранитом в прямом смысле слова. И будет до поступления во ВХУТЕМАС учёба у другого великого скульптора - занятия лепкой в мастерской А.С. Голубкиной. Они прервались. В гражданскую погибли три младших брата, она вернулась из Москвы в родной Витебск, к родителям, работала сестрой милосердия на сыпняке в прифронтовом 1-м Крестовоздвиженском госпитале Красного Креста.

Впоследствии трагически сложится судьба и двух других братьев. В 1937 году они были репрессированы - профессор-микробиолог и крупный государственный деятель. Аркадий Павлович Розенгольц был наркомом внешней торговли с 1930 по 1937 год, с 1937-го - начальником управления государственных резервов при СНК СССР, расстрелян. Начинающей художницей Ева приезжала к нему в Лондон - он тогда исполнял обязанности советского полпреда в Великобритании. По пути посетила Париж, ознакомилась с собранием Лувра. В Лондоне изучила коллекции музеев, влюбилась в живопись Тёрнера… А «сороковые-роковые» начнутся гибелью в бою, в советско-финляндской войне, писателя Бориса Михайловича Левина. Он был мужем, с которым, до разрыва, прожила восемь лет. Родили дочь Елену - ей принадлежат воспоминания о матери, большая роль в судьбе творческого наследия художницы. Земляк, с Витебщины, муж Борис был сродни духовно. К признанию своему шёл, как она, с околичностями и отступлениями. Но пришёл. В нём - состоялся. Печататься начал сразу после гражданской - после четырёх лет в Красной Армии. А в 1930-м окончил физмат МГУ. И уже в следующем году опубликовал первую большую прозу, спустя два года, новую, роман «Юноша» - об адаптации интеллигента в советском обществе. Потом он станет автором пьес, киносценариев. Значительное место в его творчестве займёт еврейская тема.

Не оставлены еврейские мотивы и в работах Евы после дипломного дебюта в живописи. И в шестидесятых годах, в графических циклах «Люди», «Портреты», «Фрески» видим «Старика-еврея», других еврейских персонажей. Но это не единственные её национальные типы. Превосходны ранние живописные портреты «Рязанская баба» (Мордовка), «Айсорка», «Маруся». Эти вещи среди выставочных экспонатов, музейных приобретений. Произведения Левиной-Розенгольц есть в фондах Третьяковки, Музея изобразительных искусств, других значительных собраниях - государственных и частных, отечественных и зарубежных. У художницы самых смелых устремлений в творчестве неизменна всегдашняя сдержанность в самооценках. Эти качества - лейтмотив статей и воспоминаний о Еве Павловне, перекличка со строкой одного из её стихотворений: «Мне слава не нужна, но - утвержденье жизни». И хоть в её искусстве стилистически больше сопряжений с великими мастерами прошлого, чем совпадений с настоящим, оно, это искусство ярко эмоциональное чувствилище современности. Автор жив ритмами своей эпохи. В 1920-х она в числе художников РОСТа, Общества художников-общественников, участница художественных выставок в Москве, Белоруссии. И снова учится - на Высших педагогических курсах ВХУТЕИНа. Вот хроника её предвоенного десятилетия. Третьяковкой приобретена первая из её картин. Она работает в технике пастели, создаёт серию пейзажей Замоскворечья, трудится… рабочим-практикантом на ситценабивной фабрике. А в следующем году, 1932-м - фабричный художник по росписи тканей. Два года спустя - старший консультант по оформлению тканей при Наркомлегпроме. Увлекается детским творчеством - рисунки детей использует в производстве тканей. Создаёт новые натюрморты и пейзажи в технике пастели. Участвует в оформительских работах для советского павильона на Международной выставке в Париже. Из-за ареста братьев становится безработной, пока не стал пристанищем копийный цех Московского товарищества художников. В войну, в чистопольской эвакуации организует артель ширпотреба для семей фронтовиков. После войны - снова в копийном цехе. И пишет натюрморты маслом и пастель, участвует в выставках.

В нынешнем году 110-я годовщина со дня рождения этой замечательной художницы, почти неизвестной. Но вот суждение виднейшего отечественного историка искусства, академика М.В. Алпатова, в связи с выставкой, организованной в 1976-м - в следующем году после её кончины. «Про Еву Павловну Левину-Розенгольц мне трудно сообщить что-либо общепризнанное. Она в своей жизни отличалась крайней степенью скромности, не любила ничего ни слишком громкого, ни слишком явного. Между тем в своём искусстве она достигает таких вершин, что о ней нельзя говорить без этих громких слов. В последние годы она достигла той заветной черты, где говорила только о самом существенном, самом важном, самом обязательном. И больше ничего. Здесь можно было бы её сравнить или со старыми китайскими мастерами, или, по крайней мере, с Тёрнером (в его наиболее удачных вещах). В своей работе Ева Павловна была превосходным художником-профессионалом.

Возможно, что сейчас трудно будет получить на выставке единодушный отзыв. Возможно, что часть зрителей не поймёт её искусство. Но она не может оставить никого равнодушным. Это трудное, хватающее на сердце, требующее от зрителя внимания, но всегда серьёзное до последней степени искусство».



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.