Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Демографическая революция: Израиль как центр современного русско-еврейского мира «

Демографическая революция: Израиль как центр современного русско-еврейского мира

ЭКСКЛЮЗИВ «МЕГ»

Алек Д. Эпштейн

Демографическая революция: Израиль как центр современного русско-еврейского мира


В последнее время, в связи со значительным сокращением еврейской иммиграции из России и других стран СНГ в Израиль, вопрос о том, а нужно ли вообще российским евреям еврейское государство, стал все чаще задаваться вслух с трибун самых разных форумов. Мне этот вопрос кажется имеющим судьбоносное значение для обеих сторон – как для российского, и шире – русскоязычного, еврейства, так и для Государства Израиль.

Нужно сказать, что в последние два десятилетия отношения российских евреев и Государства Израиль вышли на совершенно новые рубежи. На протяжении столетия, предшествовавшего этому событию, темпы их иммиграции в Израиль оставались сравнительно низкими и лишь дважды – в 1972 и 1973 годах – превысили двадцать тысяч человек в год. По данным переписи населения, в 1970 году в СССР насчитывалось 2 миллиона 151 тысяча евреев. Иными словами, даже если предположить, что все люди, прибывавшие в Израиль из СССР, были евреями (что, естественно не соответствовало действительности в связи с тем, что в ряде семей евреи находились в браке с представителями иных национальностей – по данным, приводимым демографом Марком Тольцем, в 1959 году 26.6% родившихся в СССР детей, матери которых были еврейками, имели отца-представителя другой национальности; в 1968 году таковых было уже 40%, в 1978 – 42.5%, в 1988 – 57.9%), то и в этом случае за все годы с 1881 по 1989 лишь дважды численность иммигрантов в Израиль превысила 1% еврейского населения России/СССР. Как бы ни относились в массе своей российские/советские евреи к сионистскому проекту/Государству Израиль, в самом лучшем случае Эрец-Исраэль была для них «прекрасным далеко». Еврейская община в Палестине/Эрец-Исраэль, а затем Государство Израиль ни в коей мере не могли претендовать на то, чтобы считаться центром русского еврейства, особенно учитывая тот процесс ускоренной аккультурации, который прошли пионеры сионистских волн алии 1881–1923 годов – «русскими» евреями они уже не были. Центром же российского еврейства была и оставалась Россия.

В последние годы существования Советского Союза – в 1990–1991 годах – ситуация изменилась кардинальным образом. Руководители Советского Союза приняли решение об отмене ограничений на выезд евреев, и начался массовый исход – 400 тысяч евреев и членов их семей покинули страну за два года. Американские «друзья» оперативно – практически мгновенно – закрыли свои ворота, молниеносно удовлетворив просьбу Ицхака Шамира по данному вопросу (в отличие от едва ли не всех остальных его просьб), и масштабный поток русско-еврейской эмиграции почти весь направился в Израиль. Данные, приводимые разными авторами, несколько отличаются, но вектор очевиден: в 1989 году в Израиль прибыли менее 25% всех выехавших в Израиль по «еврейской линии», в 1990–1991 годах – около 80%. За два года из Советского Союза в Израиль прибыли 333 тысячи человек – больше, чем за все семьдесят предшествующих лет советской власти!

С 1989 по 2005 гг. включительно из СССР в Израиль прибыли 973 тысячи человек, из коих у более чем 80% евреем был, как минимум, один из родителей. Учитывая также значительные иммиграционные потоки «по еврейской линии» в США (около 304 тысяч человек за тот же период) и в Германию (более 208 тысяч человек), и в не меньшей мере – сокращение еврейского населения в постсоветских странах, вызванное низкой рождаемостью, в последние двадцать лет ответ на вопрос о том, где же находится социальный и духовный центр русского – теперь уже «русскоязычного» – еврейства перестал быть очевидным. Подчеркнем: если до конца 1980-х годов Государство Израиль занимало достаточно периферийное место на карте расселения русскоязычных евреев, то в последние двадцать лет оно стало едва ли не их центром, местом наибольшего сосредоточения. Точные цифры не знает никто (как в связи с тем, что нет точных данных о количестве русскоязычных иммигрантов, покинувших Израиль, так и в связи с невозможностью определить однозначно, можно ли отнести к русскоязычным евреям родившихся уже в Израиле детей русскоязычных родителей), однако принятая оценка говорит о примерно миллионной русско-еврейской общине. Это – больше, чем живет в США (учитывая, что в США из СССР/СНГ по «еврейской линии» за 1968–2005 гг. прибыли 409 тысяч человек, численность русскоязычных евреев там едва ли превышает полмиллиона), в Германии (там русскоязычных евреев – не более четверти миллиона) и на Украине (где численность еврейского населения не превышает двухсот тысяч) и, как минимум, сравнимо с численностью еврейского населения России, а то и превышает его. По подсчетам Марка Тольца, в Израиле живет половина всех русских евреев, относящихся к «этническому ядру» (т.е., оба родителя которых – евреи), четверть живет во всех странах СНГ вместе взятых, чуть менее 20% – в США, около 5% – в Германии. Если эти выкладки верны, то в истории российского еврейства произошла настоящая социально-демографическая революция: в начале XXI века центр русско-еврейского мира сместился в Израиль.

Массовая русско-еврейская иммиграция в Израиль в условиях существования свободной коммуникации между новообретенной страной и странами исхода при значительно возросшей толерантности большинства израильтян к культурному плюрализму и сохранению новоприбывшими своей исконной идентичности привела к тому, что русскоязычные израильтяне меняются куда медленнее, чем это было в 1970-е годы. К тому же тогда в Израиль ехали только те, кто хотел попасть именно в еврейское государство (благо был выбор). В 1990-е годы, как минимум – в первой половине (потом приоткрылось окно в Германию), выбора практически не было, в Израиль попадали все, кто просто хотел уехать из России, Украины или других стран СНГ: больше никуда попасть было невозможно.

Результаты, однако, оказались не совсем те, что можно было предположить. В то время как представители алии 1970-х повсеместно переходили на (как правило, довольно бедный) иврит и (как правило, безуспешно) пытались предложить себя Израилю в качестве духовного авангарда, все больше отдаляясь от оставленных ими российских корней, иммигранты 1990-х, начав, в общем, с движения в похожем направлении, довольно быстро дали задний ход, постепенно сформировав в Израиле самостоятельную общину, не отказывающуюся ни от русских, ни от еврейских, ни от израильских компонентов своей идентичности. Как справедливо отметила недавно Лили Галили, ведущая журналистка по «русским» вопросам наиболее серьезной израильской газеты «Ха’арец», эта община «абсорбировала себя сама»: «Она может сама обеспечить, из своих собственных ресурсов, все свои особые потребности – от баров, школ и лекарств, которые не продаются в Израиле, до наволочки, подходящей по размеру на привезенные из России подушки». При этом эта община обеспечивает более четверти всего медицинского персонала страны и такой же процент призывников, что, понятно, отнюдь не маловажно для постоянно воюющего государства. В результате, русскоязычная иммиграция 1990-х годов стала едва ли не первой в истории Израиля, которая смогла добиться немалой степени социальной интеграции без глубинной аккультурации. Оставшись русскими евреями, эти люди, в большинстве своем, стали и израильтянами: новое самосознание было добавлено к существовавшему ранее, но не вытеснило его. Показательны данные опроса пятисот русскоязычных подростков в возрасте 14–19 лет, проведенного Леонидом Фридманом в 2006–2007 гг.: 88.1% из них «гордятся своим израильским гражданством» – и при этом 89.9% считают, что «в Израиле репатрианты должны сохранять, полностью или частично, свою культуру». Учитывая, что речь идет о подростках, т.е. о тех, кто только вступает во взрослую жизнь, можно с высокой степенью вероятности предположить сохранение тенденций сочетания обеих культур и идентичностей в самосознании русскоязычных граждан Израиля и в следующем поколении.

Сложилась, таким образом, своеобразная модель, при которой Израиль является центром коллективного бытия как еврейского мира в целом, так и русского еврейства как отдельной трансконтинентальной субэтнической группы. Более того: русские израильтяне стали связующим звеном между разбросанными островками русско-еврейского архипелага и еврейской национальной государственностью, воплощенной в Израиле.

Тот факт, что Израиль стал центром русско-еврейского мира, накладывает большой отпечаток и на тех, кто остался в России и на Украине: как справедливо отмечает в своей статье в последнем томе «Евроазиатского еврейского ежегодника» видный активист еврейского движения М.А. Членов, «постоянная связь с Израилем – важный элемент еврейской жизни в бывшем Союзе. Мы гораздо ближе к Израилю, чем наши западные собратья. Почти у каждого еврея на постсоветском пространстве есть в Израиле или родственник, или друг, или знакомый. Мы часто ездим туда, Израиль расположен по соседству. Наконец, мы выросли как евреи на идее преданности Израилю и восхищения им. Этому особенно способствовала агрессивная антиизраильская политика советских властей. Поэтому постоянная связь с еврейским государством, его народом, взаимная поддержка – абсолютно необходимый элемент еврейской жизни в наших странах».

Так завершается круг: сто двадцать пять лет спустя после того, как российские евреи превратили сионизм из утопического замысла в полноценный проект, который смог быть реализован в полной мере фактом создания суверенного Израиля, это государство стало остовом их собственной идентичности, связующим звеном лоскутного трансконтинентального русско-еврейского мира. Сто двадцать пять лет назад сионизм не мог существовать без российских евреев, вдохнувших в него жизнь и связавших с ним свою судьбу. Сегодня уже обе стороны не могут существовать друг без друга: русскоязычное еврейство, где бы оно ни проживало, неразрывно связано с Израилем, и эта связь жизненно важна для обеих сторон. Таким образом, реализуется и мечта Ахад Ха’Ама об Израиле в качестве духовного центра еврейского народа. Применительно к значительному большинству русского еврейства, одним из представителей которого был и сам Ахад Ха’Ам, эта мечта сбылась.



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.