Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Вице-премьер Авигдор Либерман «

Вице-премьер Авигдор Либерман

О присоединении возглавляемой Авигдором Либерманом партии “Наш дом – Израиль” к правительственной коалиции было объявлено (по крайней мере, ближайшими соратниками лидера НДИ) как о большой политической победе: и с точки зрения этой партии, и с точки зрения “русского” Израиля в целом. Близкие к А. Либерману СМИ рапортовали о "бархатной революции", "прорыве "русских" в израильский политический истеблишмент”… “В самой партии Либермана назначение их председателя вице-премьером воспринимают как крупную победу”, – рапортовал ведущий израильский русскоязычный интернет-сайт актуальной информации. Учитывая, что НДИ осталась в настоящее время единственной сколько-нибудь влиятельной “русской” политической силой в Израиле, не приходится удивляться тому, что комментарии русскоязычных средств массовой информации по поводу демарша А. Либермана были выдержаны почти исключительно в апологетическом ключе. Представляется, однако, что в большей части подобного рода откликов желаемое выдавалось за действительное. Скажу прямо: на мой взгляд, присоединение к правительству Э. Ольмерта стало очевидной капитуляцией и НДИ в целом, и лично А. Либермана.
Прежде всего ознакомимся с условиями коалиционного соглашения. Фракция, в состав которой входят 11 (из 120) депутатов парламента, присоединяется к правительственной коалиции, в которой состоят 67 парламентариев (29 – от фракции “Кадима”, 19 – от Партии труда, 12 – от сефардской религиозно-популистской партии ШАС и 7 – от Партии пенсионеров). До момента присоединения НДИ к коалиции в правительстве работали, не считая Э. Ольмерта и вынужденно ушедшего в отставку 22 августа с поста министра юстиции Хаима Рамона, 22 министра, т. е. в среднем один министр на трех членов коалиции. Исходя из этого усредненного показателя, “домовые” (так ласково называют себя многие депутаты и сторонники НДИ), имеющие 11 мандатов, могли рассчитывать примерно на четыре министерских портфеля – получили же они лишь один! Для сравнения: партию ШАС, получившую 12 мандатов, в правительстве представляют четыре министра, Партию пенсионеров, фракция которой насчитывает семь парламентариев, – два.
Можно было бы возразить, что портфель, переданный Авигдору Либерману, является настолько солидным, что стоит нескольких, неслучайно приближенные лидера НДИ победоносно заявляли о том, что, присоединяясь к правительству, он становится “вторым человеком в государстве”, т. е. первым после премьера. Подобное утверждение, однако, не выдерживает никакой критики. Да, Авигдору Либерману было дано почетное звание заместителя главы правительства, но заместителя, максимум, третьего, а то и шестого: первым вице-премьером и исполняющим обязанности главы правительства была и остается министр иностранных дел Ципи Ливни, вторым вице-премьером является патриарх израильской политики Шимон Перес. Авигдору Либерману была дана сравнительно малозначительная должность заместителя главы правительства: кроме него, это почетное звание носят еще три министра: Амир Перец, Шауль Мофаз и Эли Ишай. Но если все они возглавляют реально существующие министерства (соответственно: обороны; транспорта и промышленности; торговли), имеющие значительные бюджеты и влияние, то Авигдор Либерман стал вице-премьером фактически в ранге министра без портфеля. Должность “министра по стратегическим вопросам” в Израиле (как, наверное, и во всех остальных странах мира) в прошлом не существовала никогда, соответственно крайне расплывчато выглядит возможный круг полномочий человека, эту должность занявшего. Согласно пункту 1(а) коалиционного соглашения между “Кадимой” и НДИ, “Авигдор Либерман назначается… министром, действующим от имени министерства главы правительства и отвечающим за разработку и осуществление политики Государства Израиль в контексте стратегической угрозы существованию государства”. Таким образом, Авигдор Либерман был встроен в вертикаль власти, будучи в своих действиях свободен постольку, поскольку он действует “от имени министерства главы правительства”, никакого собственного министерства, которое он мог бы контролировать единолично, лидер НДИ не получил. Почетное звание заместителя главы правительства было дано лидеру Партии труда вместе с контролем над шестью министерствами (обороны, образования, сельского хозяйства, национальных инфраструктур, туризма, а также науки, культуры и спорта) и должностью министра без портфеля для Эйтана Кабеля; к этому же званию, полученному первым номером партии ШАС, прилагался контроль над двумя министерствами (промышленности и торговли, а также связи) и еще две должности “министров без портфеля”; под контроль НДИ не было передано ни одно реально существующее министерство.
Можно было бы предположить, что специально под Авигдора Либермана было создано новое суперведомство, которому будут переданы важнейшие полномочия других министерств, например обороны, иностранных дел и/или внутренней безопасности, что позволит министру по делам стратегии получить значительные полномочия. Факты, однако, неопровержимо свидетельствуют о несостоятельности и этой гипотезы: в коалиционном соглашении, подписанном 23 октября, говорится: “Свою деятельность… министр Либерман будет осуществлять посредством координации работы всех органов разведки и безопасности, занимающихся данным кругом вопросов; сказанное никоим образом не ущемляет полномочий других министров, возглавляющих вверенные им министерства”. Учитывая, например, что военная разведка (АМАН) является структурным подразделением армии, а ее глава подотчетен начальнику Генерального штаба (более того, в ряде случаев главы военной разведки впоследствии сами возглавляли Генштаб), который в свою очередь подотчетен министру обороны, сказанное в коалиционном соглашении недвусмысленно опровергает претензии А. Либермана именоваться “верховным менеджером разведок”.
Пункт 1(б) коалиционного соглашения гласит, что “министр Авигдор Либерман с помощью Совета национальной безопасности наладит корректный и упорядоченный процесс принятия решений по вопросам, имеющим отношение к стратегической угрозе Государству Израиль”. При этом “выработанные процедуральные предложения (я считаю важным обратить внимание на то, что речь идет о выработке лишь процедуральных предложений) будут вынесены на утверждение комиссии министров по вопросам обороны и внешней политики”, в которой А. Либерман будет лишь одним из многих членов и где его мнение совсем не будет решающим. Более того, тот факт, что никакого министерства под А. Либермана создаваться не будет, следует из пункта 1(е) коалиционного соглашения, в котором говорится, что “для осуществления министром Либерманом его функций в его распоряжение будет предоставлен надлежащий штат специалистов и сотрудников”. При этом упоминается “штатное расписание аппарата министра Либермана”, а не штатное расписание какого-либо министерства. Когда 26 октября популярная телеведущая А. Истошина обратила внимание Иосифа Шагала (четвертый номер в списке НДИ) на то, что “есть министр внутренней безопасности – он отвечает за полицию; есть министр обороны – он отвечает за армию; есть министерство главы правительства – оно отвечает за службы безопасности; у Либермана нет даже министерства…”, Й. Шагал предпочел блефовать: “А почему вы так уверены, что его у него нет?.. Договор подписан час двадцать минут назад… Потерпите, я думаю, буквально через два-три дня будет все известно. Я думаю, это моя точка зрения, что не может министр без кабинета быть вице-премьером правительства”. Прошло уже не два и не три дня, а более двух недель: никакого министерства для Авигдора Либермана так и не было создано.
Единственной структурой, ответственность за которую, согласно коалиционному соглашению, недвусмысленно передана НДИ, является Бюро по связям с евреями Восточной Европы, известное как “Натив”, о чем говорится в пункте 1(д) цитируемого документа; о передаче под контроль А. Либермана каких-либо других структур – силовых или гражданских – речь не идет. Можно, конечно, и практически разваленный “Натив” с крайне ограниченным бюджетом и штатным расписанием считать разведслужбой, что его сотрудники порой и любят по поводу и без повода делать, однако едва ли пост “верховного менеджера “Натива” может считаться достойным продолжением карьеры человека, бывшего в прошлом генеральным директором Министерства главы правительства, министром национальных инфраструктур и министром транспорта.
Капитуляция Авигдора Либермана отчетливо видна не только в свете крайне скромных достижений НДИ в дележке “пирога власти”, но и в сравнении с теми требованиями, которые изначально озвучивал лидер “домовых” в качестве условия своего вхождения в правительство. 4 сентября 2006 года – т. е. менее чем за два месяца до подписания коалиционного соглашения – Авигдор Либерман огласил свои условия по присоединению к коалиции Эхуда Ольмерта: 1) создать государственную следственную комиссию по войне в Ливане; 2) подписать обязательство по изменению системы власти в стране и переходу к президентской республике; 3) снять с повестки дня кабинета министров “программу консолидации”, предусматривавшую эвакуацию десятков тысяч поселенцев из тех или иных районов Западного берега (Иудеи и Самарии); 4) отказаться от эвакуации еврейских форпостов на контролируемых территориях, вне зависимости от того, насколько законно они были созданы; 5) принять закон о супружеских союзах – хотя бы для тех, кто не может жениться в существующих религиозных структурах (как известно, согласно принятому еще в 1953 году закону, вся сфера брачно-семейного законодательства была отнесена к исключительной компетенции религиозных институтов). Здесь напрашиваются как минимум два вопроса: что же из всего этого было реализовано? Какова в этом заслуга Авигдора Либермана?
Ответы на эти вопросы будут неутешительными для лидера НДИ. Государственной следственной комиссии по войне в Ливане, вопреки требованиям общественных деятелей с самых разных сторон, так и не было создано, и об этом в коалиционном соглашении не сказано ни слова. Законопроект о супружеских союзах не только еще не принят, но даже и не был представлен Кнессету, а посвященный этой теме четвертый пункт коалиционного соглашения сформулирован в совершенно не обязывающем тоне: “Как это отмечено в программе данного правительства, правительство разработает и будет добиваться принятия закона, решающего проблему регистрации браков для лиц, не имеющих в данный момент возможности зарегистрировать брак в Израиле”. Иными словами, речь заведомо не идет о возможности заключения гражданских браков всеми жителями страны, а лишь о “не имеющих в данный момент возможности зарегистрировать брак в Израиле”, но даже и применительно к ним НДИ не были даны никакие обещания, выходящие за рамки тех, что и так фигурировали “в программе данного правительства”, сформулированной за полгода до вхождения в него Авигдора Либермана.
Столь же неконкретные обязательства (собственно, их и обязательствами-то назвать нельзя) фигурируют и в третьем пункте коалиционного соглашения, касающемся реформы власти: “Стороны согласны, что следует добиться изменения системы власти и системы выборов, а также принятия Конституции Государства Израиль. С этой целью стороны проведут дополнительные консультации для выработки взаимоприемлемых предложений по этому поводу и вынесут их на утверждение правительства и Кнессета”. Кроме “проведения дополнительных консультаций”, которые должны закончиться неизвестно чем неведомо когда, никаких обещаний Эхуд Ольмерт Авигдору Либерману не дал.
Тема эвакуации еврейских форпостов, созданных поселенцами на контролируемых территориях, вообще не фигурирует в тексте соглашения, как, впрочем, и вопрос о “программе консолидации” или ее денонсации. Впрочем, “программа консолидации” действительно отложена в долгий ящик, но никакой заслуги (или вины) Авигдора Либермана в этом нет. Эту программу похоронили не депутаты НДИ, а ракеты “Хизбаллы”, о чем еще в конце августа написали все ведущие израильские газеты: “О смерти “программы консолидации” Ольмерт сообщил в ходе бесед с министрами” (Йоси Вертер в газете Ha’aretz за 17 августа 2006 года); “Программа одностороннего отступления из Иудеи и Самарии скончалась, не родившись, ровно через год после осуществления ее предшественницы – программы “размежевания” с сектором Газа” (Алуф Бен в газете Ha’aretz за 24 августа 2006 года); “Программа одностороннего отступления из Иудеи и Самарии, ради которой была создана победившая на выборах партия “Кадима”, потеряла актуальность” (Дан Маргалит в газете Maariv за 29 августа). Иными словами, правительство Эхуда Ольмерта действительно кардинально изменило свою политику на “палестинском направлении”, но Авигдор Либерман совершенно не был причастен к этому. Премьер-министр был вполне честен, когда отметил, что “основополагающие принципы политики правительства не претерпят каких-либо изменений в связи с присоединением партии НДИ к коалиции”.
Здравомыслящие люди в Израиле вполне понимают, насколько ни с чем остался Авигдор Либерман: неслучайно, согласно данным опроса, опубликованного 3 ноября газетой Ha’aretz, после вхождения в коалицию партия НДИ потеряла поддержку части своих избирателей: если бы выборы проходили сейчас, партия Либермана получила бы 15 мандатов (по предыдущему опросу того же социологического института она получала 18 мандатов). В опросе, который проводился с 28 октября по 4 ноября среди посетителей сайта Newsru.co.il и в котором приняли участие 4400 человек, 42 % (1829) заявили, что недовольны и разочарованы вступлением НДИ в коалицию. Учитывая, что посетители ведущего израильского русскоязычного новостного интернет-портала являются наиболее естественным электоральным потенциалом НДИ, 42 % противников коалиционного маневра А. Либермана – очень значительный процент.
Видные представители НДИ, отвечая на разумные вопросы, возникающие в этой связи, с трудом находят баланс между демагогическими разглагольствованиями о том, что они идут в коалицию “спасать страну” (можно подумать, что именно они – в большинстве своем не имеющие ни релевантного знания, ни опыта – лучше других знают, как это делать), и неприкрытым хамством; все это происходит при постоянном апеллировании к якобы обладанию тайным знанием, недоступным простым смертным.
У Авигдора Либермана и его “домовых” будет достаточно времени, чтобы попытаться доказать всем, что белое нужно отныне называть черным, и наоборот. Очевидно, что в конце октября произошла политическая капитуляция общественного деятеля, который на протяжении десяти и более лет строил свой образ как имидж несгибаемого человека, который всегда добивается своих целей, как бы трудно ни было их добиться. Мы не знаем, чем была реально вызвана метаморфоза в поведении А. Либермана, чем именно ему пригрозили в случае, если он возьмет курс на досрочные выборы, что привело бы к неминуемым отставкам Э. Ольмерта, А. Переца и большинства остальных министров. Никто и нигде добровольно не отказывается от власти, поэтому давить на А. Либермана стоило: ставки велики. Подобным образом давили и на никак не менее слабых политиков, начиная от Ариэля Шарона, и все они делали то, что делали, ради “спасения страны”, никак не ради чего-то другого. А. Либерман, естественно, использует ту же риторику. Давление на политика, следствие против которого не прекращается уже немало лет, принесло свои плоды – в истории израильской политики такое случается не впервые. А то, что аккурат спустя несколько дней после присоединения НДИ к правительству полиция рекомендовала закрыть дело против А. Либермана, – разумеется, чистая случайность. Впрочем, дело это скорее всего закрыто не будет, ибо сговорчивость лидера НДИ нужна не только сегодня, но и завтра.
Для “русского” Израиля эта капитуляция особенно тяжела: самые талантливые русскоязычные парламентарии Юлий Эдельштейн и Роман Бронфман уже не являются депутатами, прежде считавшийся политическим лидером общины Натан Щаранский объявил об уходе из Кнессета, умница и трудоголик Юрий Штерн борется со смертельной болезнью, а трое русскоязычных депутатов от “Кадимы”, оставшись без портфелей, совершенно не интересуют даже собственное партийное руководство. Капитуляция Авигдора Либермана – это в некотором смысле капитуляция всей русскоязычной общины Израиля, которая так и не смогла, несмотря на свою численность, добиться достойного ее положения в общественной жизни страны. Это фиаско вновь побуждает задуматься о бесперспективности модели авторитарного парламентаризма, которую А. Либерман воплотил в собственной фракции (где он высится, как Гулливер, известно в какой стране) и которую он пытается навязать всей стране в виде президентского правления. Слов нет: в сравнении с Моше Кацавом, особенно в его нынешнем положении, Либерман – сильный политик. Вот только разница между политическим (подчеркиваю: только и именно политическим) поведением этих людей значительно меньше, чем различия между ними. Никакой блеф и никакая демагогия о тайнах, разведке, спасении страны и так далее не в состоянии превратить беспринципную капитуляцию Авигдора Либермана в его триумф.

Д-р Алек Д. Эпштейн,
Институт Ближнего Востока и Открытый университет Израиля (www.iimes.ru)



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.