Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  От сионизма – к Сиону «

От сионизма – к Сиону

Алек Д. Эпштейн
Григорий Меламедов



Глава из книги «Дипломатическая война за Иерусалим. Закулисная история», готовящейся к печати издательством «Гешарим/Мосты культуры» при содействии Института Ближнего Востока. Книга выйдет в мае 2008 года.

19 января 1950 года Кнессет провозгласил Иерусалим вечной столицей Израиля. Тридцать лет спустя, 5 августа 1980 года, был принят Основной закон, имеющий конституционный статус: Иерусалим – столица Израиля. В Израиле ежегодно отмечается День Иерусалима, столица в полном смысле слова является одним из центральных компонентов не только коллективной памяти еврейских граждан Израиля, но и сформировавшейся в стране гражданской религии.

Так, однако, было не всегда, и человеку, не чуждому исторических размышлений, трудно обойти вниманием явное противоречие между тем, какое важное место занимал Иерусалим в еврейском национальном и религиозном сознании, и тем, как мало практического внимания уделяли городу идеологи и лидеры сионистского движения в период османского владычества и британского мандата. «Иерусалим не занимал важного места в идеологической концепции сионистского движения, – указывал израильский географ, бывший ректор Иерусалимского университета Йехошуа Бен-Арье в своей книге «Город в зеркале эпохи: формирование облика нового Иерусалима». – Приверженцы сионизма не видели смысла в поселении в городе, который был исторической, культурной и религиозной столицей еврейского народа. Более того, складывается впечатление, что значительная их часть относилась с отчуждением к нему и к населявшим его членам “старого ишува”».

Если говорить о причинах недостаточного внимания сионистского движения к столице мандатной Палестины/Эрец-Исраэль, то здесь можно выделить несколько факторов.

Во-первых, существовали серьезные ментальные различия между европеизированными переселенцами-сионистами, большинство которых были далеки от религиозного образа жизни, придерживались социалистических взглядов и мечтали создать в Палестине/Эрец-Исраэль общество нового типа, и жителями Иерусалима – с их архаично-восточным мышлением и образом жизни, религиозной ортодоксальностью, субэтническим отличием от переселенцев (среди иерусалимских евреев была очень высока доля сефардов, коих почти не было среди переселенцев волн сионистской алии в период, предшествовавший 1948 году). Весьма интересную мысль высказывают в этой связи авторы книги «Вымышленный Израиль» французские историки Жан-Кристоф Аттиас и Эстер Бенбасса: «Первопроходцы, прибывавшие в Палестину, везли в своем багаже лишь библейский рассказ. Их страстным желанием было заменить символ реальностью, установив связь с землей и обосновавшись на новом месте – там, где это будет возможно. Этим объясняется их отдаленность от духовного центра – Иерусалима, их подозрительность по отношению к городам, их тяга к новым землям, диким, необитаемым».

Второй причиной было невыгодное экономико-географическое положение Иерусалима. Нахождение внутри страны, в горном районе, вдали от важных торговых путей, рынков и портов, мешало развитию городской экономики и препятствовало капиталовложениям. «Пояс арабских деревень вокруг Иерусалима с низким потребительским уровнем их жителей не являлся предпочтительным рынком для современных промышленных товаров, что предотвращало развитие в Иерусалиме промышленности и рост занятости его жителей. Более того, наличие значительного арабского населения вокруг Иерусалима не способствовало повышению безопасности еврейских жителей города. Создание еврейских поселений в районе Иерусалима не смогло переломить данную тенденцию. Город оставался удаленным и был, по сути, изолирован от остальных частей еврейского ишува в Палестине», – указывает профессор Авива Халамиш. Следует заметить, что британские власти, по-своему заботясь о сохранении исторического облика Иерусалима, препятствовали созданию в нем предприятий тяжелой промышленности. Для развития легкой промышленности было выделено лишь несколько районов на окраине города. Разумеется, это обстоятельство также было отталкивающим фактором для переселенцев, нуждавшихся в источнике дохода. Хотя с приходом британской администрации в городе появилось много рабочих мест в управленческих структурах, власти предпочитали брать на эту работу арабов, следовательно, и эти источники дохода были для еврейских переселенцев недоступны.

В-третьих, превращению Иерусалима в политический центр сионистского движения в Палестине/Эрец-Исраэль мешало то, что этот город стал центром арабского националистического движения, вотчиной его лидера – муфтия Хадж Амина аль-Хусейни.

Несмотря на всю значимость приведенных факторов, Иерусалим все же оставался значимым центром притяжения для еврейских иммигрантов. Далеко не все новоприбывшие разделяли идеи социалистического сионизма, не всех привлекала романтика кибуцев, не все испытывали отчуждение по отношению к ортодоксальным представителям «старого ишува», составлявшим большинство населения Иерусалима. Многих по разным причинам этот город, наоборот, привлекал. Кроме того, постепенно происходил отток еврейского населения из Старого города в новые, модернизированные районы, куда направлялись также десятки тысяч иммигрантов. За период с 1922 по 1948 год общее число евреев Иерусалима возросло с 34 тысяч до 100 тысяч человек. Естественно, сионистское руководство было вынуждено корректировать свою позицию, уделяя Иерусалиму все больше внимания – как на практическом, так и на идеологическом уровне.

Но важнейшим фактором, который способствовал усилению внимания сионистов к Иерусалиму, конечно же, было придание ему статуса столицы подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль. Необходимость обозначить свое присутствие в столице страны, потребность в постоянных контактах с британской администрацией, соперничество с арабским национальным движением за влияние в Иерусалиме – все это вынуждало руководящие органы сионистского движения постепенно переносить свою деятельность в Иерусалим. В мае 1919 года в Иерусалиме обосновалась Сионистская комиссия по Палестине, которая два года спустя была преобразована в Сионистский исполнительный комитет. Основанное в 1929 году Еврейское агентство также расположило свою штаб-квартиру в Иерусалиме. В городе разместились Еврейский национальный фонд, Основной фонд [«Керен ха’есод»] и ряд других организаций. Принимая во внимание эти обстоятельства, можно утверждать, что Иерусалим фактически стал политическим центром еврейского ишува в Палестине/Эрец-Исраэль в годы мандата.

Реакция сионистского движения на выводы Королевской комиссии под руководством лорда Пиля (1937), предложившей план раздела Палестины/Эрец-Исраэль и выделения Иерусалима (а также двух других особенно священных для христианства городов – Вифлеема и Назарета) в особую территорию под мандатным управлением Великобритании, впервые показала существенные перемены в отношении сионистских лидеров к Иерусалиму. Достаточно процитировать несколько типичных выступлений по этому вопросу, которые прозвучали на ХХ Сионистском конгрессе в Цюрихе.

Менахем Усышкин: «Мы не сможем лгать всему миру... Мы должны будем сказать им, что Иерусалим, … Сион, город Давида – это центр нашей жизни, он свят для нас».

Берл Кацнельсон: «Если и его [Иерусалим] заберут у еврейского государства, то подорвут его [государство] с психологической, политической и культурной точек зрения… Еврейское государство, пусть и небольшое, с Иерусалимом будет воспринято евреями мира как начало, а еврейское государство без Иерусалима будет подобно обезглавленному телу. Иерусалим в составе еврейского государства является огромной динамической силой, которая притягивает к себе людей, ресурсы, идеи и культурные учреждения. Иерусалим в составе еврейского государства станет столицей Израиля, всемирным еврейским центром. Иерусалим вне пределов еврейского государства означает утрату не только 71 тысячи евреев [численность тогдашнего еврейского населения города] и притягательной силы для всего еврейского народа, но и таит в себе опасность разрушения для еврейского государства».

Однако в этом же выступлении Берла Кацнельсона прозвучали ноты прежнего отношения к Иерусалиму, в котором проявлялись различия в позициях между старым ишувом и европеизированными репатриантами: «Я говорю здесь не о древнем и священном Иерусалиме, за святостью которого укрываются многие, а о простом Иерусалиме, светском и священном лишь для нас, чья святость заключается в труде и строительстве».

Несомненно, возникновение реальной угрозы, что Иерусалим не войдет в состав еврейского государства – теперь уже не государства-мечты, а государства, которое в ближайшее время может стать реальностью, – явилось важным поворотным моментом в отношении сионистского движения к Иерусалиму. Например, в июне 1948 года Давид Бен-Гурион заявил: «Схватка за Иерусалим будет определять судьбу не только страны, но и всего еврейского народа». Спустя неделю, обращаясь к Временному государственному совету, Д. Бен-Гурион высказался следующим образом: «Царь Давид выбрал для своей столицы одно из самых трудных мест в стране. Те, кто возвращался в Сион в последних поколениях, не обращали внимания на физическую связь с Иерусалимом. Каким-то чудом в городе сохранилось еврейское большинство, и в последнее время оно возросло. Но иметь еврейское большинство внутри города недостаточно; нужны также еврейские сельскохозяйственные предместья и дорога на Иерусалим, окруженная еврейскими поселениями…»

Все в этой фразе – и появление ссылок на библейскую историю, и признание недостаточного внимания к Иерусалиму со стороны прежних поколений сионистов, и появление практических планов по использованию стратегического положения Иерусалима и его укреплению – характеризует изменение отношения сионистов к Святому городу. И все же, как представляется, помимо эмоциональных мотивов, существовали объективные материальные факторы, позволяющие объяснить, почему к концу британского мандата сионистские лидеры пришли к выводу о жизненно важной роли Иерусалима в судьбе израильской государственности, в то время как раньше Иерусалиму не уделялось достаточно внимания.

По-видимому, здесь можно назвать несколько факторов:

Развитие общества. С каждой новой волной иммиграции еврейское общество в Палестине/Эрец-Исраэль становилось все более неоднородным. Огромную роль сыграло прибытие в Палестину/Эрец-Исраэль людей, успевших бежать из Европы до прихода нацистов, а затем – людей, сумевших пережить Холокост. Это была первая волна репатриантов, которые ехали в Палестину/Эрец-Исраэль не по идейным соображениям, а от безысходности. Многие из них прежде были далеки от идей сионизма. Более того, значительную их часть составляли те самые «галутные евреи», которых так презирали первопроходцы начала века – строители «нового общества и нового типа еврея». Холокост, кроме того, заставил значительную часть жителей ишува пересмотреть свое мировоззрение: на смену вере в классовую солидарность, в скорое торжество гуманизма пришли национализм и новая картина мира «все против нас». Это привело к размежеванию в лево-сионистском лагере. В такой ситуации лидерам ишува приходилось принимать меры для консолидации общества. Вполне естественно, что для этой цели стали более активно использоваться общенациональные символы и сакральные мифы, в частности такой важнейший символ, как Иерусалим.

Военно-стратегические соображения. По мере того как становилось ясно, что ишув (так называемое «государство в пути») вскоре превратится в полноценное государство, сионистские лидеры начинали понимать, что безопасность нарождающегося государства есть нечто большее, чем защита существующих еврейских поселений и городов с еврейским населением. Военно-политические руководители начинали осознавать значение Иерусалима как центра, где начинается «коридор», связывающий сам Иерусалим со стотысячным еврейским населением и прибрежные города; наконец, проявилось стратегическое значение Иерусалима для контроля над районами с преобладающим арабским населением, для возможных военных операций на Западном берегу, в Иудейской пустыне, в направлении Мертвого моря.

Взаимоотношения с арабским националистическим движением. Многие авторы отмечают, что в первые годы мандата сионисты сравнительно мало задумывались о взаимоотношениях с арабами. К середине 40-х годов прошлого века стало ясно, что будущее еврейского государства решится не столько на переговорах с мировыми державами, сколько в противостоянии с арабскими силами, включая как палестинских арабов, так и в первую очередь соседние государства. Между тем арабские лидеры придавали огромное идеологическое значение контролю над Иерусалимом, и претендентом номер один, безусловно, являлся эмир Иордании Абдалла. Таким образом, вопрос, кто завладеет Иерусалимом, постепенно становился знаковым: кто завладеет – тот сильнее; кто завладеет – тот может считаться победителем в войне. К тому же – и это подтвердила первая арабо-израильская война – из всех регионов с еврейским населением Иерусалим являлся самым уязвимым, опасность его потери была весьма велика. Все это также способствовало росту особого отношения сионистского движения к Иерусалиму.

Превращение Иерусалима в резиденцию сионистской политической элиты. В 1929 году в Иерусалиме было создано Еврейское агентство, в 1937 году в Иерусалим переселился из Лондона Хаим Вейцман, вследствие чего сюда же переместился находившийся прежде в Лондоне центр Всемирной сионистской организации.

Сочетание всех перечисленных факторов неминуемо должно было привести к тому, что сионистское движение, прежде недооценивавшее и отчасти игнорировавшее национальнообразующую роль Иерусалима как политического центра и будущей столицы, совершило резкий разворот и начало процесс превращения вопроса об Иерусалиме в сверхценную часть национальной идеологии.

10 декабря 1949 года Давид Бен-Гурион (вопреки категорическому несогласию с этим шагом тогдашнего министра иностранных дел Моше Шарета) провел в правительстве решение об объявлении Иерусалима столицей Израиля, игнорируя позицию ООН по данному вопросу. Изначально Д. Бен-Гурион был склонен смириться с решением ООН об интернационализации города (хотя и чувствовал большую неудовлетворенность от ситуации, когда реализация целей сионизма не включает в себя сам Сион), однако под влиянием боев 1948 года, сорвавших выполнение резолюции № 181, пересмотрел свою позицию, настаивая на том что «столицей возрожденного Государства Израиль должен вновь стать Иерусалим». Представляется, что для Д. Бен-Гуриона создание столицы в Иерусалиме, вопреки мнению ООН, имело примерно то же значение, что и последующий суд над А. Эйхманом в Иерусалиме, а не в Нюренберге и Гааге – именно таким путем Д. Бен-Гурион ощущал и демонстрировал реальную способность возродившего собственную государственность еврейского народа быть творцом своей судьбы. Перенос столицы в Иерусалим, вопреки мнению ООН, должен был продемонстрировать – и продемонстрировал, – что государство, незадолго до этого по решению ООН созданное, выросло, оформилось и может вести свою независимую политику. Это был сознательный бунт Израиля, «подросшего ребенка», против родителей, заседавших в здании ООН: ребенок сообщал, что отныне сам будет определять векторы своей судьбы. Еврейский народ возвращался в Иерусалим – и возвращался навсегда.



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.