Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Вернуться в Иерусалим «

Вернуться в Иерусалим

Пора признать, что Палестина как единое государство не состоялась, и решать судьбу сектора Газа и Западного берега по отдельности — с привлечением Иордании и Саудовской Аравии, считает израильский аналитик Алек Эпштейн.

В эти дни в американском городе Аннаполис должна состояться международная конференция по Ближнему Востоку. Созвана она по инициативе администрации США. Кроме главных участников — израильского премьер-министра Эхуда Ольмерта и главы Палестинской автономии Махмуда Аббаса — на встречу приглашены участники квартета по ближневосточному урегулированию, а также представители стран — членов Лиги арабских государств. В том числе Саудовской Аравии и Сирии, ключевых игроков в регионе, не имеющих тем не менее дипломатических отношений с Израилем.

Организаторы встречи связывают с ней большие надежды и рассчитывают, что сторонам удастся продвинуться вперед, в частности, по таким вопросам, как статус Иерусалима и проблема палестинских беженцев. Наблюдатели, однако, настроены более скептически. Незадолго до встречи один из ведущих израильских специалистов в области ближневосточного конфликта, преподаватель Открытого университета Израиля Алек Эпштейн поделился с «Экспертом» своими сомнениями.

Опасность конференции

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг ближневосточного мирного урегулирования?

— Сегодня Ближний Восток после довольно длительного перерыва вновь становится эпицентром мировой дипломатической активности. Последний раз такое было весной 2003 года, когда был предложен очередной план ближневосточного урегулирования под названием «Дорожная карта». Теперь — встреча в Аннаполисе, вслед за которой предлагается провести полномасштабную международную миротворческую конференцию по Ближнему Востоку. Причем параллельно по нескольким трекам — не только по израильско-палестинскому, но и по израильско-сирийскому и другим. Но тут возникает вопрос: насколько оправдан сегодня подобный подход, который с большим или меньшим успехом прежде уже не раз и не два применялся для поисков путей разрешения кризиса?

— В силу чего подход, который применялся прежде, теперь может оказаться неоправданным?

— Вы касаетесь самого важного вопроса. Мне кажется, что ни американские, ни российские посредники не отдают себе полностью отчета в том, насколько изменилась ситуация на Ближнем Востоке.

«Дорожную карту», которую квартет международных посредников представил сторонам четыре с половиной года назад, была предложена Ясиру Арафату и Ариэлю Шарону. Тогда не было никаких сомнений, что Арафат полностью контролирует территорию и органы власти Палестинской администрации, а Шарон является сильным и харизматичным лидером, способным реализовать любые инициативы, которые сочтет правильными. Сегодня мы видим совершенно другую картину. Арафат уже три года нет в живых, и за это время в палестинском руководстве ему не нашлось равнозначной ему фигуры, которая смогла бы объединить вокруг себя общество на Западном берегу и в Газе. Уже в 2005 году ставший наследником Арафата Абу Мазен проиграл муниципальные выборы, затем «Фатх» проиграл выборы в законодательное собрание палестинской администрации в январе 2006 года, а в июне 2007 года радикальное исламистское движение «Хамас» силовым образом осуществило захват власти в секторе Газа. В итоге единой палестинской администрации в общем-то уже нет.

При этом правящий в Газе «Хамас» в Аннаполис никто не приглашает. А ведь «Хамас» в январе 2006−го выиграл выборы не только в Газе, а на всей территории Палестинской администрации и до сих пор считает себя там легитимной властью. Спрашивается, насколько может быть успешным палестино-израильский саммит, в котором не участвует ключевая сила палестинской политики? Мне кажется, что ответ, скорее всего, будет очень неутешительным: успешным такой саммит быть не может.

Конечно, можно сказать: ну и прекрасно, давайте пригласим «Хамас» в Аннаполис. Но здесь мы сталкиваемся с другой проблемой: «Хамас» до сих пор не сформулировал позицию, на которой он готов идти на мирное урегулирование с Израилем и в рамках которой готов признать подписанные соглашения в Осло.

Таким образом, палестинскую сторону в Аннаполисе будут представлять политики, которые проиграли выборы и не пользуются популярностью у собственного народа, а сектор Газа не контролируют вообще. Поэтому есть вероятность, что в Аннаполисе будет подписан документ, который не будет ни к чему обязывать по крайней мере половину территории Палестинской администрации (я говорю о Газе) и не факт, что будет иметь обязательную силу для другой половины (Западного берега).

Но главное — в нынешней ситуации сам формат всеобъемлющей международной конференции может оказаться неэффективным. Вспомним 2000 год. В 1999 году премьер-министром в Израиле стал Эхуд Барак, который сегодня занимает в правительстве ключевой пост министра обороны. Когда Барак стал премьером, возобновились переговоры о масштабном урегулировании. И в первую очередь — с тогдашним президентом Сирии Хафезом Асадом. Ключевую роль на этих переговорах играл лично президент США Билл Клинтон. Целью Барака было договориться с Сирией, чтобы параллельно обеспечить достижение договоренности с Ливаном, где Сирия пользуется огромным влиянием. Многочасовая встреча Асада и Клинтона в Женеве в марте 2000 года закончилась провалом, и в мае 2000−го Барак вывел войска из Ливана в одностороннем порядке.

Этот шаг взорвал регион и в конце концов привел к второй интифаде. Дело в том, что палестинцы увидели: «Хезболла» — террористическая организация, которая не признавала и не признает Израиль ни в каких границах, — получила все!

Израиль отдал территорию Южного Ливана под ракетами и автоматами «Хезболлы» до последнего сантиметра. Это вылилось в то, что на израильско-палестинских переговорах палестинская делегация сказала: мы хотим получить не меньше, чем получила «Хезболла». В 2000 году состоялся саммит в Кемп-Дэвиде, которым две недели лично руководил президент Клинтон с коротким перерывом на поездку в Японию. Саммит провалился, и в сентябре 2000−го мы получили не мир, а новую интифаду и резкий рост насилия в регионе.

Сегодня палестинцы вновь говорят об уступках «Хезболле», на которые идет Израиль: «Мы с вами ведем переговоры с 1993 года, и вы с нами торгуетесь за каждый квадратный километр, а “Хезболле” вы отдали все. Мы просим вас освободить наших заключенных в рамках мирных соглашений, и вы торгуетесь с нами за каждого человека, а “Хезболла” похищает ваших солдат и потом получает за одного похищенного и троих убитых израильских солдат 425 человек?» Именно такое соглашение с «Хезболлой» заключило правительство Шарона. Уступки «Хезболле», на которые идет Израиль, повышают требования палестинцев до уровня, совершенно неприемлемого для Израиля.

Конфликт трансформировался

— А как, кстати, сейчас складываются сирийско-израильские отношения?

— В общем, цена израильско-сирийского договора известна. Проект мирного договора есть. Если у Израиля будет политическая воля уйти с Голанских высот, мир с Сирией может быть достигнут максимально быстро.

Договор Израиля с Сирией, который приведет и к договору Израиля с Ливаном, создаст совершенно новые реалии. У Израиля уже есть мирный договор с Египтом 1979 года, есть мирный договор с Иорданией 1994 года, будет мирный договор с Сирией и Ливаном. Получается, что со всеми граничащими странами у Израиля уже скоро может быть подписан мирный договор.

— Что это изменит?

— В Сирии сегодня находятся руководители «Хамаса» и других палестинских организаций так называемого Фронта отказа. Это люди, которые сейчас являются столпами так называемого палестинского сопротивления. После подписания мирного договора они там, естественно, оставаться не смогут.

Таким образом, палестинские лидеры, в том числе и руководство «Хамаса», будут вынуждены перебраться в страны, которые не имеют даже общей границы с Палестиной. Понятно, что палестинцы этого не хотят.

Кроме того, палестинцы знают, что, когда будет в целом урегулирован арабо-израильский конфликт, сами палестинцы в числе приоритетов соседей окажутся далеко не на первом месте. Они уже научены горьким опытом, что арабским странам они в общем-то не нужны. В ноябре 1947 года, когда было принято решение о разделе Палестины на две части, еврейскую и арабскую, тогдашние палестинские националистические лидеры решили: обратимся за помощью к арабским странам. В результате Египет оккупировал Газу, а Иордания — Западный берег, но ни одна из этих стран не дала палестинцам никакой государственности и даже никакой автономии.

Так что сегодня палестинцы хотят избежать ситуации, когда они останутся одни. Поэтому я боюсь, что сейчас мирный договор с Сирией приведет к третьей интифаде, но теперь во главе ее будут стоять исламисты «Хамаса», которым очень мало чего терять. Таким образом, предложение провести всеобъемлющую мирную конференцию, которое, конечно же, основано на лучших побуждениях, мне кажется, из числа тех благих намерений, которыми вымощена дорога в ад.

Сегодня сохранение таких подходов к решению существующих проблем мне представляется крайне опасным. Сейчас нужно действовать явно не так.

— А как?

— Для начала следует признать, что мы упустили чрезвычайно важное время между ноябрем 2004 года и январем 2006−го, когда Арафата уже не было и к власти пришел куда более нацеленный на мирное урегулирование Абу Мазен. Но ни израильтяне, ни американцы, ни ООН, ни кто бы то ни было другой не приложили никаких усилий, чтобы искать новые пути. Никто не сказал, что именно тогда наступило благоприятное время, чтобы реализовать давний план «Два государства для двух народов». У всех было ощущение, что спешить некуда. И момент был упущен.

Мы должны понять, что ближневосточное противостояние трансформировалось. Раньше это был межнациональный конфликт. Он мог быть за землю, за воду, за национальную символику, он был более или менее рациональным, но это ни в коем случае не был межконфессиональный конфликт. Арафат все время говорил «святые места ислама и христианства». Сегодня природа этого конфликта изменилась. Он превратился в межконфессиональный — между исламом и неисламом. Если шестьдесят лет назад христиане составляли около двадцати процентов населения Иерусалима, то теперь — менее двух. Христиан почти не осталось в Вифлееме, у них большие проблемы в Назарете. Я говорю о самых святых местах христианства.

«Хамас» же — радикальная исламская организация, которая и христиан, и евреев в равной степени считает «крестоносцами», которые собираются опять завоевать Ближний Восток. И нужно вырастить нового Салаха ад-Дина, который выкинет крестоносцев с Ближнего Востока, как это сделал первый Салах ад-Дин в 1187 году. Сейчас на Ближнем Востоке мы получили то, о чем писал Хантингтон, — конфликт цивилизаций, иудео-христианской с одной стороны и исламской с другой.

— Но ведь когда «Хамас» выиграл выборы, в его идеологии стала преобладать националистическая, а не религиозная составляющая.

— Думаю, это не так. Те, кто это утверждает, выдают желаемое за действительное. Была некая концепция в мировой дипломатии, сторонники которой говорили: «Организация освобождения Палестины тоже не сразу признала Израиль. Она была основана в 1964 году, “Фатх” вообще в 1958 году, а впервые идеи мирного урегулирования прозвучали в Алжире на XII съезде Палестинского национального совета в 1988−м. Этот путь занял у ООП четверть века. Так давайте поможем “Хамасу” пройти свой путь в Осло!»

Но «Хамас» никоим образом не продемонстрировал, что он хочет идти этим путем. Скорее наоборот.

Хотя с ним работали очень плотно, и больше всего Россия. Вообще, сегодня у России на Ближнем Востоке уникальное положение. Мне кажется, даже сами российские дипломаты его недооценивают. В Москве принимают Машаля, а назавтра сюда приезжает праворадикальный израильский политик Либерман, которого встречают в том же здании на Смоленской площади. Владимир Путин посещает Тегеран, а назавтра принимает в Москве Эхуда Ольмерта. Таких дипломатических возможностей нет практически ни у одной страны мира. И их явно нет у американцев.

Но даже у России, активно работавшей с «Хамасом», ничего не получилось. Причем, когда в 2007 году «Хамасу» было сказано: признайте соглашения в Осло, и с вами встретится Путин, — «Хамас» ответил: обойдемся без встречи с Путиным, но соглашения в Осло не признаем.

Активнейшую работу с «Хамасом» вели саудовцы. В результате в феврале 2007 года в Мекке «Фатх» и «Хамас» подписали соглашения о создании правительства национального единства. Оно было создано, после чего через считанные месяцы «Хамас» просто разгромил все организации «Фатха» в секторе Газа. По официальным данным, за три дня с 13 по 16 июня 2007 года там погибло сто тринадцать человек, а сам «Хамас» заявил, что все соглашения о сотрудничестве с «Фатхом» были для него не чем иным, как тактическим шагом, чтобы выиграть время. Между тем со стороны «Фатха» не было никакой провокации, которая заставила бы «Хамас» реагировать так остро.

Разделить Палестину

— Какие вы видите пути выхода из сложившейся патовой ситуации?

— Прежде всего я предлагаю признать историческую реальность, которая состоит в том, что сегодня мы имеем два реально существующих палестинских квазигосударства. В новейшей истории было два прецедента, когда исламское государство состояло из двух анклавов. Это Пакистан, распавшийся в 1972 году после двадцати четырех лет существования на Пакистан и Бангладеш, и это Объединенная арабская республика, созданная Насером в феврале 1958 года и распавшаяся три года спустя.

Так же распалась и Палестинская администрация. Нравится нам это или нет, но Газа и Западный берег — это разные территории. Я подробно пишу об этом в своей последней монографии «“Хамас” в региональной политике». У Западного берега и Газы нет общей географической границы, плотность населения на этих территориях разнится в десять раз, уровень жизни — в три-четыре раза (Газа значительно беднее). Уровень исламизации очень разный — в Газе он значительно выше. Жители Газы никогда не имели егпитского, а затем и израильского гражданства. Но когда Иордания аннексировала Западный берег, она предоставила палестинцам гражданство. В итоге в 1967 году, когда Израиль занял Западный берег, в лагерях беженцев там было 10 процентов жителей. А когда Египет занял Газу, никакого гражданства он жителям не дал, и в 1967 году, когда Газу занял Израиль, в лагерях беженцев там было 60 процентов жителей.

Сегодня главная задача состоит в том, чтобы не дать третьей исламской революции произойти на Западном берегу. Если «Хамас» сумеет захватить Западный берег, он использует его как форпост для захвата Иордании. Это взорвет весь регион.

— Что дает основания полагать, что «Хамас» предпримет такую попытку?

— Иордания — государство, нарисованное англичанами на карте мира в 1921 году совершенно произвольно. Сегодня три четверти населения Иордании — те же палестинские арабы. В 1970 году палестинцы уже пытались захватить власть в Иордании. В итоге случился так называемый черный сентябрь, когда король Хусейн был вынужден вывести на улицы танки. Поэтому первое, что сделал король Абдалла Второй после прихода к власти в 1999 году — выгнал из Иордании руководителей «Хамаса» во главе с Халедом Машалем.

Стратегия «Хамаса» такова: вслед за Газой захватить Западный берег, затем совершить переворот и свергнуть хашимитскую династию. Учитывая очень широкую поддержку исламистов в Иордании, особых усилий это не потребует. Потом, имея власть в Газе, на Западном берегу и на Восточном берегу, то есть в Иордании, идти освобождать всю Палестину — от Израиля.

Подобная опасность должна объединить страны региона. Мне кажется, пришло время для создания именно израильско-иорданско-саудовского партнерства, чтобы остановить это расползание исламизма. Исторический прецедент имеется. Иордания правила Западным берегом в 1949–1967 годах, и только недальновидность израильского премьер-министра Шамира, который торпедировал инициативу Шимона Переса и короля Хусейна в 1983 году, помешала ввести процесс в русло израильско-иорданских переговоров.

Саму мысль насчет того, что эту территорию должна контролировать Иордания, впервые высказали англичане — в 1937 году. Говорят, что англичанам принадлежит идея создать два государства — еврейское и арабское. Это не так. Англичане предложили передать всю территорию Палестины Иордании.

На самом деле, иорданские палестинцы и палестинцы Западного берега — это один и тот же народ. Поэтому сегодня, на мой взгляд, нужно двигаться в направлении иордано-палестинской федерации. За усиление иорданского влияния на Западном берегу выступают не только израильские левые миротворцы, но и лидер правой оппозиции Биньямин Нетаньяху, который был взращен на песнях «Два берега у Иордана, этот наш и тот — тоже».

Показательно, что не так давно разразился большой скандал между Израилем и Иорданией — после того, как тогдашний командующий Центральным военным округом Израиля сказал, что израильская военная разведка всерьез спрашивает себя, не является ли король Абдалла Второй последним хашимитским правителем Иордании. Поскольку если сейчас в Иордании устроить свободные выборы, победят исламисты. И это те исламисты, которые воспринимают палестинцев на Западном берегу как часть своего народа и которые хотят исламское государство по обоим берегам Иордана.

— Если иорданское правительство станет действовать вместе с Израилем, не произойдет ли как раз активизации исламистов внутри страны?

— Иордания давно сталкивается с этой проблемой. Исламские экстремисты еще в 1951 году убили прадедушку нынешнего короля Абдаллу Первого. И, конечно, следующие шаги Иордании тоже могут вызвать какие-то проблемы, но семь бед — один ответ.

Так получилось, что сегодня Израиль и мусульманская Иордания, в которой есть к тому же немаленькая христианская община, имеют общий интерес. Общий враг — радикальный исламизм — должен цементировать регион. Эта же проблема есть в Ливане, где буквально чудом не пало под давлением «Хезболлы» правительство Фуада Синьоры. Проблема радикального исламизма стоит перед Пакистаном, а это вообще ядерная держава.

Поэтому сегодня, в преддверии конференции в Аннаполисе, крайне важно, чтобы мировые державы обсуждали обстановку в регионе с представителями и Иордании, и Египта, без которого мы никак не справимся с ситуацией в Газе, и Саудовской Аравии. Кстати, король Абдалла Второй имеет прекрасные личные отношения с президентом Путиным, и я очень рад, что российская дипломатия ведет работу именно в этом направлении — привлечения Иордании и Саудовской Аравии к этому процессу.

Существует программа, разработанная еще в Осло, которую вполне можно использовать и сейчас. Скажем, Израиль помогает Иордании в том, что касается распределения водных ресурсов. Иордания ежегодно получает от Израиля миллионы кубометров воды. Поэтому, мне кажется, существующая модель израильско-иорданских отношений должна стать моделью тройственного израильско-палестино-иорданского сотрудничества, где умеренные палестинские силы станут частью иордано-палестинской конфедерации.

— Означает ли это, что, по крайней мере на данном этапе, палестинцам придется распрощаться с идеей палестинской государственности?

— Боюсь, что да. Единое палестинское государство на Западном берегу и в секторе Газа — надежда на это, мне кажется, умерла в январе 2006 года и уж точно — в июне 2007−го.

— Не приведет ли этот сценарий к дальнейшей эскалации насилия в регионе?

— Думаю, что не приведет. Палестинцы являются большинством в Иордании, где, в отличие от всех остальных стран, они имеют гражданство, у них есть право владеть землей. Не будем забывать, что официально Иордания отказалась от своего желания вернуть территории Западного берега только в 1988 году. Мое мнение: иорданское руководство не отказалось от мечты вернуться в Восточный Иерусалим.

Екатерина Кудашкина

Эксперт-online



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.