Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Для процветания всех надо учитывать интересы каждого «

Для процветания всех надо учитывать интересы каждого

– Дмитрий Анатольевич, год назад в интервью “Эксперту” вы говорили, что идеология, вокруг которой возможно сплочение элит, – это сохранение эффективного государства в существующих границах. Этот тезис близок к тому, что теперь называется суверенной демократией, или нет?
– В существенной мере именно это и имелось в виду. Сохранение государства в текущих границах, по сути, есть элемент государственного суверенитета. Что же касается самих понятий, то я бы ими не увлекался. Игра в термины – всегда некоторое упрощение. Мне кажется, “суверенная демократия” – далеко не идеальный термин, впрочем, как и любой другой. Гораздо более правильно говорить о подлинной демократии или просто о демократии при наличии всеобъемлющего государственного суверенитета. Если же к слову “демократия” приставляются какие-то определения, это создает странный привкус. Это наводит на мысль, что все-таки речь идет о какой-то иной, нетрадиционной демократии. И сразу же задается определенный угол зрения. Особенно в комментариях некоторых наших партнеров.
Демократия и государственный суверенитет должны быть вместе. Но одно не должно подавлять другое.
– Вы имеете в виду суверенное демократическое государство? И полагаете, что два прилагательных к государству – это перебор?
– Возможно, у меня на это более формальный взгляд, чем у моих коллег. Причина – мое юридическое образование. Меня учили, что есть триада признаков государства: форма государственного устройства, форма правления и политический режим. Это три кита, на которых стоит государство. Но если говорить о политическом режиме, форме государства, форме государственного устройства, то, конечно, демократия – абсолютно фундаментальная вещь. И ее можно противопоставлять только диктаторским и тоталитарным режимам. Что касается суверенитета, то не следует забывать, что он означает верховенство государственной власти внутри страны и ее независимость вне пределов государства. Поэтому, когда говорится о таком признаке государства, как суверенитет, имеются в виду именно эти качественные категории. Они в не меньшей степени важны, чем сама демократия. Но это все-таки понятия, находящиеся в разных плоскостях.
– Но есть страны, которые не являются полностью суверенными, потому что, например, у них нет собственной финансовой системы, хотя, конечно, есть границы и конституция...
– Здесь и находится корень расхождения между вашим пониманием и моим. Для меня “суверенитет” – понятие юридическое, а для вас – элемент экономического устройства страны. Это, на мой взгляд, разные вещи. Я приверженец конструкции реального политического суверенитета, т. е. суверенитета государства.
В выражении “суверенная демократия” просматривается еще и калька с английского sovereign democracy . Но для нас эта калька не вполне подходит. Во-первых, у нас разное понимание и правовой системы, и даже некоторых правовых терминов. Во-вторых, в этой конструкции термин sovereign , по-видимому, означает все-таки не “суверенный” в нашем понимании, а “государственный” или “национальный”. Из этой конструкции вытекает еще одна интересная вещь, о которой сейчас много говорят, – это идея суверенной экономики.
– То, что обсуждалось недавно на форуме “Деловой России”?
– Этот термин, откровенно говоря, мне нравится еще меньше. Если суверенная демократия – это демократия плюс жесткий государственный суверенитет, то это вполне обоснованно. Но если буквально трактовать термин “суверенная экономика”, то это государственная экономика. А ни вы, ни я, ни наши коллеги из “Деловой России” не являемся приверженцами идеи огосударствления экономики. Хотя нам периодически это и приписывают. Кроме того, если рассматривать термин “суверенитет” как эквивалент независимости, то возникает вопрос: что такое независимая экономика? Все экономики друг от друга зависимы, они не могут быть полностью независимыми в условиях глобализации. Более того, по ряду параметров мы стремимся к зависимости. Возьмем идею обмена промышленными активами в энергетике, столь популярную в последнее время. Это же прямая зависимость друг от друга. Европейцы нам говорят: вы нас ставите в сложное положение, мы начинаем избыточно зависеть от российских поставок газа. Но если мы осуществляем обмен активами, то тогда и мы попадаем в аналогичную зависимость. И это самая крепкая форма экономического взаимодействия.

Границы государства

– Как вы сами сказали, вам часто приписывают стремление создать в России систему госкапитализма. Как вы определяете границы участия государства в экономике? В каких отраслях вы рассчитываете на создание крупных и эффективных частных компаний?
– Я не считаю, что государство вообще не должно быть собственником хозяйствующих субъектов на нынешнем этапе развития. Но я и не считаю, что государство должно увеличивать свое присутствие в экономике. Государство – не очень эффективный собственник. Хотя некоторые государственные компании демонстрируют отнюдь не плохие показатели. Границы участия государства можно обозначить стратегическими секторами (оборонно-промышленный комплекс, трубопроводный транспорт, электрические сети, атомная энергетика). Это отрасли, в которых необходимы масштабные инвестиции и определение вектора развития на долгие годы. А также отрасли с низкой или отрицательной рентабельностью. Отрасли, теряющие позиции ввиду серьезной конкуренции, но которые необходимо сохранить по стратегическим соображениям (например, авиакосмический сектор). На нынешнем этапе требуется и сохранение специализированных финансовых институтов развития и поддержки внешнеторговой деятельности.
Практика последних лет показывает, что инвестиции в больших объемах идут в те компании, где есть доля государства. В период хаотично развивающейся экономики и корпоративных войн на протяжении всех девяностых годов доверие бизнесменов друг к другу было серьезно подорвано. И многие из них сейчас видят в лице государства надежного партнера.
Относительно крупных и эффективных частных компаний могу сказать, что такие сейчас есть в ТЭКе, черной и цветной металлургии, связи, розничной торговле. Подтягивается банковский сектор. Конечно, далеко не все они на фоне глобальных компаний значительны. Но на российском рынке они играют весьма заметную роль. С либерализацией экономики и развитием финансовых рынков Россия все больше интегрируется в мировую экономику. Не исключаю, что в целях конкуренции с мировыми гигантами уже в ближайшем будущем в России начнется процесс консолидации компаний. Государство намерено оказывать поддержку инициативам в этой сфере. Если это не будет создавать чрезмерные риски злоупотребления монопольным положением.
Кстати, в выступлении на петербургском форуме я нигде не говорил о поддержке создания только крупных государственных корпораций. Форма собственности не имеет особенного значения. Куда важнее их эффективность.

Земля в обороте

– Один из важнейших национальных проектов связан с развитием рынка недвижимости. Как говорят участники рынка, одно из главных ограничений его развития – дефицит земли под застройку. Компании, которые желают строить, сегодня уже не могут “выбить” землю из муниципальных органов власти ни за взятки, ни через аукционы, никак. Существует ли, на ваш взгляд, механизм, который позволит создать цивилизованный рынок земли?
– Вопрос свободного получения прав на земельные участки для жилищного строительства сегодня основной. Пока земля у нас не вовлечена в должной мере в экономический оборот. Она остается либо в государственной, либо в муниципальной собственности. Самый прозрачный и конкурентный механизм предоставления земельных участков – на открытых аукционах. В этом случае возможность приобрести права на земельный участок получают все желающие. Причем без всяких дополнительных поборов. А продавцы получают за земельный участок в бюджет наилучшую цену. Однако перед тем как земельный участок выставят на аукцион, он должен быть сформирован (проведен кадастровый учет, подготовлены градостроительные регламенты, технические условия и так далее). Сегодня этот процесс вызывает много сложностей у муниципалитетов, ведь раньше всем этим занимались сами застройщики. Но ничего сложного в этом процессе нет, надо просто этим заниматься. И те муниципалитеты, которые хотят развивать жилищное строительство, уже это делают. Кстати, недавно правительство России рассмотрело на своем заседании вопрос об изменениях в законодательстве о землеустройстве и о резервировании земли для целей строительства. Кроме того, мы продумываем вопрос о других механизмах вовлечения земли в оборот. Это касается снижения выкупных цен на землю и упрощения регистрации прав на недвижимость. А также перевода земель сельхозназначения в земли других категорий для жилищного, в том числе малоэтажного, строительства.
– В рамках программы “Доступное и комфортное жилье – гражданам России” очень много говорится об ипотеке и о снижении процентных ставок по ней. Почему акцент делается именно на этом, ведь сама по себе ипотека, стимулируя спрос, не решает другой проблемы – недостаточного предложения из-за малых масштабов жилищного строительства?
– Потому что ничего другого, кроме вариаций на тему ипотеки и близких к ней форм кредитования под обеспечение, в мире не придумано. Все остальные способы являются дополнительными и связаны со строительством социального жилья. Рассуждать иначе – значит плодить иждивенческие настроения.
Основная проблема сегодня состоит в сбалансированном стимулировании спроса и предложения на рынке жилья. Сегодня спрос действительно превосходит предложение. Именно поэтому в национальном проекте предусмотрены меры по увеличению строительства жилья, включая государственную поддержку обеспечения земельных участков коммунальной инфраструктурой, проведение земельных аукционов, снижение административных барьеров получения разрешения на строительство и другие. Но без реализации мер по увеличению платежеспособного спроса населения мы не сможем повысить доступность приобретения жилья для граждан. Сегодня лишь 11 процентов населения могут приобрести жилье за счет собственных и кредитных средств. Без развития долгосрочного ипотечного кредитования, даже если мы полностью остановим рост реальных цен на жилье, эта доля существенно не увеличится. А мы планируем к 2010 году увеличить ее до 30 процентов населения.
– Следующий вопрос, что и как строить. Все понимают, что концепция территориальной концентрации населения себя изжила. Необходимо попытаться продумать новую концепцию расселения, адекватную новому времени. Но как подойти к вопросу о новых городах, если у нас практически уничтожен институт генпланов?
– Действительно, во многих местах генпланов городов нет. Этим не занимались последние двадцать-тридцать лет. Их нужно создавать заново. Но это обязанность субъектов Федерации и муниципалитетов. А вообще новая концепция расселения – архисерьезная вещь. С одной стороны, нам ни в коем случае нельзя допускать унификации страны по производственно-барачному принципу. С другой – мы не можем и полностью игнорировать стандартизацию поселений, запросы промышленности.
– То есть это должно быть индивидуальное, но одновременно и индустриальное строительство?
– Индустриальное строительство, причем с учетом крена в строительство модульное. По-хорошему это, вообще-то, должна быть государственная программа. Но центр работы должен быть в субъектах Федерации. Подобные сигналы уже неоднократно давались нашим коллегам в субъектах. Кто-то, кто поживей, начал этим заниматься – генпланы готовятся. Кто-то пока еще раскачивается. Но без новых планов развития территорий делать в двадцать первом веке нечего.

Другие нацпроекты

– В рамках национальных проектов вы занимаетесь проектом образования. Каким наше образование должно быть, на ваш взгляд, – фундаментальным или прикладным?
– Это извечный вопрос образования. Что важнее – чистое универсальное знание или набор технологических приемов, работающих на практике? Ответ очевиден: и то и другое. Вопрос в пропорции. Она определяется двумя вещами: интересами самого учащегося и потребностями времени. Советская система образования, по мнению большинства аналитиков, была фундаментальной. Сегодня очевиден прагматический крен. Но ситуация изменилась настолько сильно, что уже нельзя так жестко разделять подходы. В современном мире накоплено столько знаний, и их количество так динамично растет, что уже невозможно, как несколько веков назад, определить тот минимум, который можно признать фундаментальным. Фундаментальными становятся умения учиться, отбирать и применять необходимую информацию, взаимодействовать, проектировать. Широкий кругозор здесь может только помочь. И вообще не следует забывать максиму, что “лучшая практика – это хорошая теория”.
– По поводу высшего образования существует точка зрения, что быстрый рост количества вузов и студентов – негативное явление, так как происходит девальвация дипломов и люди выходят неподготовленными ни к чему. Между тем это свидетельство высокого спроса на высшее образование, который надо не задушить, а удовлетворить. Возможно ли налаживание прямых финансовых и профессиональных связей между вузами и предприятиями, чтобы повысить качество образования, не снижая его доступности? Возможно ли стимулирование государством этих связей через налоговые преференции соответствующим частным компаниям и физлицам? Или есть какие-то другие механизмы?
– Рост числа вузов и студенчества характерен не только для России. Это мировая тенденция. И все страны ищут новые финансовые механизмы поддержки высшего образования. Мы сейчас прорабатываем ряд законопроектов по предоставлению налоговых преференций организациям, оказывающим поддержку образовательным учреждениям. Признанной стала идея формирования так называемых эндаументов (целевого капитала). Формируются и механизмы кредитования получения образования.
Кроме того, готовятся формы социального партнерства вузов. Создаются попечительские советы с участием социальных партнеров. Представители предприятий входят в ученые советы, с ними согласуются учебные планы, они участвуют в итоговой аттестации и контроле качества.
– Недавно в России была выдана первая в мире лицензия на осуществление операций на сердце с использованием клеточной терапии. Это представляется свидетельством высокого уровня нашей хирургии. Насколько высок уровень нашей медицины сегодня? Каким образом эти передовые технологии будут использованы для практического повышения качества медицинских услуг в России?
– Перечень современных достижений России в высокотехнологичной медицине весьма широк. В настоящее время отечественная медицина добилась успехов в лечении злокачественных новообразований различных органов и тканей, сосудистой патологии головного мозга и заболеваний сердца, родственной трансплантации печени. А также в применении уникальных оперативных технологий в челюстно-лицевой, абдоминальной и торакальной хирургии, при сочетанной и множественной травмах. Ведущие специалисты в этих областях приглашаются для проведения мастер-классов в зарубежные клиники.
Для тиражирования высоких технологий в России в рамках реализации приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения в 2006–2007 годах будут построены федеральные центры высоких медицинских технологий. К настоящему моменту принято решение о строительстве в ближайшие два года 15 центров по следующим направлениям: травматология, ортопедия и эндопротезирование; кардиохирургия; трансплантология; нейрохирургия; репродуктивные технологии; эндокринология. Центры будут работать в рамках выполнения государственного задания по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи населению Российской Федерации.
Кроме центров высокотехнологичной медпомощи, которые уже строятся, предполагается создание перинатальных центров в рамках работы над демографическим проектом. Решение о строительстве этих центров будет принято этой осенью.
– Одна из острейших проблем российского села – отток молодежи, которая чувствует себя оторванной от мира. Может быть, имеет смысл в рамках нацпроекта развития аграрного сектора заняться интернетизацией наших деревень, чтобы дать сельской молодежи “связь с миром”?
– Одним из мероприятий приоритетного национального проекта “Образование” является централизованное подключение в 2006–2007 годах всех общеобразовательных учреждений Российской Федерации (в том числе сельских школ), не имеющих в настоящее время широкополосного доступа, к сети Интернета. Школа – это центр жизни в деревне. Именно там и должно находиться “окно в мир”.

Про партийность президента

– Мы начали интервью с политического вопроса о “суверенной демократии” – идеи, которую берет на вооружение партия “Единая Россия”. Вопрос о партийной системе. Вроде бы ставка сделана на развитие партийной системы. Сильные политические партии должны стать основой парламентаризма и важным элементом всей политической системы страны. А должен ли президент страны быть членом партии?
– Считаю, что при развитой политической системе, где существует несколько крупных политических партий, президент должен быть партийным.
– Нет ли здесь парадокса – долго ждать, пока сложатся сильные партии. В то же время возможность выдвижения кандидата в президенты от партии стала бы политическим действием, резко усиливающим партийную систему.
– Вся жизнь состоит из парадоксов. Не уверен, что сейчас наше гражданское общество, а тем более все население страны готово к появлению партийного президента. Либо это будет ситуация, когда президент формально партийный, но фактически является внеполитической фигурой (что, собственно, отчасти просматривается в нашей Конституции). Но тогда это не развитая партийная система. Говорить же о том, что президент должен обязательно “выйти из шинели” какой-то одной партии, пусть даже очень просторной, сегодня преждевременно. Но то, что в перспективе будет именно так, для меня очевидно.
– Спасибо за столь обширное интервью.

Валерий Фадеев, “Эксперт”



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.