Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  План Путина: за и против «

План Путина: за и против

«План Путина» стал обретать все более ясные очертания. Российские и зарубежные эксперты неоднозначно восприняли решение президента возглавить федеральный список «Единой России»

Сергей Марков, Институт политических исследований:

– Согласие Владимира Путина возглавить избирательный список «Единой России» еще не означает перехода нашей страны от президентской республики к парламентской. По Конституции Россия остается президентской республикой, хотя, конечно, роль парламента будет возрастать. Мы все больше приближаемся к французской модели политического устройства, при которой парламент играет очень значительную роль во время назначения премьер-министра. По сути дела, в нашей стране сейчас идет формирование принципиально новой политической системы – это так называемая система доминантной партии. Такая система выстроена, например, в Японии: там правит уже много лет Либерально-демократическая партия. Такая же система построена в Швеции, где у власти на протяжении многих избирательных циклов лидирует Социал-демократическая рабочая партия. Эти партии, находясь у власти на протяжении десятилетий, привели свои страны к небывалому процветанию. Это же задание получила и «Единая Россия». Я думаю, что на роль следующего президента подходят все ключевые лидеры из команды Владимира Путина: нынешний премьер-министр, оба первых вице-премьера, министр регионального развития Дмитрий Козак и др. С каждым из них он бы мог сработаться и дальше вне зависимости от того, какую роль для себя выберет: премьер-министра или лидера партии.

Глеб Павловский, Фонд эффективной политики:

– Никакой речи о «перетекании» президентской республики в парламентскую у нас пока не идет. Но в нашей стране, определенно, наступает новый этап демократизации. Мы отходим от принципа, в соответствии с которым центр принятия решений… был в Кремле. Теперь у нас вне Кремля появляется равный ему центр влияния – парламентское большинство со своим ярким лидером. У нас будет сильный президент, который будет иметь дело с сильным лидером партии. Владимиру Путину предстоит осваивать новую, очень важную для страны роль: роль лидера общества, у которого в руках находится такой могучий инструмент влияния, как партия парламентского большинства. И с этой точки зрения я считаю, что для него было бы понижением как переход на должность премьера, так и возвращение в президентское кресло.

Владимир Жарихин, политолог:

– Это сильный ход, который сильно поменяет возможные расклады между партиями. Не исключено, что «Единая Россия» в этой ситуации получит большинство мест в Госдуме. Это сильный и неожиданный ход президента. Сколько ни рассуждали после назначения Виктора Зубкова политологи, в том числе и я, а вот такого хода никто не предсказывал. В результате из тех партий, которые имеют шансы пройти в Госдуму, серьезные проблемы могут возникнуть у «Справедливой России». Очень трудно им будет говорить, что они тоже партия президента, когда президент в другом списке.

L'Union (Франция):

«Путин объединит пост президента и главы правительства. В принципе, он уже это делает. Это великое искусство, которое показывает, насколько глава Кремля заблокировал политическую систему в России. После «Путина I» и «Путина II» теперь срочно требуется «Путин III».

Валерий Хомяков, Совет по национальной стратегии:

– По Конституции наша страна была и остается президентской республикой, если «Единая Россия» не начнет менять Основной Закон. Но роль парламента в будущем, очевидно, у нас возрастет – при условии, что Владимир Путин останется надолго лидером «Единой России». Кстати, теперь все остальные политические организации, рассчитывающие попасть в парламент, должны будут активизировать партийное строительство: им всем теперь нужно что-то придумать, чтобы сохраниться при резко усилившейся «Единой России». Серьезный урон понесла «Справедливая Россия», руководители которой себя позиционировали как соратники президента. А на роль нового президента, на мой взгляд, идеально подошел бы нынешний премьер-министр Виктор Зубков. Лично я сомневаюсь в том, что Владимир Путин согласится стать премьер-министром. Руководитель правительства – человек, назначаемый и увольняемый президентом. Зачем Владимиру Путину попадать от кого бы то ни было в зависимость? Но, с другой стороны, «Единая Россия» может внести поправки в Закон о правительстве: например, принять решение, что премьер-министр назначается и увольняется только с согласия партии, набравшей большинство голосов на выборах.

Вячеслав Никонов, Президент фонда «Политика»:

– Заявление Владимира Путина о готовности возглавить список партии «Единая Россия» на выборах в Госдуму пятого созыва кардинально меняет предвыборный расклад. Оно, безусловно, облегчает жизнь партии на выборах. Не исключаю, что в этом случае «Единая Россия» может замахнуться и на две трети мест в будущем парламенте, чего не было бы, не возглавь Путин этот список. Решение Путина создает большие проблемы для всех оппонентов «Единой России». В этом случае шансы на прохождение в Госдуму сохраняются достаточно серьезные только у коммунистов. Скорее всего, «Справедливой России» и ЛДПР будет очень сложно преодолеть 7-процентный барьер.

Tages-Anzeiger(Швейцария):

«Результаты парламентских и президентских выборов сегодня фактически предрешены. Людям всё равно, президент Путин или премьер: они знают, что власть там, где он. С этим сценарием Владимир Путин одним ударом решает все проблемы: правящая партия с его именем на выборных плакатах добивается победы, Путин остается там же, где был, – у власти. Для этого даже не нужно менять государственную систему: Путин – сам себе система. К тому же у должности премьера есть одно милое преимущество: время пребывания на нем не ограничено».

La Repubblica (Италия):

«Туман начинает рассеиваться. Понемногу вырисовывается план, как Владимир Путин после истечения срока своих полномочий в марте 2008 года намерен остаться у власти. Не все европейцы боятся Путина – для некоторых страшнее, если он уйдет. Учитывая невероятную популярность Путина, партия «Единая Россия» может собрать на выборах две трети голосов. Так может возникнуть новая массовая партия, государственная партия, которая знакома нам из прошлого столетия – времен тоталитаризма».

Frankfurter Rundschau(Германия):

«Какой шахматный ход! Позавидовать ему должен бы и самый непримиримый противник Гарри Каспаров. Выборный сценарий готов: Путин будет избран в парламент и станет главой правительства. Итак, на Востоке с марта 2008 года не ожидается ничего нового».

Борис Макаренко, первый заместитель гендиректора Центра политических технологий:

– Политический строй России, безусловно, изменится, вне зависимости от того, какой именно пост займет Путин после выборов; он может стать и премьер-министром, и лидером большинства в парламенте. И тот, и другой пост на самом деле очень важны и дают серьезные прерогативы. Но вопрос другой: а каким станет этот строй в 2012 году? Уйдет избранный в 2008-м президент. Его сменит кто? Если допустить, что Путин вернется в 2012 году, значит, и республика опять вернется в президентское состояние. В любом случае у нас получается система, в которой будет два человека на высоких государственных постах, очень мощные. Президент мощный, потому что у него всенародное избрание и высокая легитимность, Путин – мощный, потому что он Путин и потому что он станет либо премьером, либо лидером большинства. Однако такое состояние, как правило, нестабильно. И с этой нестабильностью научились справляться традиционные премьер-президентские республики, как, например, французы или финны.

Кто подходит на роль «порядочного, дееспособного эффективного» сменщика, сказать трудно. Но сейчас уже гораздо менее существенно, насколько раскручен следующий президент, раз Путин собирается возглавить правительство.

Дмитрий Орешкин, Ведущий научный сотрудник Института географии РАН:

– Уже складывается некая новая система с понятной ориентацией на то, что Владимир Путин возвращается. На съезде «Единой России» вперед был двинут «главный калибр», потому что популярность президента сомнений не вызывает. И такой ход точно поможет «ЕР». Сейчас главная стратегическая задача, которая решается, – это «уйти, чтобы остаться». Один из вариантов, наиболее популярных, обсуждавшийся довольно давно, – это уход президента в премьеры. Правда, это подразумевает перекрой Конституции, потому что у нас республика президентская, а не парламентская. Именно поэтому, по-видимому, необходимо иметь парламентское конституционное большинство в Госдуме. Может быть, Путин перенесет центр силы из Кремля в Белый дом и сам туда уйдет. А в Кремле появится избранный уважаемый президент. Все же реальные ресурсы Путин может забрать с собой в правительство и оттуда управлять страной. Путин – настолько тонкий и аккуратный политик, что оставляет всегда непредсказуемость в своих действиях.

Financial Times Deutschland (Германия):

«Сделка, заключенная Путиным с его ближайшими единомышленниками, имеет высокий риск и для него самого. Он исходит из того, что все участники будут следовать договоренностям… Но если марионетки вдруг оживут, то ситуация в Москве может оказаться не только нестабильной, но и опасной».

Илья Константинов, политолог:

– Безусловно, согласие Владимира Путина усилит позиции «Единой России» на выборах в Госдуму. И не просто усилит, а сделает возможным для «единороссов» получить 2/3 голосов избирателей. Я думаю, что позиции всех остальных партий будут соответствующим образом скорректированы. Но это не значит, что у нас будет однопартийный парламент. Это значит, что у нас будет парламент, в котором есть мощная правящая партия (наподобие либерально-демократической партии в Японии) и две-три партии, оппозиционные в той или иной степени, но при этом не способные решающим образом повлиять на принимаемые решения. Это очень серьезный шаг по направлению к превращению России в парламентскую республику, и поэтому я его приветствую.

The Times (Великобритания):

«Властные амбиции Владимира Путина ослабляют демократию в России. Следствием этого может стать инверсия властных отношений между президентом и премьер-министром, что подчеркивает слабость российской демократии и российской конституции, которые прогибаются под доминирующей фигурой Путина».

New York Times (США):

«Путин всё время говорил, что его цель – это современная сильная Россия, которая пользуется международным уважением. Сегодняшняя резкая политическая манипуляция вызывает противоположный эффект, она ослабляет Россию в глазах мирового сообщества и, возможно, в глазах ее граждан. Если единственной причиной для него является желание остаться у власти, то он показывает, что важна не институция, а человек, который ей манипулирует. Однако это не то, в чем сейчас нуждается Россия».

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР

– Единственное спасение для «Единой России» – спрятаться за спину президента. Только мощный допинг в лице Путина позволит «Единой России» победить на выборах. Теперь они смогут получить около 40 %».

Марк Урнов, председатель Фонда аналитических программ «Экспертиза»:

– Я позволю себе воздержаться от восторгов. Потому что, во-первых, для меня демократия – это не власть большинства, а правила, обеспечивающие политическую конкуренцию. В наших условиях, когда есть избирательные законы, когда могут прийти два человека, проголосовать, и этого будет достаточно, когда есть фантастически высокий по характеру распределения наших симпатий политических барьер прохождения в Думу, отсекающий огромное количество всякого рода не очень больших и маленьких групп интересов, и соответственно партий, когда есть фантастически мощное использование административного ресурса, когда есть строжайший госконтроль над электронными СМИ, которые делают популярность – вот в этих условиях – что у нас парламентская республика, что у нас президентская республика, что у нас монархия, - это никакого отношения к эффективной политической конкуренции не имеет. Это другое. Куда мы идем? Мы идем в сторону, формально, видимо, японскую, мексиканскую, когда существует доминантная партия, во главе которой лидер и которая просто не пускает никого близко к большинству. Этот лидер может быть несменяем, он не нуждается в поддержке масс, как нуждается президент, – ну, лидер и лидер. Люди голосуют за партию, а лидер может оставаться вечно. Точно так же, как Канцлер в Германии может не проходить утверждения большинством народа – по факту будут голосовать за партию, и он будет премьером. Это способ, на самом деле, вывести фигуру Путину из голосования на многие и многие годы, – если пойдет по этому сценарию (может, повторю, еще и не пойти). А может пойти.


The Times (Великобритания):

«Путин – успешный лидер. Не так давно Россию списывали со счетов. Москва походила на Берлин времен конца Веймарской республики… Так почему же успешный президент должен быть ограничен конституционными формальностями? В некоторых бывших советских республиках прошли референдумы, которые позволили главам государств остаться у власти. Путину не следует слушать упреков европейцев и американцев, поскольку на Западе в порядке вещей «политические династии». Конечно, его [Путина] режим небезгрешен, но ему приходилось иметь дело с ужасной террористической угрозой. Никакое правительство в таких условиях не может остаться совершенно чистым».


Сергей Комарицын, политолог:

– Данное решение означает серьезный политической поворот в развитии нашей страны. Серьезным игроком остается только «Единая Россия». Теперь мы отчетливо видим, что старая нормальная политологическая идея полуторапартийной системы, как в Японии, видимо, победила. Больше не будет серьезной «Справедливой России», борющейся с КПРФ, а будут равнозначные партии в ряду остальных новых парламентских партий, куда также войдет ЛДПР.

Думаю, что это политический крах Миронова. С абсолютной уверенностью теперь можно сказать, что Сергей Михайлович потерял очень многое – и психологически, и политически. И он может прямо сейчас снимать свои плакаты о том, что «Справедливая Россия» – это партия Путина. «Единая Россия» теперь может рассчитывать не на ту установку, которую они себе ставили – 50 % плюс один голос, а на подавляющее большинство голосов в Государственной Думе. Они теперь могут рассчитывать на реальный контрольный пакет. То есть они вне всяких сомнений получат конституционное большинство. Такой ход президента означает, что Владимир Владимирович сделал свой политический выбор и определил свою политическую судьбу на несколько лет вперед. И еще – в предвыборный отпуск президент уходить не обязан, в законе такого положения нет.

Алексей Чадаев, член Общественной палаты:

– У меня есть ощущение, что конечно, большинство населения нашей страны состоит из людей, которые больше, чем сам Путин хотят, чтобы Путин остался. Это первый тезис. Второй тезис: собственно, главной задачей всего этого процесса, того, что началось, как раз и является то, чтобы этот транзит власти 2007-2008 года прошел как угодно, но без нарушения Конституции. Это объявлено публично, это признается как главная ценность. То есть ни менять Конституцию, ни нарушать ее никто не собирается. Нарушается не столько буква, сколько некий смысл, некий дух закона. Что посидел два срока, и все, и хватит. Но, честно говоря, здесь я уже по самому большому счету спрашиваю: а что, мнение сегодняшнего населения России имеет меньшее значение, чем мнение населения России образца 1993 года на референдуме по Конституции?

Frankfurter Allgemeine (Германия):

«Возможен ли Кремль без Путина? Нет, уж лучше несовершенная Россия с Путиным, чем его преемник, который станет марионеткой в руках невидимого кукловода».


По материалам российских и зарубежных СМИ



Держи ссылку на Акушерско гинекологический анамнез ginekol.com.
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.