Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Николай Гончар: «Национализм – это коллективный комплекс неполноценности» «

Николай Гончар: «Национализм – это коллективный комплекс неполноценности»

Депутат Государственной Думы Николай Николаевич Гончар – известен в Москве уже более 20 лет. Работал инженером, затем - в Бауманском районном Совете г. Москвы, Бауманском райкоме КПСС. В 1991–1993 годах – председатель Моссовета. В декабре 1993 года был избран депутатом Совета Федерации Федерального Собрания РФ первого созыва. Депутатом Госдумы РФ второго, третьего и четвертого созывов избирался по Центральному одномандатному избирательному округу N 202 г. Москвы, выдвигался как независимый кандидат. Сегодня он входит во фракцию «Единая Россия»; член Комитета по бюджету и налогам, член Комиссии по противодействию коррупции, председатель Комиссии по вопросам практики применения избирательного законодательства Российской Федерации. Со старожилом столичной и федеральной политики встретился редактор «Международной еврейской газеты» Антон Трубкин.

– Николай Николаевич, вы трижды становились депутатом Госдумы от Центрального одномандатного округа. Сегодня, являясь членом одной из думских партий, избираясь по 100-процетной пропорциональной системе, не ностальгируете по прежним временам?

– Я не ностальгирую, а продолжаю работать так же, как работал, будучи одномандатником. Как сказал наш президент, «мы будем работать до последнего момента». Я надеюсь, что и «Единая Россия» сохранит ту технологию, которая была у депутатов-одномондатников. Одномондадник – это человек, у которого так же, как у меня сейчас, приём – три раза в месяц, и четыре раза в месяц по субботам встреча с избирателями.

Приём должен вести сам депутат, приём, который ведут помощники – приём не полноценный, люди ведь избирали не моих помощников, а меня. Значит, они вправе в любое время – а семь раз в месяц это «любое время» – обратиться к своему депутату и потребовать от него участия в их судьбе. К сожалению, на сегодняшний день депутаты чаще всего такую возможность своим избирателям не предоставляют. В силу этого избиратель не понимает, что от них ждать.

Перед каждыми выборами я говорю: я не гарантирую вам, что я решу любой ваш вопрос. Но я гарантирую, что на любое ваше обращение вы сможете получить моё обращение и ответ, который придёт по вашему вопросу, будет подписан человеком, который будет знать, что он несёт, в том числе и по административному кодексу РФ, ответственность за достоверность сведений, которые он предоставляет. У меня не было случая, чтобы представители органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, надзорных органов, органов внутренних дел не ответили мне. Наши отношения складывались непросто, но сейчас и главы управ, и представители органов внутренних дел знают, что, если они мне не ответят, я буду реагировать на это не как на игнорирование просьбы моего избирателя, а как на оскорбление в свой адрес. Меня неплохо знают в этом городе. И знают судьбу тех, кто, с моей точки зрения, наплевательски относился к людям. И мне неважно, что именно за человек приходит. Иногда приходит доктор наук, а иногда – бомж, человек со сломанной судьбой. А бывают люди… вот одна женщина прямо так и сказала: «Ну что ещё с вас урвать?»

Бывают ситуации, когда я понимаю, что по закону вопрос решить нельзя. Но ситуация такая в семье, что нужно. Тогда я прошу решить вопрос «в порядке исключения», и должностные лица, к которым я обращаюсь (они знают меня – двадцать пять лет работаю в городе), понимают, что, если я обратился, попросил – я же не для себя прошу – значит, я считаю, что это тот случай, в котором нужно помочь.

Было бы очень важно, чтобы этот подход к работе был сохранён. Если люди не работают в округе, они не могут понять, как на человеческих судьбах отзовётся тот или иной закон. Депутат не может писать закон «в общем случае» и не должен этого делать. Депутаты должны дать социальную экспертизу последствий. 122-й закон о льготниках был, на самом деле, замечательной идеей. Но я голосовал против него, потому что понимал: в те сроки, в том объёме, при том финансировании, которое выделено, решить вопрос нельзя. Обязательно будет серьёзнейшее социальное напряжение. Увы, так и получилось. В составе правительства не нашлось человека, который работал бы когда-нибудь, например, председателем райисполкома, т. е. в самом низовом звене управления. Деньги не были переведены вовремя, и хорошо, что московская администрация была в городе, Лужков не отпустил людей, и они смогли оперативно отреагировать. А могло быть значительно хуже. Вот так.

– Владимир Путин возглавил федеральный список «Единой России». Ваша оценка президентского шага. Есть ли шансы у других партий при таком раскладе сил?

– На эту тему много разговоров, но я не считаю, что произошло что-то сверхнеобычное. Путин создавал эту политическую партию, она представляет Путина в законодательном органе. Произошло то, что должно было произойти: в любом случае Путин поддержал бы эту политическую партию, потому что все четыре года она поддерживала его, даже в ситуации, когда депутаты считали, что предложения, внесённые правительством, которое назначил Путин, могут иметь не бесспорные социальные последствия.

То, что Путин возглавил список этой политической партии, – это отчасти подтверждение чаяний. Последние четыре года должны были подсказать администрации Кремля и Путину, что стоит прислушиваться к депутатам, а не считать, что «я вас поддержал на выборах, а теперь построились, под козырёк – и вперёд». Когда люди работают в округах, они знают ситуацию в стране не понаслышке, не по докладам, – в то время как люди, работающие в аппарате, это российская традиция, – всегда тонко чувствуют, что хотело бы увидеть руководство в очередной открываемой папке. И по странному стечению обстоятельств эти желания угадываются. А нужно, чтобы люди служили не только верой, но и правдой, что значительно сложнее.

– В процессе последней думской кампании в России впервые была применена практика партийных праймериз. Ваша оценка результатов этого нововведения в целом и в случае с вашей фракциеи, в частности.

– У других политический партий праймариз, как я понимаю, не проводились. Но проведение их вообще можно считать свидетельством реального возникновения политической партии. В разных субъектах Федерации они складывались по-разному, но в большинстве случаев федеральное руководство очень чутко относилось к тому, где и как за кого проголосовали.

Сейчас реально возникает партия – не просто машина для голосования, а представительство интересов класса. И это хорошо, потому что возникает ситуация, когда федеральное руководство должно считаться с мнением партийной организации. Это важно.

– Какими будут эти думские выборы по числу правонарушений в предвыборный период?

–У Владимира Ильича Ленина был такой метод, назывался он: «формулировка ключевого противоречия момента» – очень важная вещь! «Ключевое противоречие момента» – несовпадение стратегических и тактических, сиюминутных интересов власти. Например, с точки зрения стратегических интересов, коррупция – бесспорное зло, которое ставит под угрозу будущее развития страны. С другой стороны, люди, которые находятся у власти, за последние 15–17 лет уже поняли, что ни в одной стране мира они как представители власти не нужны. Поэтому он связывают своё будущее с Россией. Говорят, что власть смыкается с крупным капиталом – это не так. Она с ним борется и продемонстрировала это на примере семибанкирщины, а затем на примере крупных нефтяных компаний. И власть одержала победу.

В интересах федеральной власти – чтобы выборы прошли честно. Именно для этого Путин назначил Чурова на пост председателя ЦИК. Чуров занимается преодолением сопротивления на местах. Он говорит: «Закончили счёт – и сразу сбросили в Сеть». Чтобы исключить приезды из участковой комиссии в районную и дальше со словами: «Ой, вы знаете, я там ошибся…» Более того, Чуров поставил вопрос о наказании (пока административном) председателей ряда участковых комиссий. То, что делает ЦИК, – это политические действия Чурова по политической воле Путина. Путину очень важно, чтобы не было ни малейших сомнений в легитимности этих выборов. Неслучайно, когда Путин выступал на съезде, он сказал, что выборы будут честными, – и сидевшие в зале, особенно имеющие отношение к этому процессу, его посыл правильно поняли. Я видел, как некоторые поёжились.

– Вашими избирателями по одномандатному округу одно время были «русские» израильтяне. Расскажите о той кампании, о своем общении с израильскими избирателми.

– (Смеётся) Это была тяжелейшая часть моей работы. Я летал в Израиль раз в квартал – не один год, не два, не три… Когда я первый раз туда прилетел, первый приём был в консульстве. Собралась очередь. И я почувствовал себя снова в Советском Союзе, после того как услышал фразу «Вы здесь не стояли, гражданочка». При входе стояли немолодые люди и говорили, что могут легко решить со мной вопрос за небольшую сумму – 30 шекелей… У меня приёмы были там мучительные. Я вёл их по 10–12 часов, собирались люди со всего Израиля. Был и такой момент – я прилетел, а через два дня началась война с Ираком. Я жил в гостинице; мне выдали противогаз. Я летел туда в абсолютно пустом самолёте, обратно самолёт летел уже полным. Но кто-то мог улететь, а кто-то нет, и вот я ездил по всему Израилю и вёл приёмы. Это наши граждане, этим всё сказано. Нам говорят: там всего 70 тысяч граждан. А если бы был всего один гражданин? Вот уже четыре года эта часть округа передана другому депутату, и работу забросили… Кстати, до сих пор люди звонят, до сих пор много их приезжает сюда во время летних отпусков… Летом приходят в основном израильтяне.

– В Центральный округ Москвы входят ряд религиозных учреждений, в том числе синагоги. Сотрудничаете ли вы с местными национальными общинами? Каково ваше отношение к колоссальному росту национализма в обществе?

– Иногда приходят с конкретными просьбами: «Помогите национальным театрам!» – и я обращаюсь. Очень болезненно отношусь к любым формам национализма и реагирую жёстко. Я считаю, что нет ничего более опасного для нашей страны, чем национализм, особенно – русский национализм. В итоге именно он и добил Советский Союз.

В свое время татары составляли основу жилищного хозяйства у меня в районе. В ЖЭКах работали татары. Оргнабор, слово «лимитчики» тогда и возникло. А когда появились первые вьетнамцы? Когда на ЗИЛе не стали работать даже русские из ближайших областей, только что из Сибири не возили. Поэтому я предложил подумать, что может произойти, если во время снегопада таджики проведут «Таджикский марш»… или просто забастовку. Причём мы тут не исключение. Что, во Франции не реагировали на приезд алжирцев, в Германии – на турков и югославов, а в Греции – на албанцев? Нужно переболеть. На прошлых выборах я дебатировал на этот предмет, в том числе и со сторонниками господина Рогозина (тогда, помните, был «Русский марш»?). Вообще, национализм – это коллективный комплекс неполноценности. На очередную встречу я пригласил выходцев из Таджикистана, и обратился к аудитории. Нужно не бояться эти вопросы перед аудиторией ставить и не пытаться уловить настроение аудитории и ему подыграть. Я иногда даже провоцирую вопрос, смотрю на реакцию аудитории. Начинают опять: эти понаехали тут… Потом спрашиваю: а у кого внуки работают в городском хозяйстве? Был ли хоть один случай, чтобы москвич пришёл на стройку устраиваться, не в банк, не менеджером, не риэлтером, а на стройку? И чтобы его бы не приняли работать за те деньги, что платят приезжим?

– 14 лет назад, в октябре, произошел конфликт между Президентом и Верховным Советом РФ. Тогда вы пытались достичь компромисса и фактически встали на сторону парламента. Сегодня нам снова пророчат переход от президентской республики к парламентской. Возможен ли на этой почве очередной вооруженный конфликт?

– Конечно, невозможен. Как говорил Владимир Ильич Ленин, движущие силы совершенно не те. Вот если бы Путин возглавил Думу – это бы очень сильно повысило её авторитет. Это повлекло бы массу последствий. Например, я не думаю, что Дума продолжила бы демонстрировать городу и миру полупустой зал и депутатов, бегающих, как тараканы, нажимающих кнопки за коллег. Общий уровень культуры в Думе, самоуважение, без которого не бывает уважения, выросли бы вслед за этим. Я считаю очень важным, чтобы СМИ, не из-под палки, а из искренней убеждённости помогали формировать в стране авторитет парламента, законодательной и представительной власти.



Мебельный салон в уфе магазины мебели в уфе.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.