Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Евгения Альбац: «Сейчас безумно рискованная ситуация» «

Евгения Альбац: «Сейчас безумно рискованная ситуация»

Фрагменты передачи радио «Эхо Москвы»

С. БУНТМАН: Кампания по выборам президента РФ набирает обороты. Сейчас есть 12 кандидатов, из них восемь самовыдвиженцев, инициативные группы и четыре партийных кандидата. Сколько останется, как ты думаешь?

Е. АЛЬБАЦ: Думаю, что естественно останется Зюганов. Это классический набор: Зюганов, Жириновский. Сообщалось, что представитель оппозиции, Борис Немцов, будет выдвигаться от СПС. Очень любопытно будет посмотреть, примут ли списки у Михаила Касьянова. Интрига, на мой взгляд, остается только в том, примут ли два миллиона подписей, которые Михаил Касьянов должен собрать в ЦИКе или в очередной раз объявят, что там что-то не так.
Я убеждена, что политики старой волны должны постепенно уходить, и должны выходить на авансцену такие молодые сильные ребята, как Илья Яшин (с моей точки зрения, он действует очень точно и правильно). В обществе есть запрос на создание объединенной демократической партии. Бесконечное бодание внутри оппозиции, неважно – правой, левой, бесконечное бодание между собой «Яблока» и СПС всем бесконечно надоело. Проиграли все, что смогли. Этот запрос существовал еще в 2003 году. Сейчас – тем более. Поэтому любой, кто возьмет на себя создание объединенной демократической партии, с моей точки зрения, безусловно, заслуживает поддержки. И мне кажется, что Илья Яшин – человек очень энергичный, уже не новый в политике, известный. За которым стоят, в том числе, и молодые ребята. У него есть шанс это сделать. К сожалению, при всем уважении к тому же самому Григорию Алексеевичу Явлинскому, у него репутация человека, который все время проигрывает («Яблоко» проигрывает уже пять лет подряд). Что бы ни говорили, каким бы ни был замечательным Явлинский, он должен уйти. Тем более что неспособность Григория Алексеевича Явлинского договариваться, идти на компромисс, на уступки уже зашкалила, по-моему. Уже всякое терпение потеряно. Короче, я думаю, что абсолютно необходимо создание самого широкого народного фронта, и внутри этого фронта необходимо создание объединенной демократической партии. Я думаю, что это будет не партия, а движение, потому что зарегистрировать партию очень трудно.

С. БУНТМАН: Но какие перспективы может иметь движение, не зарегистрированное как партия? У нас же все партийное теперь.

Е. АЛЬБАЦ: Все течет, все изменяется. Такие режимы, как тот, что сейчас существует в России, долго не живут. Мы видим, какая схватка не на жизнь, а на смерть идет наверху. Как будет развиваться ситуация через полгода, год, никто не возьмется предсказать, и я не буду предсказывать. Надо быть готовым к этой ситуации, надо, чтобы была объединенная демократическая партия. Придет время, она будет зарегистрирована. Но она должна работать в самом низу, находить себе поддержку там. Разговаривать с людьми, пытаться понять, почему демократы все проиграли. Вот это самое важное. И я убеждена, что Илья Яшин – человек, который как раз работает, что называется в поле, он реально это может сделать.

С. БУНТМАН: Слушатель СВК спрашивает: а не слишком ли молод господин Яшин, чтобы о нем всерьез рассуждать? Это подспудная мысль многих.

Е. АЛЬБАЦ: Я не понимаю, что такое молодой, старый. А старый лучше? Вот старые были в ходе этой парламентской кампании. И что? Какой результат?

С. БУНТМАН: Просто для тебя Илья Яшин – это сформировавшийся, доказавший свою дееспособность политик.

Е. АЛЬБАЦ: Безусловно, я его хорошо знаю. Мы знакомы не первый год. И Илья – человек образованный, умный, чрезвычайно активный и главное – очень убежденный. Он не флюгер, у него есть четкие представления о том, что должно быть, как должно быть и почему он выбрал для себя политику как судьбу. Очень мало молодых людей, для которых такой выбор, как для Ильи, осознанный и серьезный. Ему предстоит очень тяжелая работа, я искренне рассчитываю, что Никита Белых, Гарри Каспаров, Владимир Рыжков объединятся. Есть масса вокруг нас замечательных людей. Да посмотри, Володя Милов. Умный, образованный, бывший замминистра нефти и газа, а сейчас президент экспертного института. Он очень часто публикуется у нас в журнале The New Times. И в следующем номере будет его статья. Он молодой, умный, сильный. Если бы такие люди, как он, пошли в политику, это было бы потрясающе.

С. БУНТМАН: Связка Путин – Медведев приобрела на съезде «Единой России» некое объяснение, которое еще больше все запутало. Владимир Путин сказал, что будет премьер-министром без перераспределения полномочий. Это связка для того, чтобы победить силовиков, это ответ на наивный вопрос, кто с кем борется в верхах? А кто с кем борется в верхах?

Е. АЛЬБАЦ: Кланы борются. Группы интересов. Идет бодание внутри силовиков, идет бодание внутри бюрократов. Я слово «либерал» совершенно не могу произносить в приложении к кому-либо из них. Внутри разных группировок объединяются, разъединяются. Как всегда бывает в условиях, когда отсутствует нормальная политическая конкуренция, начинается конкуренция между бюрократами. Это неизбежно, потому что все равно интересы есть. Что касается связки Путин – Медведев, то я считаю, что это чрезвычайно рискованный вариант. Существует иерархия подчинения, президент является верховным главнокомандующим. Очевидно, Путин имеет в виду, что он является авторитетом для силовиков и для армии, они будут ему подчиняться. Так не будет. Это иллюзия. Это закончится через 1-2-3 месяца, максимум через полгода. Потом Медведеву позвонит президент США что-то обсудить, поскольку он президент, если его, конечно, изберут (неважно, человеку, который будет сидеть в Кремле) или позвонит какой-нибудь другой президент и встанет вопрос: а кто поедет на встречу «восьмерки», если нас по-прежнему будут держать в «восьмерке»…

С. БУНТМАН: А почему Путин не может поехать? Там же нигде не написано, что должен присутствовать именно президент.

Е. АЛЬБАЦ: Тем не менее традиционно сложилось, что всегда на заседания «восьмерки» едет главы государств.

С. БУНТМАН: Но испанский король не ездит. Королева не ездит. Император не едет.

Е. АЛЬБАЦ: По Конституции РФ президент РФ является главой государства. Не премьер-министр, у нас премьер-министр, председатель правительства является главой исполнительной власти. Статья 6 Конституции. А президент является главой государства. Можно все, что угодно, мы писали об этом в журнале, мы задавали вопрос: что будет, если верховный главнокомандующий – президент, а Путин – премьер? Мы писали об этом, еще когда Путин 1 октября заявил на съезде «Единой России», что не исключает, что станет президентом. Мы подробно прописывали сценарий. Нам в Министерстве обороны говорили: да бросьте вы ради Бога, это все делается по умолчанию. Кто сильнее, тот и правит. Вот это не так. Это чревато расколом. Представь себе: какой-нибудь очередной генерал где-нибудь отвяжется (помнишь, как в Чечне было в 2003 году, когда Шаманов начал делать всякие политические заявления?). И возомнит себя политиком. Он скажет: «А кому я подчиняюсь? Это кто там в Кремле? Я вообще не знаю такого. А кто Путин? Он председатель правительства. Его вообще может президент снять». И начнется раскол. В армии существует жесткая иерархия подчинения.

С. БУНТМАН: Тогда объясни, почему он подчеркивает, что никакого перераспределения обязанностей не будет, что они идут в связке, что он будет премьером?

Е. АЛЬБАЦ: Я думаю, что ровно потому, что Путин пытается всем доказывать, даже не столько внутри страны, сколько за пределами Отечества, что он не будет под себя переписывать Конституцию. Это единственная причина. Для него очень важно, что он сдержал слово. Он не понимает, что на самом деле он нарушил слово. Потому что дух Конституции не предусматривает, чтобы человек, который два срока был президентом, из Кремля переезжал потом в Белый дом. Но ему кажется, что формально он уходит. Сказал 10 раз на собраниях Валдайского клуба: я не буду переписывать под себя Конституцию, я уйду – и как бы не переписывает. Но риски, которые возникают для страны, колоссальны. Просто колоссальны! Ужасно неприятно, что так произошло. Что это реальный вариант: Путин уйдет, чтобы остаться. Но я совершенно не понимаю. Если он на это идет, реально никаких выборов не будет. 2 марта будут не выборы. По сути, назначен Медведев в Кремль. А вся полнота власти будет сосредоточена в руках Путина, только он будет называться премьером. Почему тогда действительно было не изменить Конституцию? Таким образом, они бы меняли одну строчку в Конституции. Да, первая глава, да конституционное совещание, референдум. Все бы они это сделали. А сейчас это колоссальные риски для страны, что не подчинятся силовые структуры или в какой-то момент выйдут из подчинения. А мы видим, что силовые структуры (и история с Наташей Морарь это четко показывает) в какой-то момент сами решают, что они хотят делать, а что не хотят. Что им позволено делать, что не позволено. Они в этом смысле становятся автономными игроками. А если один автономный игрок и второй начнут выяснять, кто из них главнее?

С. БУНТМАН: Ну да. Здесь Юрий нам пишет, что Балуевский и сейчас делает политические заявления, и ничего...

Е. АЛЬБАЦ: Секундочку. Сейчас Балуевский – начальник Генштаба, и он по Конституции подчиняется верховному главнокомандующему, а верховным главнокомандующим является президент РФ. Это записано. И если Балуевский не подчинится, его можно тут же отдать под военный трибунал. Мало не покажется. А вот если он не подчинится премьеру, то он скажет: ребята, а причем тут премьер? По статье 6 он всего лишь глава исполнительной власти. Он предлагается президентом РФ, и им же может быть отправлен в отставку. А дума его должна утвердить. Вот это кажется, что неважно. Но ведь институты для того и существуют, чтобы снижать издержки, связанные с переделом власти, с конфликтами во власти, с функционированием одних институтов или с их полным нефункционированием, как у нас сейчас произошло с законодательной властью. Чтобы делать жизнь в стране более предсказуемой. Чтобы делать действия власти более предсказуемыми. Сейчас безумно рискованная ситуация. В этом я убеждена.

Эхо Москвы



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.