Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Русско-еврейская эмиграция на трех континентах «

Русско-еврейская эмиграция на трех континентах

Алек Д. Эпштейн

К выходу в свет монографии проф.Л.Ременник «Russian Jews on Three Continents» (New Brunswick, New Jersey: Transaction Publishers, 2007)

Выход в 2007 году в Нью-Джерси на английском языке книги профессора Ларисы Ременник «Русские евреи на трех континентах» вызывает целую гамму чувств, но, прежде всего - удивление. Несмотря на то, что среди евреев, кажется, писатель или публицист - каждый третий, а среди русских евреев вообще - каждый второй; несмотря на бездну книг, журнальных и газетных статей о русских евреях, их прошлом и настоящем; перед нами - первая (я не оговорился: именно первая) комплексная работа, посвященная сравнительному изучению того, как живут бывшие советские евреи, оказавшиеся в эмиграции, будь то на так называемой «исторической родине» (в Израиле), в Германии, в США или в Канаде. До настоящего времени не было ни одной книги, в которой бы был представлен системный анализ русско-еврейской эмиграции в настоящее время: не год-два спустя после отъезда, когда людям свойственно впадать в те или иные крайности, а их вхождение в новую среду априори находится лишь на начальной стадии, а через пятнадцать-семнадцать лет после начала массовой волны отъезда, когда заканчивают школу дети, родившиеся в русско-еврейских семьях уже после эмиграции. В разных странах к русским евреям власти относятся очень по-разному: в Израиле они - новые репатрианты, сразу получающие гражданство, а через год - и повестку из военкомата; в США и Германии они получают объективно ничем не оправданный статус беженцев, но гражданство - не ранее, чем через пять лет; в Канаде и в Австралии рассматриваются исключительно как трудовые мигранты, сам въезд которых в страну зависит от их соответствия требованиям местных рынков труда. В результате, отдельные исследования (которых, надо сказать, было немало), опубликованные вроде бы об одной и той же группе русско-еврейских эмигрантов на протяжении многих лет разными авторами в разных странах, оказываются практически несравнимы между собой, в том числе, и в силу совершенно разных изучаемых вопросов, а также методик сбора и анализа информации. Работа, выполненная Ларисой Ременник, впервые позволяет в сравнительной перспективе оценить, как складывалась судьба русско-еврейских эмигрантов 1990-х годов в Израиле, США, Канаде и Австралии, чего удалось, а чего не удалось достичь большинству из них, насколько благоприятным было отношение к ним местного истеблишмента, широких слоев общества и местных еврейских общин. Последнее, кстати, весьма важно, ибо, согласно приводимым автором книги данным, в то время как примерно 80 тысяч русскоязычных евреев составляют более 10% еврейской общины Канады, 10-15 тысяч русскоязычных евреев - более 10% еврейской общины Австралии, а доля 700 тысяч русскоязычных евреев США достигает 13% всего местного еврейского населения, в Германии выходцы из республик СНГ и Балтии, прибывшие «по еврейской линии», составляют более 80% общей численности местных еврейских общин, фактически заново сформировав совершенно другое по своему языковому, культурному и социальному профилю еврейство Германии.

Структура книги представляется в целом вполне оправданной, за исключением несколько выпадающей четвертой главы, посвященной гендерным аспектам самосознания и поведения русско-еврейских женщин в районе Большого Бостона: наверное, эту главу стоило бы опубликовать в качестве отдельной статьи в одном из многочисленных профессиональных журналов, тем паче, что работы проф. Л.Ременник публикуются во многих из них, в том числе - во всех ведущих журналах как в области изучения миграции, так и гендерной социологии. Тот факт, что главы, посвященные разным странам, весьма различны по объему, закономерен (так, вторая глава - об Израиле - более чем втрое длиннее главы пятой - о русских евреях в Канаде): очевидно, что дело не только в численности, но и месте каждой из русско-еврейских общин в новообретенных ими родинах. В этой связи важно отметить, что лишь в Израиле русскоязычные евреи являются статистически значимой группой в населении страны в целом - 14% общего числа ее жителей, неслучайно вышедший в этом году сборник статей о живущих в стране уроженцах Советского Союза назывался «Каждый седьмой израильтянин»; в США, Канаде и Германии доля русских евреев в общей численности населения страны колеблется от одной десятой до четверти процента, что, разумеется, не позволяет им быть сколько-нибудь влиятельной социально-политической силой. Из всех стран, куда эмигрировали русские евреи в последние десятилетия, создать свои партии и стать членами парламента и правительства им удалось лишь в Израиле, и не похоже, что когда-либо удастся где бы то ни было еще.

Книга проф. Л.Ременник разрушает многие стереотипы. В последние годы принято думать, что лучше всего русские евреи устраиваются в Германии, ибо там они могут рассчитывать на столь щедрую государственную помощь, как нигде более. Однако вдумчивый анализ, проведенный автором, позволяет заключить, что именно в Германии социально-экономическая интеграция русско-еврейских иммигрантов - наименее успешная. Дипломированные специалисты крайне редко устраиваются работать по специальности, безработица в разы выше, как в сравнении со среднегерманскими показателями, так и в сравнении с русско-еврейскими иммигрантами в других странах. При этом процесс натурализации весьма длителен, и занимает 6-8 и более лет (в Израиле, как указывалось выше, гражданство предоставляется сразу, в Канаде, как правило, - через три года). В результате, благодаря господдержке, иммигрантам в Германии гарантирована защита от нищеты, но мало кому удалось вырваться из удушающего круга бедности; в то время как в Израиле и Северной Америке, где рассчитывать приходится больше на собственные силы, немалому числу русских евреев удалось утвердиться в том социальном слое, который принято называть «средним классом».

Надо сказать, что попытка подобного комплексного анализа однажды уже предпринималась, в результате чего в 1997 году тель-авивским университетом и лондонским издательством «Frank Cass» был выпущен более чем 550-страничный сборник из 25 статей, заголовок которого тождественен названию книги проф. Л.Ременник - «Русские евреи на трех континентах» (и, кстати, сама Л.Ременник была соавтором одной из включенных в ту антологию работ). В том сборнике два эссе (Леонида Гозмана и Леонида Финберга) были посвящены тем русским евреям, кто оставался в России и на Украине; еще две статьи анализировали отношение российского социума к евреям и еврейской эмиграции; во всех же остальных рассматривался феномен эмиграции: политика властей по отношению к возможности отъезда, факторы, влияющие на решение об эмиграции, модели социальной и профессиональной интеграции русско-еврейских иммигрантов в их новых «обетованных землях»: Израиле и США, работа служб абсорбции и интеграции иммигрантов в этих странах. В том сборнике, впрочем, не было ни одной главы о Германии - что естественно, учитывая, что Германия открыла свои границы для достаточно массовой еврейской иммиграции из СНГ лишь во второй половине 1990-х годов. В книге Л.Ременник русско-еврейским эмигрантам в Германии посвящена 50-страничная шестая глава, что в нынешних обстоятельствах более чем оправдано. Досадно при этом, что те, кто остался в России, на Украине, в других регионах бывшего Советского Союза, вообще оказались за рамками рассматриваемой монографии: без этих людей, которых все же больше, чем их соплеменников в Канаде или той же Германии, и не факт, что меньше, чем в США, портрет русско-еврейского мира получается заведомо неполным. При всей неоспоримой значимости миграционных процессов для коллективной судьбы русско-еврейского этноса, тотальной эмиграции, предрекавшейся кое-кем в момент падения Берлинской стены, не произошло, и немалое число русских евреев остается в России и странах так называемого «ближнего зарубежья». Причем в этих странах бьет ключом русско-еврейская духовная жизнь: даже сегодня нигде на русском языке не выходит столько книг, журналов и газет «на еврейскую тему», как в Москве и в Киеве. Хочется верить, что автор монографии в будущем дополнит ее главами о социальной и духовной жизни русских евреев хотя бы в России и на Украине.

Так исторически сложилось, что большинство авторов, которые изучали и изучают процессы, происходящие в русско-еврейских общинах Израиля, США и Германии, сами к числу русских евреев не принадлежат. Элазар Лешем и Нина Торен, Тамар Горовиц и Иехудит Шуваль, Моше Лиссак и Маджед Эль-Хадж (в Израиле), Цви Гительман и Стивен Гольд, Анна-Лиза Орлик и Бари Чизуик (в США), Роберт Брюм (в Канаде) и Барбара Диетц (в Германии) - каждый из них написал об иммигрировавших в их страны русских евреях немалое число книг и статей, но при этом все они изучали происходящие процессы со стороны. В последние годы появилась плеяда авторов - социологов, этнографов, политологов, изучающих различные грани русско-еврейского эмигрантского бытия изнутри, проводя интервью не через переводчика, а напрямую, понимая респондентов с полуслова, ибо эти люди сами пережили очень похожие коллизии. Как пел Макаревич: «Наше общее детство прошло на одних букварях, оттого никому ничего объяснять и не надо». Лариса Ременник, двадцать лет назад закончившая обучение в аспирантуре Института социологии РАН, а ныне возглавляющая кафедру социологии израильского университета Бар-Илан, стала первой из русско-еврейских ученых-эмигрантов, кому удалось вначале на протяжении нескольких лет провести масштабное сравнительное исследование в четырех странах, а затем - написать и опубликовать 400-страничную монографию об этом.

Остается надеяться, что эта книга будет переведена и опубликована на русском языке. Будет крайне досадно, если с помощью этой книги на русских евреев будут смотреть со стороны, но сами они не увидят своего изображения в зеркале столь масштабного социологического исследования.



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.