Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Забыть Ходорковского «

Забыть Ходорковского

Самое неприятное слово в современном политическом лексиконе России – аббревиатура ЮКОС. Произнесите его в аудитории из более чем пяти человек, если это не торги по распродаже имущества компании в ходе банкротства. Попробуйте пообсуждать по прошествии нескольких лет после начала кампании против Ходорковского, Лебедева и их подчиненных, что именно произошло и что из этого следует. Попробуйте вспомнить, какое именно мнение вы высказывали на этот счет четыре года назад и что изменилось в нем сейчас. Вам немедленно станет неуютно, как и мне, как и большинству читателей. Не скажу ничего нового, сообщив то, что и так известно всем тем, кто в 2003 году говорил о том, что происходит, с опасениями. Они подтвердились – дело ЮКОСа давно проиграно в большинстве смыслов, и не существует и малейших возможностей выиграть его так, как представлялось необходимым три года назад. Надо уметь проигрывать, и сказать это несложно. Важно лишь не забывать, кто и в какую игру играл.

Психологическое состояние той части общества, которая еще несколько месяцев назад сохраняла остатки малооправданного, хотя и вполне уважаемого оптимизма по поводу реальных итогов судебных тяжб и переговоров вокруг опальной компании, можно с оговорками сравнить с настроениями белой эмиграции за пределами России в 1932 году. Уже нет сомнений, что последнего триумфального похода за монархию и отечество не будет никогда (те, кто продолжал верить, еще раз обманывались в РОА в 40-х). Нет ни малейших подозрений в том, что население красной России происходящее не устраивает до степени, чтобы поддержать идеи реставрации или возврата к той или иной ранее предполагавшейся форме госустройства. Наконец, до идей справедливости, как ее понимали политэмигранты, слишком мало дела было и в России, и в Европе. С СССР актуально было торговать – это был отличный бизнес. Это, разумеется, анекдот: так же смешно проводить аналогии между сломавшим спину и набившим шишку.

Тем более анекдотично видеть, что реакция самых разных представителей лагеря защитников ЮКОСа на происходящее мало чем отличается по форме от реакции политэмигрантов 20-х годов.

Восемьдесят лет спустя новоявленным «белогвардейцам» (а точнее, просто людям либеральных – как в те года консервативных – политических взглядов, в большинстве своем далеким от какой-либо политической борьбы) практически не угрожает физическая опасность, нужда, изгнание или даже потеря работы.

Им предстоит иное, гораздо более неприятное: постоянное неудобство, заноза в голове, растерянность – и что прикажете с этим делать? Как забыть о ЮКОСе?

Это ведь вовсе не рядовой эпизод периода первоначального накопления капитала, продолжающий или завершающий череду подобных дел. Продолжение судебных процессов вокруг ЮКОСа, почти не поменявших с 2004 года характерную стилистику, – подтверждение того, что и в российской власти прекрасно понимают: в политической культуре России 2007 года ЮКОС – слово практически неприличное, а точнее, стыдное.

Дело ЮКОСа – это явное исключение из общей практики действий государства во взаимоотношениях с бизнесом. Давление, оказанное небольшой частью исполнительной власти России при молчаливом содействии большей, на судебную ветвь власти, было беспрецедентно очевидным (не вижу никакой иной силы, заставившей бы Высший арбитражный суд посчитать законным иск ФНС к ЮКОСу, содержащий арифметические ошибки, сохранившиеся в обвинении и вердикте суда), исключительным (полагаю, подобных процессов, как по обвинению Ходорковского, Лебедева, Бахминой, в России не было со времен политических процессов 70-х) и противоречащим и прошлой, и последовавшей политической и судебной практике. Не один крупный чиновник или бизнесмен в беседах признавал в последующие годы, что дело ЮКОСа не следует рассматривать как тиражируемый прецедент – это исключение, вызванное стечением обстоятельств, и оно рассматривается властью именно так. Но именно в силу того, что известно, какой может быть реакция всей системы власти на политические угрозы такого рода, забыть о деле Ходорковского почти невозможно, как ни старайся.

Для этого следует прекратить хотя бы изредка задумываться, как будет выглядеть жизнь в стране в течение ближайшего десятилетия. «Чрезвычайные», с точки зрения действующей власти, обстоятельства, вызвавшие к жизни дело ЮКОСа и дальнейшее развитие событий в политической жизни страны и в корпоративном ландшафте, были неизбежны. Нельзя гарантировать, что аналогичные дела не появятся вновь, зато можно гарантировать, что число подобных угроз власти будет расти.

Будучи исключительным, дело ЮКОСа все же является логичным продолжением идеологии власти, реализуемой с 1999 года, а на деле – с 1996 года.

Забыть о Ходорковском на деле означает забыть, как работает власть в стране и сейчас. Можно попробовать, но могут напомнить – сейчас об этом активно напоминают аудиторам ЮКОСа из PwC.

Если не забывать – что с этим делать? Рационализировать поражение – самый разумный шаг. Но мне очень не нравится, как это происходит в большинстве случаев, ровно так же, как не нравятся и мемуары деятелей «белой эмиграции». Слишком много совпадений: иногда в рамках сразу одного текста видишь несколько аналогий тому, что приходится видеть и слышать в последнее время, тем более тяжелое время для оппонентов режиму Владимира Путина. Ведь режим на деле не является ни репрессивным, ни тоталитарным, ни «кровавым», ни даже грабительским для большинства граждан – это всего лишь власть, не более того.

Я не проводил специальных наблюдений, какой способ рационализации более популярен и какой менее, приведу лишь те, что заметны мне. В первую очередь, это попытки пересмотра всей новейшей истории страны в более удобном ключе, где мифологизированное дело ЮКОСа встает в череду мифов о своем же недавнем прошлом. Как правило, это радикальное упрощение: обыкновенным по нынешнему времени является признание ранее убежденным либералом преступности всего процесса построения новой экономической модели в стране в 90-х. Следования идее пересмотра итогов приватизации такое признание не требует, поскольку уже и большинству дураков видна практическая неосуществимость такого проекта.

Другая популярная модель – поиск позитивных моментов во всем происходящем вне зависимости от того, о чем идет речь, даже если оно следствие тех же процессов, что вызвали к жизни дело ЮКОСа: да, дело было грязное, но оно оздоровило страну, и именно после этого страна зацвела. Не менее популярна радикальная рационализация под лозунгом «чума на оба ваши дома»: любая политическая деятельность в стране объявляется грязным и априори не имеющим иной мотивации, кроме наживы, делом всех сторон, в ней участвующих, – посему поделом всем.

Наконец, популярна и романтическая идеализация 90-х: ах, как верно все было устроено в 1996 году, разве сравнить олигархов семибанкирщины с парой гоблинов – Сечиным и Устиновым?

Распространена и модель рационализации негативной: что бы ни происходило в стране, дело идет к упадку, к новой войне на Северном Кавказе, к новому 1998 году, к гражданским массовым конфликтам и бунтам, к диктатуре сталинского типа, к бойне и апокалипсису. Столь же экзотична, но нередка позиция «узкой специализации»: поскольку речь идет о сложных и неоднозначных процессах, бессмысленно давать какие-либо оценки ситуации в целом, истина и новые ростки свободы рождаются в частностях, нужно лишь возделывать свой сад, а морок пройдет, 2008 год уже близко, а там посмотрим, будет и 2012-й, и 2016-й.

Изменения в настроениях в сторону этих позиций часто совпадают по времени именно с изменением настроений вокруг дела ЮКОСА.

Право слово, каждый решает для себя сам, но создавать себе такие неврозы нет необходимости. Нет, изменять свое мнение и начинать ненавидеть Ельцина нет необходимости, как нет необходимости ненавидеть, как это было популярно в определенных кругах в 20-х, Николая II за то, что «потеряна великая Россия». Не стоит лезть в подшивки старых газет, разыскивая там подтверждения преступности Ходорковского, Гусинского и Березовского еще в 1986 году. Тем более смешно искать подтверждения правоты власти во всех ее начинаниях, раз уж рейтинг Путина так высок. Это напоминает поиск Васисуалием Лоханкиным «сермяжной правды» и православное «упрощенчество» того же времени, да и хорошая власть делает порой крупные ошибки.

Политика – столь же необходимое дело, как и 100 лет назад. 90-е, как и всякий период транформации, были донельзя противным временем, но не адом.

Убедительных признаков новой войны, а тем более гражданской, не больше, чем признаков конца света. Экономический рост и рост зарплаты – недостаточный повод для индульгенций власти: он обеспечивается нашей работой, а не мудрым управлением, и ДнепроГЭС строил отнюдь не товарищ Молотов.

Наконец, невозможно и полагать - «пересидим, устроимся, пройдет время, и все будет иначе». В условиях принципиального выбора «чума на оба дома», равно как и «что же мы можем сделать?», – это отказ от выбора, выход из игры.

Стоит напомнить, в какую игру мы (кто эти «мы» – дело личное, солидарность не равна коллективизму) начали играть в 2003 году. У нас есть проблема, она известна – незаконная политическая практика со стороны части властных структур. Нам необходимо, чтобы этого не было, а последствия того, что было, минимизировались. В части этой игры мы проигрываем, и чем больше мы стремимся уйти от этого, тем дальше мы от цели. И, замечу, во всем этом нет никакого героизма.

Не забывать о деле ЮКОСа и не пытаться сделать вид, что ничего не было – полагаю, это норма.

Наши бабки и деды не забыли, что на самом деле происходило в 30-х, а родители – в 70-х: полагаю, и нам не следует забывать и украшать ради собственного удобства красивыми мифами 2003 год.

Дмитрий Бутрин

Газета.ру



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.