Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Андрей Звягинцев покорил Ереван «

Андрей Звягинцев покорил Ереван

Этим летом в столице Армении, в Ереване, в рамках 4-ого международного кинофестиваля "Золотой Абрикос" была показана картина Андрея Звягинцева "Изгнание", которая получила до этого премию в Каннах. Наш ереванский корреспондент Армине Агаронян встретилась и побеседовала с режиссером.


Армине Агаронян: -До ознакомления со сценарием к фильму "Изгнание" были ли Вы знакомы с другими произведениями армянских авторов ?

Андрей Звягинцев: -Ну, пожалуй, я знаком, так скажем, с классическим набором школьной программы произведений Сарояна: " В горах мое сердце", "Эй кто-нибудь", ну и так далее.

А.А.: -С Вашего мастер-класса мне стало ясно, что Вы в первые в Армении; насколько она Вас заинтересовала, возникли ли какие-нибудь мысли снять, что-нибудь в Армении?

А.З.: -Дело не в месте, дело в истории, которая может развиваться где угодно, и меня волнуют универсальные темы, и не важно где они происходят. От того, что я посетил Армению, вдруг решить, что я хочу снять, что-нибудь здесь? Выбор места у меня происходит следующим образом, сперва я нахожу материал, который меня волнует, и который я хотел бы реализовать, и отталкиваясь от материала, я начинаю искать место для съемок. Во всяком случае, так было и с "Возвращением", и с "Изгнанием" и я не думаю, что я изменю этому принципу.

А.А.: -Как мне известно, съемки фильма проходили в России, Молдавии, во Франции, в Бельгии, а возникала ли идея провести часть съемок в Армении?

А.З.: -Нет, идеи такой не возникало, съемки проходили как вы уже сказали в Молдавии, в Москве мы снимали только в павильоне, все основные 2 с половиной месяца мы снимали в Молдавии.
Это все натура, городская часть - это Франция и Бельгия, северные индустриальные районы, это Шарлируа в Бельгии, и во Франции Туркуон Губен.
Мы чудом нашли эти места, мы долго искали, месяцев 7 мы потратили на то, чтобы найти эти места, и это стоило того. Мы объездили всю Европу, в поисках чего то такого, о чём нельзя было сказать с точностью, с уверенностью, где это собственно происходит.
Нам нужно было найти индустриальный город, такой каменный мешок, лишенный жизни, растительности, такое некое постиндустриальное чудовище, с архитектурой 1910-20-ых годов, и кто-то посоветовал, городок Рубе на севере Франции. Это оказалось именно тем, что мы искали.
Изначально нужно было осуществить бегство от идентификации, от языка уйти не возможно, понятно, что актеры должны на каком-то языке говорить, поэтому это был русский, потому что он близкий, родной, я понимаю о чем я говорю с актерами.
Хотя актриса у нас была шведка, ни слова не понимающая по русски, но она молодчина, она справилась, финальный пятиминутный монолог она выучила наизусть, и без суфлера, без всяких подсказок одним куском сыграла его.
И так как бегство от всего армянского осуществлялось по всем направлениям, то мне даже и в голову не пришло обратиться к этим территориям, к этим местам, я имею ввиду Армению, потому что я понимал, что нужно осуществлять уход от любого упоминания места.

А.А.: -С актером Константином Лавровом Вы работали и в предыдущем фильме, а вот что именно заинтересовало Вас в Марине Боневи и Вы ее пригласили сняться в фильме?

А.З.: -Когда нами рассматривалась идея о запуске этого проекта, я оказался на фестивале операторского искусства в Польше, в Лооте, куда мы повезли "Возвращение", и там, однажды вечером, я пришел в зал посмотреть норвежский фильм. Я тогда не знал, что он норвежский, узнал я об этом позже, потому что в первое время я был уверен, что Мария Боневи - это француженка. Я вошел, где-то на середине фильма, и увидел ее лицо, я сразу понял, что это что-то - это новое событие, это был фильм Ягина Какойте, самый дорогой многобюджетный проект в существовании норвежской киноиндустрии.
О том, что она шведка по рождению, живет и работает в Стокгольме, в "Шведском Королевском Театре" и ученица Бергмана, я узнал позже, зимой, когда мы были в процессе, мы нашли натуру, и уже искали актеров, нас пригласили в Швецию, в Стокгольм, где нам вручали премию шведского киноинститута за фильм "Возвращения".
В Стокгольме, во время церемонии вручения наград, она оказалась сидящей рядом со мной и, я понял, что это судьба и, что надо с ней заговорить, и я сказал, что я с удовольствием работал бы с ней, на что она ответила согласием.
Тогда у меня был замысел другого проекта, и я говорил с ней не об "Изгнании". По возвращении в Москву, еще месяца два - три продолжались поиски актеров. В частности, я никак не мог найти исполнительницу главной роли в фильме.
Меня часто упрекают, что у нас в России, в такой огромной стране, и не смочь найти актрису, но однако же так получилось. Я предложил продюсеру Лесневскому пригласить ее и он сказал: "почему бы и нет, а давай попросим ее, пусть она выучит русский".Я тогда скептически отнесся к этому, но в конце концов он настоял на этом, и мы ее пригласили на пробы, она прошла пробы и это было блестяще, то что она сделала это было поразительно.

А.А.: -Как проходил выбор музыки к фильму?

А.З.: -На фильме "Возвращение" мы познакомились и работали с Андреем Дергачевым, который, не будучи профессиональным музыкантом, проделал такую работу, что мы продолжили сотрудничество и на "Изгнание" он еще был и звукорежиссером. Он очень талантливый человек , у него "уши слышат", он написал наверное 40 эскизов к этой картине, и только один трек подошел к ней.
У нас были долгие мучения с Арвопяртом, я понимал, что эта музыка прекрасна, и что она подходит, но она уже была использована Гассом Вансентом в фильме "Джери" и вот у меня были такие мучения, стоит не стоит, в конце- концов победило то, что эта музыка просто нужна была там и последний трек это опять же Арвапярт -это "Покаянный канон".
Я вообще сторонник того, что живой звук это не всегда хорошо, во всяком случае, в фильме "Возвращение" практически весь звук был создан из ничего, он не является прямым звуком с площадки.
Теория такая: когда ты снимаешь какой-то объект, ведь ты все создаешь перед камерой, ты создаешь мизансцену, ты убираешь или добавляешь сюда какой-то свет, ты создаешь среду и фактуру того, что ты снимаешь, тоже самое должно относится и к звуку, он не может быть случайный, он не может быть взятым сейчас, в эту минуту, именно отсюда, в эту секунду времени из этого плана, он должен быть заново воссоздан.

А.А.: -Как по-вашему актер должен проживать жизнь своего героя ?

А.З.: -Как можно это прожить, если ты сегодня играешь финал, а завтра начало? Актер в первую очередь должен быть правдивым, он должен быть подлинным, вот главное условие. Зритель должен верить ему, проживает ли он при этом, или нет, не знаю. Человек проживает свою жизнь. По мне так: актер вдохновляется идеей, которая лежит за его персонажем или текстом, или характером, я сейчас говорю и о театральных актерах, и о кино актерах, и существует и играет в этой роли.

А.А.: -А какое на ваш взгляд должно быть современное кино, и каким концепциям оно должно следовать?

А.З.: -Мне трудно судить какие представления на Западе, я не интересуюсь тем, что там происходит в отношении моих фильмов, и я не читаю прессу, что пишут о кино.
Я решил прочитать после "Возвращения", после Венеции, и у меня было ощущение, что у меня крылья не просто сложились, а - отсохли.
Я говорю про нашу российскую критику, которая обрушилась на "Возвращение", я просто недоумевал как так можно смотреть фильм и не видеть его.
Я не знаю, что происходит на Западе, и как он воспринимает фильмы: это все мне кажется таким мифом.
Есть одна страна, кинематограф, и ее территории, границы нигде не лежат, где бы человек не жил, и в какой бы культуре он сам не обитал, если он воспринимает, то что я делаю, значит он гражданин моей страны. А вот эти все разделения и разговоры о политике на фестивалях, я не знаю, так это, или нет.

А.А.: -Каковы ваши дальнейшие планы, я читала, что у вас есть мысли по поводу Кортасара и Томаса Мана, насколько вы приблизились к их осуществлению?

А.З.: -Что касается Кортасара и Томаса Мана, то я недавно рассуждал по этому поводу с Димой Лесневским и предложил ему это прочесть..
У Бродского есть такое стихотворение "Посвящается Ялте". Это поэма, и у меня была такая идея сделать эту вещь, но пока не понятно, как к ней подступиться, и как ее реализовать.

А.А.: -Возвращаясь к "Изгнанию"; само произведение Сарояна это некое ретро, насколько вы его приблизили к современности, какие временные грани в нем есть?

А.З.: После прочтения сценария мне сразу стало понятно, что в ретро здесь играть не следует, потому что ретро вообще создание другой временной среды, отдаленной от нас, и есть риск превратить все в ряженных, люди в котелках, или там платье 19 века, но ты видишь, что все это не подлинное, это очень сложно создать подлинную среду, это удалось Тарковскому в "Андрее Рублеве", пожалуй это один из самых уникальных примеров абсолютной подлинности среды.
И потом я не видел причин, по которой следовало играть в ретро. Котелки, паровоз, Фрезно, вся та среда, которая есть это было сразу понятно, что это не Фрезно, не Сан-Франциско, не армянский язык (в повести Сарояна я имею ввиду). И было очевидно, что нужно выносить сюда, в это время, и в это пространство, и при этом время, однако же стереть, так расположить их в пространстве и во времени, чтобы было трудно сказать, где это происходит, в какое это собственно время, и мне кажется задача все-таки удалась.

А.А.: -Вас часто сравнивают с Тарковским как вы к этому относитесь ?

А.З.: -Это такие какие-то внешние признаки, поверхностные рассуждения, мне кажется исходящие исключительно из формы, может быть темпа, ритма, действия фильма, они как то может быть схожи, может быть в этом дело - внешние признаки. По внешним признакам люди почто все схожи, близки друг к другу.

А.А.: - Профессия режиссера по сути это некая деспотичная профессия, вот считаете ли вы себя таковым?

А.З.: -Нет, режиссер - это просто руководитель, полководец, и если он не будет твердым и жестким, то полк просто проиграет сражение , так же и здесь какая-то твердость нужна в отстаивании своей точки зрения, в требованиях к администрации, ко всем исполнителям, того что задумано общими усилиями, и не более того.
Все эти мультики, вот " Фильм, фильм, фильм" это все пародия, на самом деле. Не знаю, говорят, что есть деспоты, такие страшные монстры, которых боятся, у всех поджилки трясутся, когда они появляются на площадке, но я не вижу в этом необходимости, не нахожу в этом ни удовольствия , ни цели, ни смысла, ничего, мне это не органично.

А.А.: - В сети я читала, что фильм ваш открывал российскую программу в рамках 29-ого Московского международного кинофестиваля, но в Москве его еще в большом прокате не было, что вы ожидаете от российского зрителя?

А.З.: - Да, фильм открывал российскую программу в рамках кинофестиваля. Показ на широком экране, в Москве, намечен на 3-е октября, и это, конечно же, важно, потому как я жду когда фильм наконец увидят зрители, а не критики, так как критики уже увидели, и я увидел критиков, теперь жду, что будет со зрителями, когда они увидят.

А.А.: - Чем для вас является участие в "Золотом Абрикосе"?

А.З.: - Если честно, то для меня было очевидно, что фильм обязательно должен был быть показан в Ереване, это просто задача номер один.
Ереван - это обязательное место демонстрации фильма, в рамках фестиваля или в прокате, это не имело значения, и когда поступило предложение, то я сказал продюсеру, что нужно мне там обязательно побывать, потому что вы понимаете, что это Сароян, это Артем Мелкумян, и поэтому мне казалось это важно.
Признаюсь честно, с недавних пор меня не интересует, куда попадают фильмы, на какой фестиваль, конкурс не конкурс, этим занимаются дистрибьюторы, у них своя стратегия, тактика, своя политика, и поэтому я не влезаю.
Количество статуэток, которые будут накапливаться на шкафах, ничего не меняют, я это понял после "Возвращения", так что для меня это все равно, главное, что фильм видит зритель, и не важно где это, в Ереване, в Москве, в Новосибирске, во Владивостоке, или в Цхиньяне.
Везде люди, и везде они нуждаются в просмотре кино, и если им везет, то они смотрят хорошее кино.

Армине Агаронян
специально для "Международной Еврейской газеты"



hp latex 370
Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.