Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Краеугольные камни преткновения «

Краеугольные камни преткновения

Израильская контртеррористическая операция ставит в двусмысленное положение не только российскую власть, но и ее критиков.
Власть старается усидеть на двух стульях, осуждая неадекватные действия Израиля, но не безоговорочно, поскольку памятует о том, что точно так же действовала в контртеррористической войне с самопровозглашенной Ичкерией. Поскольку знает, что полумерами в войне с хорошо структурированной террористической организацией не обойтись.
Оппозиционеры либерального уклона, со своей стороны, оправдывают наступление на «Хизбаллу». И тоже не безоговорочно, и даже не без ужаса – все-таки слишком много жертв среди мирного населения. Все-таки еще недавно за точно такие же действия они порицали «российскую военщину». Все-таки гибнут дети, беременные женщины, и колеблются краеугольные камни либеральной демократии.
То, что происходит сегодня на Ближнем Востоке, хотим мы того или нет, заставляет вспомнить старые споры о том, надо было воевать с Дудаевым (а затем и с Масхадовым) или не стоило с ними вязаться.
После Буденновска было еще не вполне ясно. Казалось, уступим Басаеву сейчас, а через час возьмем реванш. Хасавьюрт был тоже уступкой, выбором меньшего зла. И тоже после того, как город Грозный со всем его мирным населением оказался в заложниках у мятежников. Но после 11 сентября все прогрессивное человечество с чувством глубокого удовлетворения наблюдало за тем, как Штаты забросали талибанский Афганистан бомбами.
После Ирака человечество снова усомнилось в пользе силовых решений. Потому резкие и, казалось бы, неадекватные действия «израильской военщины» повергли западную общественность в ступор.
А еще сравнительно недавно, в конце прошлого тысячелетия, она выступала по поводу бомбардировок Грозного с такими категорическими заявлениями: «Только преступник может серьезно рассматривать в качестве союзника в борьбе с разрушительным варварством государство, ведущее такую убийственную войну». То были камушки в огород правительств США и других стран Запада и, понятное дело, увесистый булыжник в адрес России. За ними следовали строгие указания: «Мы обязаны нетерпимо относиться к таким победам и с отвращением относиться к тем средствам, при помощи которых данные победы достигаются». Тут же следовал вопрос, который был сформулирован примерно следующим образом: «Только на минуту представьте себе общую реакцию, если бы Великобритания в конце XX века использовала мотив террористической угрозы для оправдания разрушительных действий в Ирландии?»
Вопрос был риторическим. Предполагалось, что нечто подобное невозможно в принципе для цивилизованного мира. Предполагалось, что с террористами можно договориться, если действовать с разбором, если их поделить на чистых и нечистых.
После кровавого мюзикла «Норд-Ост» от отечественных и зарубежных политических деятелей, от журналистов, артистов, от прочих граждан стали в большом количестве поступать заявления, суть которых состояла в формуле: «Мы категорически осуждаем тех, кто захватил заложников, но...». Затем выставлялись резоны теракта, предлагались аргументы в его пользу, объяснялась его необходимость. После штурма опять: «Мы глубоко скорбим по погибшим, мы не оправдываем террористов, но...» Далее снова следовали суровые предупреждения, что если правительство не выполнит требования покойных террористов и оставшегося в живых Басаева, то страну ждут новые акции чеченских боевиков, которые начнут минировать школы, детские сады и ясли.
Ключевым в этих словесных построениях всегда служил ощетинившийся, как противотанковый еж, разъединительный союз «но».
В одном из фильмов про Бонда был злодей вселенского масштаба доктор Но. Для смеха кинозрителей он шантажировал мир атомной бомбой. Комичный был персонаж. И артист Ахмед Закаев много раз говорил, что он не оправдывает теракты, но... И много раз пугал мир ядерной катастрофой, вдохновителем и организатором которой мог бы стать доктор Но, известный в миру как Басаев.
Мир после 11 сентября четко поделился на террористов и прочее человечество. Он в тот момент стал черно-белым. Через некоторое время либерально мыслящие политики и публицисты стали различать оттенки. Террористы не такие уж и сволочи, они же – мерзавцы по идейным соображениям, а значит, и не вполне мерзавцы... А радикально мыслящие исламские фундаменталисты приводили свои резоны: жертвы терактов в Нью-Йорке – не ангелы, они же все были на службе у капиталистов-кровососов. Может, это их расплата за чью-то вину...
23 октября 2002 года мир снова стал черно-белым, он снова четко поделился на террористов и остальное человечество. На этот раз, впрочем, совсем на одно мгновение; оттенки появились еще до того, как начался штурм и отстреляли захватчиков. Одна журналистка, принимавшая исповедь у террористов, обратила внимание на то, какие у них «чистые глаза». Другой журналист уже после штурма высказал предположение, что в лице налетчиков на «Норд-Ост» мы имеем последних террористов-романтиков. Еще один: «Да они никакие не террористы, поскольку денег не потребовали. Они только поговорили с нами на языке террористов».
«Норд-Ост» – тот же Буденновск, правда, несколько модернизированный и перенесенный на столичную сцену. В постановке террористического мюзикла видна стилистика режиссера Басаева. Прежде всего жертвоприношение заложников должно быть по возможности массовым. А дальше та же игра в свою обреченность, тот же расчет на сочувствие общественности, как российской, так и мировой, та же надежда на детонирующий эффект ТВ... Для пущей убедительности напрокат был взят гардероб и реквизит у шахидов.
Видимо, мотивы романтического мюзикла навели Басаева, худрука кавказской террористической труппы, на мысль организовать представление с еще более молодежной массовкой заложников – так случился бесланский ужас.
...Один из уроков 11 сентября состоял в различении двух вещей: террористические инфраструктуры – отдельно, а бедственное положение мусульманского населения в разных частях света – отдельно. Смешивать их была тьма охотников, в том числе и у нас. Американцы себе этого не позволили сделать. Не позволяют себе этого делать израильтяне. Наши доктора Но на этом выстраивают линию защиты и оправдания терроризма. Между тем в противостоянии ему давно настало время говорить без каких бы то ни было «но». Как когда-то мир заговорил с фашизмом. Тогда были свои доктора Но. Звали их «Мюнхен», пакт Риббентропа-Молотова...
Сейчас ситуация представляется еще более запутанной и даже безысходной. Как выразилась одна радикальная публицистка: «Нынешняя война на Ближнем Востоке – кошмар для либерально мыслящего человека». Самый большой «кошмар» для либерала, как я понял автора статьи, не в том, что убивают мирных граждан и детей в том числе, а в том, что не убивать их невозможно. Что убивать их приходится «либерально мыслящим людям», а либерально мыслящие журналисты должны оправдывать это.
К еще более категоричному выводу пришел другой журналист. Израиль, – полагает он, – стоит перед выбором: либо капитуляция, либо геноцид. А дальше логично предположить, что перед этим выбором рано или поздно окажется вся западная цивилизация. Но тогда весь либерализм со всеми его гуманистическими ценностями летит к черту.
Мы прежде жаловались, что нам всем приходится на протяжении веков выбирать между злом приемлемым и неприемлемым. Даже демократия, если верить Черчиллю, – всего лишь лучшее из зол. А тут западная цивилизация поставлена перед выбором двух совершенно одинаковых погибелей. Отныне нет меньшего и большего зла. И то и другое абсолютны в своей безумной ирреальной бесчеловечности.
Такой видится коллизия с высоты птичьего полета над цивилизацией. Но если снизиться, то можно заметить, что все не так безнадежно. Снизившись, мы обратим внимание на то, что «Хизбалла» – это вооруженная организация, находящаяся под крылом политической партии. Такого рода симбиоз довольно распространен с незапамятных времен. В эсеровской партии Чернова была Боевая организация Евно Азефа и Бориса Савинкова. И такое же разделение труда: одни идеологически крышуют других – тех, кто убивает. Что-то подобное, но более завуалированное было и у большевиков-ленинцев. Талибанизированный Афганистан дал кров Аль-Каиде. За государственный кров в Чечне сражались басаевские террористы.
Словом, раздвоение терроризма на политическую личину и вооруженную ипостась действительно старо, хотя по-прежнему эффективно в политическом и коммерческом отношениях. Активность боевиков со времен Азефа и Савинкова способствовала оживлению финансовых потоков в сторону террора.
В чем новация «Хизбаллы» как террористической организации? В том, что она снискала в Ливане еще и гуманитарный имидж. Она не просто захватила в заложники население целой страны, но и привязала его к себе социальными программами. «Стокгольмский синдром» в этом случае получает серьезную подпитку.
В чем специфичность таких антитеррористических войн, какая велась вчера в Чечне и какая ведется сегодня в Ливане, какая идет уже на протяжении нескольких лет с Аль-Каидой? В том, что Государству приходится воевать с Негосударством. Отсюда все сложности, трудности и ужасы.
Евгений Примаков, бывший разведчик, дипломат и премьер-министр, на днях по телевидению заявил, что «Хизбаллу» победить невозможно, потому что это политическая организация. Соглашусь, но ее военную инфраструктуру можно и нужно добить. Как это было сделано в Афганистане. Как это сделано в Чечне. Как это, надо полагать, будет в Ливане.
Говорят: а она снова воспроизведется. Тогда снова ее надо будет бомбить и не медлить с этой акцией. Это как с прополкой сорняков – нельзя запускать процесс.
Увы, терроризм стал естественным спутником глобализирующейся цивилизации. Как коррупция или наркобизнес. И то, и другое, и третье нельзя победить раз и навсегда, но можно и нужно ограничить и минимизировать.
Если армия террористов становится общественной организацией, то и противостоять ей должна общественная антитерроистическая сеть. Ее прообраз нащупан Спилбергом в фильме «Мюнхен». Тоже ведь доктор Но. На сей раз тот, который лечит.
И тогда никакой речи не может быть ни о капитуляции, ни о геноциде.

Юрий Богомолов
РИА «Новости»



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.